Ходатайство о признании доказательства недопустимым

Ходатайство о недопустимости доказательств

Одним из действенных способов защиты в судебном процессе может стать ходатайство о недопустимости доказательств. Ведь в ходе рассмотрения дела сторонами могут предоставляться доказательства по гражданскому делу, не соответствующие обстоятельствам дела. И на основе которых какие-либо выводы делать недопустимо.

Другими способами оспорить представленные в материалы дело материалы могут быть ходатайство об исключении доказательства, о фальсификации доказательств. Если речь идет не о «порочности» самого доказательства или способа его предоставления, а о предоставлении контраргументов, в суд подается ходатайства о дополнительных доказательствах.

Случаи, когда ходатайство о недопустимости доказательств может стать перспективным, а также рекомендации по составлению документа отражены ниже. Также на сайте доступна консультация юриста, если необходимо учесть индивидуальные особенности спора.

Ходатайство о недопустимости доказательств

Пример ходатайства о недопустимости доказательств

Ходатайство о недопустимости доказательств

В производстве Кыринского районного суда Забайкальского края находится гражданское дело по иску Каштановой Александры Матвеевны к Леваеву Олегу Дмитриевичу о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, а именно жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: с. Кыра, пер. Дзержинского, 32. Исковые требования связаны с наличием притязаний третьих лиц в отношении земельного участка, являющегося объектом договора, отсутствие которых на момент подписания договора 16.07.2021 г. являлось его существенным условием.

Ответчик в предоставленном суду отзыве на исковое заявление пояснил, что до продажи дома и земельного участка с Речкуновым М.С. достигнута устная договоренность о выплате денежной компенсации за 2 сотки земельного участка, который неправомерно был захвачен Ответчиком и огорожен. В подтверждении своих доводов на основании ходатайства о приобщении документов в материалы дела представлен график платежей между Ответчиком и Речкуновым М.С., от 10.03.2021 г., подписанный сторонами, и расписки о получении денежных средств и отсутствии претензий.

Приобщенный к делу вышеуказанный документ является недопустимым доказательством и подлежит исключению из материалов дел. В соответствии со ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое уже имеет собственника, может быть приобретено на основании сделки об отчуждении такого имущества. В соответствии со ст. 550 ГК РФ договор купли-продажи недвижимости составляется в письменной форме. Согласно ст. 551 ГК РФ он подлежит государственной регистрации.

Представленный Ответчиком график платежей является недопустимым доказательством, поскольку не является составной частью какого-либо договора, в том числе предварительного. В самом графике и расписках о получении денежных средств отсутствует указание, для каких целей они были составлены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 35, 60 ГПК РФ,

  1. Признать график платежей между Леваевым О.Д. и Речкуновым М.С., расписки о получении Речкуновым М.С. денежных средств от Леваева О.Д., недопустимыми доказательствами и исключить их из перечня доказательств по гражданскому делу № 4-412/2021 по иску Каштановой А.М. к Леваеву О.Д.

20.08.2021 г. Каштанова А.М.

Когда используется ходатайство о недопустимости доказательств

О недопустимости доказательства речь идет тогда, когда законом установлено, что определенные обстоятельства могут подтверждаться только определенными средствами доказывания. Например, в делах о возмещении ущерба от преступления, факт совершения такого преступления подтверждается исключительно приговором. Для возмещения ущерба в ДТП потребуется представить суду акт о ДТП и постановление о возбуждении (отказа в возбуждении) дела об административном правонарушении и т.п. При обращении в суд с иском о признании договора незаключенным, а именно договора займа по факту его безденежности, не могут служить доказательством свидетельские показания.

То есть основанием для такого заявления в суд являются нормы материального права – ГК, СК, ТК РФ. В публикациях, посвященных отдельным искам, приведен примерный перечень доказательств. Стоит изучить, на что ссылается оппонент и обратиться к правовым нормам, регулирующим такие отношения.

Как составить и подать ходатайство о недопустимости доказательств

Самостоятельное обращение в суд подразумевает минимальную осведомленность о способах доказывания своей правовой позиции. Доказательства по гражданскому делу должны соответствовать ряду требований: получены законным способом, это должны быть оригиналы документов и др. Недопустимость доказательства означает, что по данному делу доказываемое обстоятельство устанавливается другими средствами.

Документ должен быть составлен в письменном виде, что позволит приобщить его к делу и в силу чего суд обязан будет дать оценку такому ходатайству в судебном решении. В дальнейшем на недопустимость доказательства можно будет ссылаться и при подготовке апелляционной жалобы.

В текст ходатайства о недопустимости доказательств включаются:

  • наименование того доказательства, которое является недопустимым и подлежит исключению из материалов дела;
  • причины, по которым такое доказательство является недопустимым.

В просительной части ходатайства излагается просьба признать конкретное доказательство недопустимым и исключить его из материалов гражданского дела.

Документ должен быть подан в суд до начала судебных прений. Рассматривается ходатайство в судебном заседании с учетом мнения участвующих в деле лиц. Результаты рассмотрения ходатайства о недопустимости доказательств оформляются в определении суда либо внесением записи в протокол судебного заседания.

Уточняющие вопросы по теме

Как поступить, если суду предоставляются заявления о подложности доказательства, а суд не приобщает их к материалам дела и не рассматривает? И сразу же назначает судебно-медицинскую экспертизу.

Подайте это заявление через канцелярию с регистрацией в журнале входящей корреспонденции или отправьте в суд по почте, с уведомлением. Ознакомьтесь с протоколом с/з, если там отсутствуют сведения о поданном вами ходатайстве, пишите замечания на протокол.

Собственник комнаты в нашей коммунальной квартире подал на меня и соседку исковое заявление в суд о чинении ему препятствий в пользовании его комнатой, чем мы ему причинили моральный вред. который он оценивает в 20 млн. рублей. В качестве доказательства этого, он представил заявление в полицию о том, что я заменила замок в мае 2017г. и не давала ему комплект ключей (что не соответствует действительности и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое основывается только на ложных сведениях собственника (меня и соседку не опрашивал участковый). При этом замена замка и отказ предоставить ему ключи ничем не доказаны, не был вызван наряд полиции, не был составлен Акт проверки замены замка и т.д. Кроме того, он также представил телеграмму, с просьбой предоставить ему ключи (которую мы не получали).
Суд не исследовал эти доказательства (ни истца. ни нас-ответчиков в суде не было). Но положил их в основу решения суда и обязал нас не чинить собственнику препятствия, в возмещении морального вреда отказал.
Собственник подал апелляционную жалобу желая компенсировать моральный вред в размере 20 млн руб.
Являются ли заявление, отказное постановление и телеграмма допустимыми доказательствами чинения препятствий? Да еще спустя два года?

Такие доказательства не являются допустимыми. Вы можете также обжаловать решение суда, сославшись на ваше отсутствие в деле доказательств о наличии препятствий.

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ)

Следователю СО ОМВД России по району _____ г. Москвы

младшему лейтенанту юстиции Л

От адвоката МКА «Легис Групп»

125047, г. Москва, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4,

4 этаж, Бизнес центр Лесная Плаза, тел.: _________________

по уголовному делу № 266056, действующего в интересах Э, по обвинениюнию в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми

В производстве СО ОМВД России по району ___________ города Москвы, находится уголовное дело №266056, возбужденное по признакам состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В соответствии с п.4 ст.217 УПК РФ, по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

Я и мой подзащитный ознакомлены с материалами уголовного дела, мною изучены и проанализированы материалы уголовного дела, в которых имеются нарушения уголовно-процессуального закона, как я считаю, доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела являются недопустимыми и соответственно прихожу к следующему выводу.

Протокол личного досмотра и изъятия составлен 31.12.2013 г. в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., протокол задержания подозреваемого был составлен 01.01.2013 г. в 15 час. 00 мин., второй протокол личного досмотра и изъятия составлен в период времени с 18 час.40 мин. по 18 час. 55 мин., спустя почти сутки, что является нарушением действующего законодательства Российской Федерации, также возникает вопрос, почему было составлено два протокола, когда ничто не мешало составить один протокол и указать в данном протоколе все изъятое у Э.

Мой подзащитный с 18 час. 25 мин. 31.12.2013 г., был фактически лишен возможности свободно передвигаться, следовательно, с момента задержания были ограничены его права и свободы как человека и гражданина Российской Федерации, мало того как говорит мне Э. на него оказывалось психологическое давление оперативными сотрудниками в течение вышеуказанного времени, также у Э. был изъят рюкзак в момент задержания, лишь после того как его доставили в отдел полиции ему вернули рюкзак.

В соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В ст.9 УПК РФ указано, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

Вместе с тем, срок задержания отсчитывается с момента фактического задержания, а не с момента доставления в орган или составления протокола, 48 часовой срок задержания, согласно статье 128 УПК РФ, исчисляется в часах, т. е. закон допускает округление без учета минут.

Следователь в своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. указывает: …«Э. в период времени с 08 часов 00 минут до 12 часов 00 минут оказывал содействие оперативным сотрудников в изобличение лиц, занимающихся сбытом наркотических средств»…, доводы защиты подтверждаются, что Э был фактически задержан, и оказание содействие следствию, является по сути ограничением свободы человека.

В соответствии со ст.92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса, то есть данные протоколы составлены в разрез ст. 91-92 УПК РФ.

С момента доставления моего подзащитного в ОВД по району ________г.Москвы, ему не был предоставлен защитник, также в материалах уголовного дела, не указано в какое время мой подзащитный был доставлен к следователю СО ОМВД России по району ________ г.Москвы У.

В соответствии со ст.48 Конституции Российской Федерации, где указано следующее, каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В соответствии с п.1 ст.16 УПК РФ, подозреваемому и обвиняемому, обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Также хочется отметить, что моему подзащитному не была предоставлена возможность с момента фактического задержания, уведомить родственников о своем задержании.

В соответствии со ст.96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

10.01.2014 года, следователь СО ОМВД России по району ___________ г.Москвы лейтенант юстиции У., вынес постановление о назначении судебной химической экспертизы, лишь 21.02.2013 года, защитники были ознакомлены с постановлением о назначении судебной химической экспертизы.

Следователь в нарушение требований ч. 3 ст. 195 УПК РФ, не ознакомил защитников с постановлением о назначении судебной химической экспертизы, так как у защитников имелось ходатайство о внесении в постановление, о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту, нарушив тем самым право моего подзащитного и защитников при назначении и производстве судебной экспертизы, лишив возможности реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 198 УПК РФ, при производстве судебной экспертизы обвиняемый и его защитники, имеют целый ряд прав, которые могут быть реализованы только на этапе назначения экспертизы, т. е. до начала ее проведения.

Невыполнение следователем обязанности по ознакомлению стороны защиты с постановлением о назначении судебной экспертизы является прямым и грубым нарушением не только УПК РФ, но и Конституции Российской Федерации, т. е. нарушением принципа законности уголовного судопроизводства.

Непредставление следователем стороне защиты возможности ознакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы является нарушением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон, лишением обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

В своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. следователь указывает: … «Защитнику К и обвиняемому Э. было известно о том, что назначена и проводится судебная химическая экспертиза, так как данная информация была указана в постановлении о продлении срока предварительного следствия, а также в ходатайстве о продлении срока содержания обвиняемого Э. под домашним арестом, с которыми они были ознакомлены в Замоскворецком районном суде города Москвы»…, защита не согласна с данными доводами следствия, так как уголовно-процессуальным законом предусмотрена норма (производство судебной экспертизы), в которой указана, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Читайте также:  Ходатайство о назначении медицинской экспертизы

Вместе с тем, хочу еще раз обратить внимание на протокол личного осмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленного в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., в данном протоколе указано, следующее: …«при личном досмотре, у досматриваемого Э. обнаружено и изъято два куска коричневого цвета предположительно растительного происхождения, которые были обвернуты в фальгу»…, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г., указано: … «а также приобретенное наркотическое средство – гашиш, распределил на семь кусков»…, хочу обратить внимание, что данные процессуальные документы не могут лечь в основу обвинения, так как являются недопустимыми доказательствами полученные с нарушением.

В соответствии с п.3 ст.7 УПК РФ, нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Статья 88 УПК РФ гласит о том, что прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

Вместе с тем, в соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 53, 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Признать доказательства недопустимыми и исключить из перечня доказательств:

— протоколы личного досмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленные в период времени с 18 час. 40 мин. по 18 час. 55 мин., и с 18 час. 25 мин. и 18 час. 40 мин.;

— протокол задержания от 01.01.2014 г. составленный в 15 час.00 мин.;

— постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г.;

— постановление о назначении судебно химической экспертизы от 10.01.2014 г.;

— заключение эксперта № 17 от 17.02.2014 г.

  1. О принятом решении уведомить Э. и его защитников.

Адвокат МКА «Легис Групп»

___________ ________________ «___»____________ 2014 года.

Ходатайство о признании доказательства недопустимым

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Ходатайство о признании доказательств недопустимыми (по уголовному делу)

Следователю ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области

адвоката А. А.,
(адвокатский кабинет, г. Омск, ул. .
.

ходатайство о признании доказательств недопустимыми

30.01.2009г. следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области капитаном юстиции Ф. вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Л. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ .

2 марта 2009г. следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области капитаном юстиции Ф. было вынесено два постановления о назначении фоноскопических судебных экспертиз, объектом которых являлись фонограммы, записанные на оптический диск DVD+R / №PEP6К8L110200840/ и на оптический диск CD-R / №3115МВ202LY10472/.

Указанные оптические диски с фонограммами, являются недопустимыми вещественными доказательствами по следующим основаниям.

1. Как следует из заключения эксперта № 415, 416 и 417, 418, на экспертизу представлены:

Как указывает эксперт, «упаковка нарушений не имеет».

Как следует из исследовательской части обоих заключений (практически идентичных по содержанию, за исключением приложения), «..материал поступил на исследование в упакованном виде. Упаковка представляет собой пакет из бумаги белого цвета размером 210×148 (и 209×149) мм. (иллюстрация 1). Края пакета скреплены металлическими скобами. На пакете имеется сопроводительная надпись, выполненная рукописным способом красящим веществом синего цвета, «видио ОРЧ КМ БЭП-1 УВД диск 25с» (и, соответственно, «аудио ОРЧ КМ БЭП-1 УВД диск 27с»).»

Упаковка, как следует из заключения экспертов, не имеет ни печати органа, производящего ОРМ, ни подписей, ни иных средств «защиты», делающих невозможным или затруднительным вскрытие конверта без последствий в виде видимых внешних его повреждений. Упаковка с помощью степлера «опечатыванием» являться не может.

Согласно статье 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Согласно части 1 статьи 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Как следует из статьи 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Согласно статье 8 Закона «Об ОРД», фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами… В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Уголовно-процессуальное законодательство определяет порядок использования фонограммы следователем в статье 186 УПК РФ, часть 6 которой указывает, что «следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств».

Таким образом, полученные в рамках ОРМ «оперативный эксперимент» фонограммы не опечатывались, следователю передавались не в опечатанном, а в упакованном виде. Законодательство содержит императивные нормы, указывающие на обязательность опечатывания, не соблюдение процедуры в данном случае не может считаться несущественным нарушением норм процессуального права. Невыполнение указанных требований закона делает невозможным в стадии предварительного следствия признать данную фонограмму вещественным доказательством, так как невозможна проверка данного доказательства в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ, согласно которой «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности».

2. К русскому языку. Слова «опечатывать» и «упаковывать» не являются синонимами в русском языке, означают разные действия и процедуру.

Так, «Новый словарь русского языка» значение УПАКОВЫВАТЬ определяет как «складывать багаж, вещи, собирая вместе, увязывать их». (Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Автор Т. Ф. Ефремова. Печатное издание М.: Русский язык, 2000)

Толковый словарь В. Даля определяет значение УПАКОВЫВАТЬ как «укладывать вещи, для отсылки, перевозки; завертывать и складывать в ящики, бочки, в тюки, и увязывать. -ся, быть упаковану»

По «Словарю русского языка» УПАКОВЫВАТЬ – (несов. упаковывать и паковать). Уложить, увязать в пакет, в тюк. Упаковать книги. Я унес портрет в столовую и бережно упаковал его в тюк с подушками и одеялом. Каверин, Два капитана. (Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 2 – 1999)

Между тем, ОПЕЧАТЫВАТЬ понимается как накладывать государственную печать для сохранения в неприкосновенности. (Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Автор Т. Ф. Ефремова. Печатное издание М.: Русский язык, 2000)

ОПЕЧАТАТЬ – сов., перех. (несов. опечатывать). Наложить печать на что-л. для сохранения в неприкосновенности; запечатать (Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 2 – 1999)

Таким образом, если «опечатывание» (в русском языке) понимается как «наложение печати», то «упаковывание» означает «складывание, укладывание вещи»..

С указанием эксперта о том, что «упаковка нарушений не имеет» трудно не согласиться, потому как «упаковка» по определению не может иметь нарушений, в отличии от опечатанной упаковки. Скрепление упаковки степлером также не превращает ее в «опечатанную», хотя бы по той простой причине, что раскрепить металлические скобы, произвести манипуляции с диском и снова скрепить без видимых повреждений не представляет труда любому неспециалисту, это является общеизвестным фактом.

3. Заключения экспертов № № 415, 416 и 417, 418 являются недопустимыми доказательствами, так как представленные эксперту следователем оптические диски с фонограммами, которые должны были стать объектами исследования не соответствуют тем дискам с фонограммами, которые фактически исследовали эксперты.

Как следует из заключения эксперта № 415, 416 на экспертизу представлены (согласно Постановления о назначении фоноскопической судебной экспертизы):

Как следует из заключения эксперта № 417, 418 на экспертизу представлены (согласно Постановления о назначении фоноскопической судебной экспертизы):

Однако, из Заключения экспертов № 415, 416:

«При вскрытии упаковки из нее был извлечен стандартный DVD+R диск (см. иллюстрацию 2). На диске имеются надписи, выполненные типографским способом, «TDK DVD+K 1-16x 4.7 GB DATA/VIDEO RW DVD+R». Вокруг установочного отверстия имеются маркировочные обозначения

Из Заключения экспертов № 417, 418:

«При вскрытии упаковки из нее был извлечен стандартный CD-R диск (см. иллюстрацию 2). На диске имеются надписи, выполненные типографским способом, «CD-R LG 100MB 80 min 52x COMPACT disc Recordable». Вокруг установочного отверстия имеются маркировочные обозначения

Таким образом, следователем предоставлялся эксперту диск с номером: PEP6К8L110200840

При вскрытии конверта эксперт обнаружил там диск с номером: PFP6K8 1 110200840

Второй диск представленный следователем эксперту имел номер: 3115МВ202LY10472

При вскрытии конверта эксперт обнаружил диск с номером: 3115МВ202LH10472

Вышеуказанные заключения экспертов не являются в связи с вышеизложенным относимыми и достоверными доказательствами.

Можно предположить, что подмена дисков («упакованных» степлером бумажных пакетов) стала возможной в результате нарушения вышеуказанных норм статей 8 Закона «Об ОРД» и статьи 186 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 88 УПК РФ, прошу:

признать недопустимыми доказательства по уголовному делу № 353942:

  1. фонограммы, записанные на оптический диск DVD+R / №PEP6К8L110200840/ и на оптический диск CD-R / №3115МВ202LY10472/.
  2. Заключение эксперта № 415, 416 ЭКЦ УВД по Омской области;
  3. Заключение эксперта № 417, 418 ЭКЦ УВД по Омской области.

__________________ Адвокат А. А. 03.04.2009г.

См. другие документы по данному уголовному делу :

Ходатайство об истребовании доказательств существенности причиненного преступлением вреда

Жалоба на постановление следователя об отказе в предоставлении фонограмм

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению». При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст. 256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

Читайте также:  Ходатайство о направлении материалов дела по месту жительства

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке. При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т. и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т. пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений. Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством. Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств. Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст. 121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Квалифицированная юридическая помощь по уголовным делам связанным с наркотиками.

Обжалование приговоров, составление жалоб, оценка дела, разработка стратегии защиты – во всех регионах!

Защита адвокатами по наркотикам в Москве и Московской области.

+ 7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60

Иногда суды желают создать видимость соблюдения уголовно-процессуального законодательства. В этом случае суд может частично удовлетворить ходатайство, и исключить малозначительное доказательство, которое не повлияет на разрешение дела по существу. В судебной практике, чаще всего исключаются из доказательств показания подозреваемого, обвиняемого, очные ставки, не подтвержденные в суде, данные в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, а также объяснения указанных лиц.

Показания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, если ему не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке и предположении. Крайне редко суды исключают основополагающие доказательства, например, протокол обыска и изъятия наркотических средств и оружия. Исключение одного такого доказательства автоматически влечет признания недопустимыми доказательствами всех производных от него доказательств по правилу «плодов отравленного дерева» и может привести к оправдательному приговору.

Хочу затронуть еще одну проблему, касающуюся процессуального порядка исключения доказательств.

В соответствии со ст. 235 УПК РФ суд может рассматривать и разрешать ходатайства об исключении доказательств на стадии предварительного слушания. Исключение доказательств именно на этой стадии имеет своей целью оградить суд от воздействия на него доказательств, полученных с нарушением закона.

Приведем пример. Суд рассматривает уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ. В ходе предварительного слушания исключается протокол обыска, в ходе которого был изъят пистолет. Фактически протокол обыска является основополагающим процессуальным документом, на котором строится вся доказательственная база по уголовному делу. И в этом случае необходимо исключить из доказательств заключение эксперта, показания понятых и др. доказательства.

Очевидно, что такое решение суда приведет к завершению судебного разбирательства. Исключение из доказательств протокола обыска будет означать необходимость вынесения оправдательного приговора. Нормы УПК РФ не позволяют в ходе предварительного слушания принимать решение об оправдании подсудимого. Анализ судебных актов Верховного Суда РФ позволяет сделать вывод, что суды в ходе предварительного слушания крайне редко исключают доказательства, особенно те, которые являются основополагающими.

Суды стараются сохранить видимость беспристрастности и «нейтралитета» до более поздних стадий судебного разбирательства и одновременно постараться исследовать недопустимое доказательство в ходе судебного следствия. Именно по этой причине сторона защиты редко заявляет ходатайство об исключении доказательств на предварительном слушании, понимания, что в удовлетворении ходатайства суд откажет, а прокурор получит возможность для «нейтрализации» последствий допущенных нарушений в дальнейшем.

Таким образом, сложившаяся судебная практика превращает ст. 235 УПК РФ в «мертвую» процессуальную норму. Рассмотрим позицию стороны обвинения при рассмотрении ходатайств об исключении недопустимых доказательств, а именно, прокурора участвующего в судебном следствии. Согласно п. 1.9 приказа Генерального прокурора РФ от 6 сентября 2007 г. № 136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия», а именно п. 1.9 «прокурор осуществляя надзор за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия, должен добиваться соблюдения требований ч. 3 ст. 7 и ст. 75 УПК РФ о недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением установленного законом порядка».

В соответствии с. ч. 1 ст. 21 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» предметом надзора являются соблюдение Конституции Российской Федерации и исполнение законов, действующих на территории Российской Федерации. По смыслу вышеприведенных правовых норм, в случае выявления доказательств, полученных с нарушением закона, прокурор (государственный обвинитель) не вправе, а обязан признать данное доказательство недопустимым либо самостоятельно ходатайствовать об этом перед судом. И только в редких случаях государственный обвинитель соглашается исключить малозначительное доказательство.

Автором изучено около ста уголовных дел (в том числе и непосредственное участие в их рассмотрении). Ни в одном из них государственный обвинитель не заявил ходатайства об исключении доказательств, полученных с нарушением закона органами дознания и следствия, как будто ими никогда закон не нарушается. На основании анализа судебно и прокурорской практики признания доказательств недопустимыми можно сделать несколько выводов.

Судебная практика изобилует случаями нарушения уголовно-процессуального закона относительно признания доказательств недопустимыми и часто идет на нарушения норм связанных с процедурой исключения. Варианты вынесения решений по этому поводу были описаны автором в статье. Такие отступления от закона указывают на то, что суды не готовы соблюдать закон в части признания доказательств недопустимыми и в целом беспристрастно рассматривать уголовное дело.

Прокурорская практика указывает на то, что государственные обвинители часто, не выполняют требования процессуального закона, препятствуют стороне защиты и суду в реализации конституционного положения об исключении недопустимых доказательств. Такие действия можно обосновать только тем, что интересы поддержания обвинения превалируют над интересами соблюдения законности. Формальный подход к рассмотрению ходатайств о признании доказательств недопустимыми с точки зрения закона, будет свидетельствовать о нарушении принципа законности при принятии судом процессуального решения об исключении доказательств.

Автор: О.Н. Палиева

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

Ходатайство об исключении доказательств

Ходатайство об исключении доказательств – это документ, который адвокаты-защитники довольно часто заявляют следователю или суду, работая по уголовным делам.

Дело в том, что по уголовным делам, защитнику постоянно приходится оценивать собранные по делу доказательства. При этом преследуется цель – оценить доказательства, на которых сторона обвинения пытается привлечь то или иное лицо к уголовной ответственности, с позиции их относимости, допустимости и достоверности. Вопросы признания доказательств недопустимыми уже были рассмотрены в одной из публикаций (Доказывание в уголовном процессе). Здесь же представлен образец ходатайства об исключении доказательств по уголовному делу.

Поскольку одинаковых уголовных дел не бывает, по каждому уголовному делу ходатайство об исключении доказательств будет содержать различные основания.

В данной заметке представлю читателю ходатайство об исключении доказательств, которое было мной когда-то составлено по одному из дел, рассмотренных с моим участием (сведения об участниках по понятным причинам мной исключены).

Ходатайство об исключении доказательств Образец

В Ленинский районный суд г. Тюмени
адвоката Тюменской межрегиональной
коллегии адвокатов Сидорова А.С.
защиту подсудимого Т.,
обвиняемого по ст. 162 ч. 2, ст. 162 ч. 2 УК РФ,
место нахождения – учреждение ИЗ 72/ 1 г. Тюмени
Копия: Прокурору Ленинского АО г. Тюмени

ХОДАТАЙСТВО
об исключении доказательств

В производстве Ленинского районного суда г. Тюмени находится уголовное дело №200503091001, возбужденное в отношении Т. и П. по признакам состава преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 , ст. 162 ч. 2 УК РФ

При ознакомлении с материалами дела выяснилось, что некоторые доказательства получены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

1) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей А. обвиняемых Т. (том 1 л.д. 25-26) и П. (том 1 л.д. 100-102)

Согласно показаниям потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67), свидетелей А. (том 1 л.д. 68-72), Н. (том 1 л.д. 96-99) потерпевшая сразу же после задержания якобы узнала в Т. и П. лиц, напавших на нее.

Вместе с тем, в соответствии с ч.3 ст. 193 УПК РФ не может проводиться опознание лица тем же опознающим и по тем же признакам.

Кроме того, согласно требованиям ч. 2 ст. 193 УПК РФ опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленное для опознания лицо, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать.

Однако в протоколе допроса потерпевшей А., который предшествовал опознанию (том 1 л.д. 21-23), нет сведений не только о том, по каким приметам и особенностям она может опознать напавших на нее лиц, но нет вообще речи о том, что она вообще кого-либо может опознать.

В ч. 7 ст. 193 УПК РФ говорится о том, что, если опознающий указал на одно из представленных ему лиц, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данное лицо.

В случае предъявления Т. для опознания потерпевшей А. в протоколе указанного следственного действия значится: «Данного молодого человека я опознаю по росту, по телосложению, по чертам лица и по одежде, т.к. он одет в куртку темного цвета». Вместе с тем, указанные признаки не являются частными признаками внешности человека, т.к. темные куртки носят многие люди похожие на Т. ростом и телосложением. Конкретные же черты лица, по которым она опознала его, потерпевшая не назвала.

В объективности результатов опознания обвиняемых Т. и П. потерпевшей А. вызывает сомнение и тот факт, что в сумерках (около 18-00 часов 20 марта) в положении вниз лицом (согласно ее показаний – том 1 л.д. 21-23) она вообще могла рассмотреть черты лица напавших на нее лиц.

Об этом, в частности, говорится и в ее протоколе допроса: «Парней опознать смогу. Который вырвал у меня сумку, выглядел следующим образом: на вид 23-25 лет, ростом около 175 см, среднего телосложения, кожа лица светлая, волосы короткие светлые. Черты лица я описать затрудняюсь» (том 1 л.д. 62-67).

При этом, не совсем понятно ее утверждение о том, что она может опознать напавших на нее лиц, после того как опознание уже было проведено. До проведения опознания, как отмечалось выше, она об этом не заявляла.

2) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей К. обвиняемых Т. (том 2 л.д.120-123) и П. (том 2 л.д. 126-129)

Так, потерпевшая К. в ходе предварительного допроса пояснила, что опознать нападавших на нее лиц сможет. Однако в протоколе ее допроса также нет сведений о том, по каким приметам и особенностям она сможет их опознать (том 2 л.д. 44-47).

В объяснении же потерпевшей К. об обстоятельствах совершенного на нее нападении, написанном при обращении в органы внутренних дел, говорится о том, что у одного из нападавших «черные волосы» (том 2 л.д. 7) Однако, ни у одного из обвиняемых по делу – ни у Т., ни у П. нет «черных волос».

Читайте также:  Образец ходатайства о назначении почерковедческой экспертизы

В ходе самого опознания потерпевшая К. также не назвала характерных примет или особенностей, по которым она опознала обвиняемых Т. и П.

Таким образом, в данном случае органами предварительного следствия также нарушены требования ч. 2 и ч. 7 ст. 193 УПК РФ.

3) Нарушен порядок, предусмотренный ст. 193 УПК РФ, опознания предметов, представленных для опознания потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102), поскольку в своих показаниях, предшествовавших опознанию (том 2 л.д. 44-49), они не назвала ни одной конкретной приметы или особенности, по которым сможет опознать свои вещи, заявляя в некоторых случаях, что ее вещи «без примет». В ходе опознания предметов она также не назвала ни одного признака, по которым она определила, что та или иная вещь принадлежит именно ей.

4) Нарушены требования ч.3 ст. 195 и ст. 198 УПК РФ, предъявляемые к порядку назначения судебных экспертиз

Так, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31).

Однако с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы потерпевшей А. от 21 марта 2005 года (том 1 л.д. 31) обвиняемый Т. был ознакомлен только 14 апреля 2005 года (том 1 л.д. 30), а обвиняемый П. – 28 марта 2005 года (том 1 л.д. 28), т.е. после производства указанной экспертизы.

В деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2745 потерпевшей К. (том 2 л.д.109).

С постановлением о назначении указанной экспертизы обвиняемые Т. и П. были ознакомлены лишь 15 апреля 2005 г. (том 2 л.д.111, л.д. 112), т.е. также после проведения экспертизы, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 9 апреля 2005 года, тогда как сама потерпевшая К., судя по материалам дела, была ознакомлена с постановлением еще до его вынесения следователем, т.е. 8 апреля 2005 г. (том 2 л.д. 110).

Кроме этого, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34).

С указанным постановлением обвиняемый Т. был ознакомлен 14 апреля 2005 г. (том 2 л.д.32), а обвиняемый П. 15 апреля 2005 года (том 2 л.д.33), , т.е. после ее проведения, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 29 марта 2005 года (том 2 л.д. 31).

Учитывая указанные обстоятельства, обвиняемые Т. и П. не смогли своевременно ознакомиться с постановлениями о назначении указанных судебных экспертиз и, соответственно, не имели возможности заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, а также ходатайствовать о внесение в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Таким образом, органами предварительного расследования были нарушены предусмотренные п.п. 5 и 11 ч. 4 ст. 49 УПК РФ права обвиняемых на защиту.

5) Нарушен порядок собирания доказательств, предусмотренный ч. 1 ст. 86 УПК РФ, предусматривающий их собирание только путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом

Допрошенный по настоящему уголовному делу в качестве свидетеля 4 мая 2005 г., свидетель М. пояснил, что, работая следователем и получив в свое производство уголовное дело, возбужденное в отношении Т. и П., в ходе допроса свидетеля А. , состоявшегося 21 марта 2005 года, «ЗАБРАЛ» у него деньги в сумме 500 рублей одной купюрой. При этом никаких процессуальных действий, направленных на фиксацию изъятия денег у свидетеля А., следователь М. не предпринял (т. 1 л.д. 231-234).

Между тем, такого следственного действия, как «ЗАБРАЛ» Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает.

Таким образом, приобщение в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой в ходе выемки у М., не законно, т.к. в свою очередь эти деньги появились у него в результате не процессуальных действий. По сути, злоупотребив служебным положением, М. незаконно завладел деньгами, ему не принадлежащими.

Поэтому должны быть признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств по делу такие доказательства, как протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242) и протокол ее осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства (том 1 л.д.243-245).

2) Нарушены требования к составлению протоколов следственных действий

Так в соответствии с ч. 2 ст. 166 УПК РФ протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При этом согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

Вместе с тем, эти требования не выполнены при составлении таких протоколов следственных действий, как протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35), протоколы допросов потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, 164), протоколы допросов свидетеля А. (том 1 л.д. 68-72, 201-206), протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99), протоколы осмотров предметов (том 1 л.д. 112-115, 119-122, 128-130), протокол осмотра предметов (сумки черной и находящихся в ней вещей) (том 2 л.д. 37); протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47) не смотря на то, что они изготовлены на компьютере.

В некоторых случаях от руки заполнены лишь вводная и заключительные части указанных протоколов следственных действий, что вызывает сомнение в том, что текст показаний или содержания следственных действий был записан в присутствии допрошенных лиц либо понятых, и не был изготовлен заранее в выгодном для стороны обвинения ракурсе, а затем представлен для прочтения и подписи понятым, потерпевшей и свидетелям.

Согласно ч.1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего кодекса.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 75, 235, 271 УПК РФ

ПРОШУ

  • исключить из перечня доказательств по делу следующие доказательства:
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей А. (том 1 л.д. 25-26);
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей К. (том 2 л.д.120-123);
  • протоколы предъявления для опознания предметов потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31);
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34);
  • протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242);
  • протокол осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой у свидетеля М. в ходе выемки (том 1 л.д.243-245);
  • протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35);
  • протоколы допроса потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, л.д. 164);
  • протокол допроса свидетеля П. (том 1 л.д. 68-72, л.д. 201-206);
  • протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99);
  • протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47);
  • протоколы осмотра предметов (том 1 л.д. 112-115. л.д. 119-122, л.д. 128-130, том 2 л.д. 37).

Ходатайство о признании доказательства недопустимым пример

Судье __________ Федерального суда
г.__________________
__________________

Адвоката __________, в интересах подсудимого
_______________, обвиняемого
по ч.3 ст.30 п. «б» ч.2 ст.228 .1 ч.2,ч.1 и.ч.2 ст.234 УК РФ

По уголовному делу в отношении моего подзащитного ____________ было удовлетворено ходатайство защиты о назначении почерковедческой экспертизы. Данное ходатайство возникло в связи с возникшими в судебном заседании сомнениями в участии понятых по делу _____________ и ____________ при проведении следственных действий. Экспертиза показала следующее:
1.Подписи от имени _____________ в протоколах следственных действий на л.д.__-__ протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года,
акте № ____ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протоколе изъятия смывов от _________ года л.д.__, протоколе изъятия смывов от ____________ года л.д.__, протоколе изъятия смывов от _________ года от _________ года л.д.__,
акте № ___ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года от __________ года л.д.__ – выполнены одним лицом.

2.Подписи от имени _____________, расположенные в:
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
акте № ___ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от ___________ года л.д.__ – выполнены одним лицом.
При сравнительном исследовании подписей от имени ____________, эксперты пришли к выводу, что подписи в п.п.1и 2 выполнены разными лицами.
К аналогичному выводу пришли эксперты и при исследовании подписей второго понятого ____________ В протоколах следственных действий и в протоколе допроса в качестве свидетеля ___________ л.д.___-___, подписи от имени ____________ выполнены разными лицами. Следовательно, напрашивается вывод о том, что какие-то протокола были подписаны самими свидетелями, а в каких-то протоколах подписи от имени свидетелей были выполнены другими лицами.
При указанных обстоятельствах невозможно определить, в каких протоколах подписи выполнены свидетелями собственноручно, а каких протоколах подписи от их имени сфальсифицированы.
Кроме того, в судебном заседании свидетель _____________ пояснил, что проходил практику в УФСКН, неоднократно участвовал в качестве понятого по делам УФСКН и давал показания о том, что второй свидетель ____________ не участвовал при проведении следственных действий, однако потом дважды поменял свои показания, указав, что он говорил в суде неправду. Признание свидетеля о том, что в судебном заседании он говорил неправду, вводил суд в заблуждение не может являться допустимым доказательством по делу.
Свидетель ____________ уклонялся от явки в суд для дачи показаний в течение нескольких месяцев, его привел в суд гос. обвинитель, поддерживающий в процессе государственное обвинение. ___________ так же давал в судебном заседании сбивчивые показания, отказывался отвечать на вопросы. На вопрос адвоката о том, испытывает ли он неприязнь к людям, причастным к наркотикам, свидетель _________ отказался отвечать. В соответствии со ст.56 УПК РФ свидетель не вправе уклоняться от явки в суд, отказываться от дачи показаний.
В соответствии со ст.60 УПК РФ понятой – это незаинтересованное в исходе уголовного дела лицо. Все вышеперечисленное дает основания сомневаться в незаинтересованности понятых _____________ и ____________ в исходе дела.
Кроме указанных свидетелей, в судебном заседании в качестве доказательства обвинения был допрошен и следователь этой же службы __________ Однако указанное лицо являются напрямую заинтересованным в исходе дела человеком.
Указанные выше доказательства обвинения получены с нарушением уголовно-процессуального закона.
На основании изложенного, в соответствии со ст.75, 88, 235 УПК РФ,

Признать недопустимыми доказательствами и исключить из материалов уголовного дела –
протокола следственных действий на
л.д.__-__ протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года,
акт № ____ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от _________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протокол изъятия смывов от ___________ года л.д.__,
протокол изъятия смывов от ___________ года л.д.__,
протокол изъятия смывов от ___________ года от __________ года л.д.__,
акт № ___ с – проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года от _________ года л.д.__-__,
объяснения ____________ от __________ года л.д.__,
объяснения ____________ от __________ года л.д.__,
протокол допроса свидетеля ___________ от ___________ года л.д.___-___.
Прошу суд дать критическую оценку показаниям, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля следователя ____________, показаниям свидетеля ___________, допрошенного в судебном заседании от ___________ года.

Ссылка на основную публикацию

Ходатайство о признании доказательства недопустимым: пример

Ходатайство о признании доказательства недопустимым пример

Судье __________ Федерального суда
г.__________________
__________________

Адвоката __________, в интересах подсудимого
_______________, обвиняемого
по ч.3 ст.30 п. «б» ч.2 ст.228 .1 ч.2,ч.1 и.ч.2 ст.234 УК РФ

По уголовному делу в отношении моего подзащитного ____________ было удовлетворено ходатайство защиты о назначении почерковедческой экспертизы. Данное ходатайство возникло в связи с возникшими в судебном заседании сомнениями в участии понятых по делу _____________ и ____________ при проведении следственных действий. Экспертиза показала следующее:
1.Подписи от имени _____________ в протоколах следственных действий на л.д.__-__ протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года,
акте № ____ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протоколе изъятия смывов от _________ года л.д.__, протоколе изъятия смывов от ____________ года л.д.__, протоколе изъятия смывов от _________ года от _________ года л.д.__,
акте № ___ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года от __________ года л.д.__ – выполнены одним лицом.

2.Подписи от имени _____________, расположенные в:
протоколе личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
акте № ___ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от ___________ года л.д.__ – выполнены одним лицом.
При сравнительном исследовании подписей от имени ____________, эксперты пришли к выводу, что подписи в п.п.1и 2 выполнены разными лицами.
К аналогичному выводу пришли эксперты и при исследовании подписей второго понятого ____________ В протоколах следственных действий и в протоколе допроса в качестве свидетеля ___________ л.д.___-___, подписи от имени ____________ выполнены разными лицами. Следовательно, напрашивается вывод о том, что какие-то протокола были подписаны самими свидетелями, а в каких-то протоколах подписи от имени свидетелей были выполнены другими лицами.
При указанных обстоятельствах невозможно определить, в каких протоколах подписи выполнены свидетелями собственноручно, а каких протоколах подписи от их имени сфальсифицированы.
Кроме того, в судебном заседании свидетель _____________ пояснил, что проходил практику в УФСКН, неоднократно участвовал в качестве понятого по делам УФСКН и давал показания о том, что второй свидетель ____________ не участвовал при проведении следственных действий, однако потом дважды поменял свои показания, указав, что он говорил в суде неправду. Признание свидетеля о том, что в судебном заседании он говорил неправду, вводил суд в заблуждение не может являться допустимым доказательством по делу.
Свидетель ____________ уклонялся от явки в суд для дачи показаний в течение нескольких месяцев, его привел в суд гос. обвинитель, поддерживающий в процессе государственное обвинение. ___________ так же давал в судебном заседании сбивчивые показания, отказывался отвечать на вопросы. На вопрос адвоката о том, испытывает ли он неприязнь к людям, причастным к наркотикам, свидетель _________ отказался отвечать. В соответствии со ст.56 УПК РФ свидетель не вправе уклоняться от явки в суд, отказываться от дачи показаний.
В соответствии со ст.60 УПК РФ понятой – это незаинтересованное в исходе уголовного дела лицо. Все вышеперечисленное дает основания сомневаться в незаинтересованности понятых _____________ и ____________ в исходе дела.
Кроме указанных свидетелей, в судебном заседании в качестве доказательства обвинения был допрошен и следователь этой же службы __________ Однако указанное лицо являются напрямую заинтересованным в исходе дела человеком.
Указанные выше доказательства обвинения получены с нарушением уголовно-процессуального закона.
На основании изложенного, в соответствии со ст.75, 88, 235 УПК РФ,

Признать недопустимыми доказательствами и исключить из материалов уголовного дела –
протокола следственных действий на
л.д.__-__ протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года,
акт № ____ с проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра условного покупателя и осмотра и передачи денежных средств от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от _________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от __________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протокол личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице, досмотра транспортного средства, изъятия вещей и документов от ___________ года л.д.__-__,
протокол изъятия смывов от ___________ года л.д.__,
протокол изъятия смывов от ___________ года л.д.__,
протокол изъятия смывов от ___________ года от __________ года л.д.__,
акт № ___ с – проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» от __________ года от _________ года л.д.__-__,
объяснения ____________ от __________ года л.д.__,
объяснения ____________ от __________ года л.д.__,
протокол допроса свидетеля ___________ от ___________ года л.д.___-___.
Прошу суд дать критическую оценку показаниям, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля следователя ____________, показаниям свидетеля ___________, допрошенного в судебном заседании от ___________ года.

Ходатайство об исключении доказательств

Ходатайство об исключении доказательств – это документ, который адвокаты-защитники довольно часто заявляют следователю или суду, работая по уголовным делам.

Дело в том, что по уголовным делам, защитнику постоянно приходится оценивать собранные по делу доказательства. При этом преследуется цель – оценить доказательства, на которых сторона обвинения пытается привлечь то или иное лицо к уголовной ответственности, с позиции их относимости, допустимости и достоверности. Вопросы признания доказательств недопустимыми уже были рассмотрены в одной из публикаций (Доказывание в уголовном процессе). Здесь же представлен образец ходатайства об исключении доказательств по уголовному делу.

Поскольку одинаковых уголовных дел не бывает, по каждому уголовному делу ходатайство об исключении доказательств будет содержать различные основания.

В данной заметке представлю читателю ходатайство об исключении доказательств, которое было мной когда-то составлено по одному из дел, рассмотренных с моим участием (сведения об участниках по понятным причинам мной исключены).

Ходатайство об исключении доказательств Образец

В Ленинский районный суд г. Тюмени
адвоката Тюменской межрегиональной
коллегии адвокатов Сидорова А.С.
защиту подсудимого Т.,
обвиняемого по ст. 162 ч. 2, ст. 162 ч. 2 УК РФ,
место нахождения – учреждение ИЗ 72/ 1 г. Тюмени
Копия: Прокурору Ленинского АО г. Тюмени

ХОДАТАЙСТВО
об исключении доказательств

В производстве Ленинского районного суда г. Тюмени находится уголовное дело №200503091001, возбужденное в отношении Т. и П. по признакам состава преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 2 , ст. 162 ч. 2 УК РФ

При ознакомлении с материалами дела выяснилось, что некоторые доказательства получены с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

1) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей А. обвиняемых Т. (том 1 л.д. 25-26) и П. (том 1 л.д. 100-102)

Согласно показаниям потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67), свидетелей А. (том 1 л.д. 68-72), Н. (том 1 л.д. 96-99) потерпевшая сразу же после задержания якобы узнала в Т. и П. лиц, напавших на нее.

Вместе с тем, в соответствии с ч.3 ст. 193 УПК РФ не может проводиться опознание лица тем же опознающим и по тем же признакам.

Кроме того, согласно требованиям ч. 2 ст. 193 УПК РФ опознающие предварительно допрашиваются об обстоятельствах, при которых они видели предъявленное для опознания лицо, а также о приметах и особенностях, по которым они могут его опознать.

Однако в протоколе допроса потерпевшей А., который предшествовал опознанию (том 1 л.д. 21-23), нет сведений не только о том, по каким приметам и особенностям она может опознать напавших на нее лиц, но нет вообще речи о том, что она вообще кого-либо может опознать.

В ч. 7 ст. 193 УПК РФ говорится о том, что, если опознающий указал на одно из представленных ему лиц, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данное лицо.

В случае предъявления Т. для опознания потерпевшей А. в протоколе указанного следственного действия значится: «Данного молодого человека я опознаю по росту, по телосложению, по чертам лица и по одежде, т.к. он одет в куртку темного цвета». Вместе с тем, указанные признаки не являются частными признаками внешности человека, т.к. темные куртки носят многие люди похожие на Т. ростом и телосложением. Конкретные же черты лица, по которым она опознала его, потерпевшая не назвала.

В объективности результатов опознания обвиняемых Т. и П. потерпевшей А. вызывает сомнение и тот факт, что в сумерках (около 18-00 часов 20 марта) в положении вниз лицом (согласно ее показаний – том 1 л.д. 21-23) она вообще могла рассмотреть черты лица напавших на нее лиц.

Об этом, в частности, говорится и в ее протоколе допроса: «Парней опознать смогу. Который вырвал у меня сумку, выглядел следующим образом: на вид 23-25 лет, ростом около 175 см, среднего телосложения, кожа лица светлая, волосы короткие светлые. Черты лица я описать затрудняюсь» (том 1 л.д. 62-67).

При этом, не совсем понятно ее утверждение о том, что она может опознать напавших на нее лиц, после того как опознание уже было проведено. До проведения опознания, как отмечалось выше, она об этом не заявляла.

2) Нарушены требования к порядку предъявления для опознания потерпевшей К. обвиняемых Т. (том 2 л.д.120-123) и П. (том 2 л.д. 126-129)

Так, потерпевшая К. в ходе предварительного допроса пояснила, что опознать нападавших на нее лиц сможет. Однако в протоколе ее допроса также нет сведений о том, по каким приметам и особенностям она сможет их опознать (том 2 л.д. 44-47).

В объяснении же потерпевшей К. об обстоятельствах совершенного на нее нападении, написанном при обращении в органы внутренних дел, говорится о том, что у одного из нападавших «черные волосы» (том 2 л.д. 7) Однако, ни у одного из обвиняемых по делу – ни у Т., ни у П. нет «черных волос».

В ходе самого опознания потерпевшая К. также не назвала характерных примет или особенностей, по которым она опознала обвиняемых Т. и П.

Таким образом, в данном случае органами предварительного следствия также нарушены требования ч. 2 и ч. 7 ст. 193 УПК РФ.

3) Нарушен порядок, предусмотренный ст. 193 УПК РФ, опознания предметов, представленных для опознания потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102), поскольку в своих показаниях, предшествовавших опознанию (том 2 л.д. 44-49), они не назвала ни одной конкретной приметы или особенности, по которым сможет опознать свои вещи, заявляя в некоторых случаях, что ее вещи «без примет». В ходе опознания предметов она также не назвала ни одного признака, по которым она определила, что та или иная вещь принадлежит именно ей.

4) Нарушены требования ч.3 ст. 195 и ст. 198 УПК РФ, предъявляемые к порядку назначения судебных экспертиз

Так, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31).

Читайте также:  Ходатайство о восстановлении срока для подачи кассационной жалобы

Однако с постановлением о назначении судебно-медицинской экспертизы потерпевшей А. от 21 марта 2005 года (том 1 л.д. 31) обвиняемый Т. был ознакомлен только 14 апреля 2005 года (том 1 л.д. 30), а обвиняемый П. – 28 марта 2005 года (том 1 л.д. 28), т.е. после производства указанной экспертизы.

В деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 2745 потерпевшей К. (том 2 л.д.109).

С постановлением о назначении указанной экспертизы обвиняемые Т. и П. были ознакомлены лишь 15 апреля 2005 г. (том 2 л.д.111, л.д. 112), т.е. также после проведения экспертизы, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 9 апреля 2005 года, тогда как сама потерпевшая К., судя по материалам дела, была ознакомлена с постановлением еще до его вынесения следователем, т.е. 8 апреля 2005 г. (том 2 л.д. 110).

Кроме этого, в деле имеется заключение судебно-медицинской экспертизы № 629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34).

С указанным постановлением обвиняемый Т. был ознакомлен 14 апреля 2005 г. (том 2 л.д.32), а обвиняемый П. 15 апреля 2005 года (том 2 л.д.33), , т.е. после ее проведения, хотя постановление о ее назначении было вынесено еще 29 марта 2005 года (том 2 л.д. 31).

Учитывая указанные обстоятельства, обвиняемые Т. и П. не смогли своевременно ознакомиться с постановлениями о назначении указанных судебных экспертиз и, соответственно, не имели возможности заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении, ходатайствовать о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, а также ходатайствовать о внесение в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Таким образом, органами предварительного расследования были нарушены предусмотренные п.п. 5 и 11 ч. 4 ст. 49 УПК РФ права обвиняемых на защиту.

5) Нарушен порядок собирания доказательств, предусмотренный ч. 1 ст. 86 УПК РФ, предусматривающий их собирание только путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом

Допрошенный по настоящему уголовному делу в качестве свидетеля 4 мая 2005 г., свидетель М. пояснил, что, работая следователем и получив в свое производство уголовное дело, возбужденное в отношении Т. и П., в ходе допроса свидетеля А. , состоявшегося 21 марта 2005 года, «ЗАБРАЛ» у него деньги в сумме 500 рублей одной купюрой. При этом никаких процессуальных действий, направленных на фиксацию изъятия денег у свидетеля А., следователь М. не предпринял (т. 1 л.д. 231-234).

Между тем, такого следственного действия, как «ЗАБРАЛ» Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает.

Таким образом, приобщение в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой в ходе выемки у М., не законно, т.к. в свою очередь эти деньги появились у него в результате не процессуальных действий. По сути, злоупотребив служебным положением, М. незаконно завладел деньгами, ему не принадлежащими.

Поэтому должны быть признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств по делу такие доказательства, как протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242) и протокол ее осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства (том 1 л.д.243-245).

2) Нарушены требования к составлению протоколов следственных действий

Так в соответствии с ч. 2 ст. 166 УПК РФ протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств. При этом согласно ч. 5 ст. 166 УПК РФ в протоколе должны быть указаны технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования. В протоколе должно быть отмечено, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

Вместе с тем, эти требования не выполнены при составлении таких протоколов следственных действий, как протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35), протоколы допросов потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, 164), протоколы допросов свидетеля А. (том 1 л.д. 68-72, 201-206), протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99), протоколы осмотров предметов (том 1 л.д. 112-115, 119-122, 128-130), протокол осмотра предметов (сумки черной и находящихся в ней вещей) (том 2 л.д. 37); протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47) не смотря на то, что они изготовлены на компьютере.

В некоторых случаях от руки заполнены лишь вводная и заключительные части указанных протоколов следственных действий, что вызывает сомнение в том, что текст показаний или содержания следственных действий был записан в присутствии допрошенных лиц либо понятых, и не был изготовлен заранее в выгодном для стороны обвинения ракурсе, а затем представлен для прочтения и подписи понятым, потерпевшей и свидетелям.

Согласно ч.1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего кодекса.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 75, 235, 271 УПК РФ

ПРОШУ

  • исключить из перечня доказательств по делу следующие доказательства:
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей А. (том 1 л.д. 25-26);
  • протокол предъявления для опознания обвиняемого Т. потерпевшей К. (том 2 л.д.120-123);
  • протоколы предъявления для опознания предметов потерпевшей К. (том 2 л.д. 49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 70-72, 73-75, 76-78, 79-81, 82-84, 85-87, 88-90, 91-93, 94-96, 97-99, 100-102
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2151 от 21 марта 2005 года потерпевшей А. (том 1 л.д. 31);
  • заключение судебно-медицинской экспертизы № 2629 от 5 апреля 2005 года обвиняемого Т. (том 2 л.д. 34);
  • протокол выемки денежной купюры достоинством 500 рублей у свидетеля М. (том 1 л.д. 240-242);
  • протокол осмотра и приобщения к делу в качестве вещественного доказательства денежной купюры достоинством 500 рублей, изъятой у свидетеля М. в ходе выемки (том 1 л.д.243-245);
  • протокол осмотра сумки, обнаруженной на месте происшествия (том 1 л.д. 35);
  • протоколы допроса потерпевшей А. (том 1 л.д. 62-67, л.д. 164);
  • протокол допроса свидетеля П. (том 1 л.д. 68-72, л.д. 201-206);
  • протокол допроса свидетеля Н. (том 1 л.д. 96-99);
  • протокол допроса потерпевшей К. от 1.04.2005г. (т. 2 л.д. 44-47);
  • протоколы осмотра предметов (том 1 л.д. 112-115. л.д. 119-122, л.д. 128-130, том 2 л.д. 37).

Ходатайство о недопустимости доказательств

Одним из действенных способов защиты в судебном процессе может стать ходатайство о недопустимости доказательств. Ведь в ходе рассмотрения дела сторонами могут предоставляться доказательства по гражданскому делу, не соответствующие обстоятельствам дела. И на основе которых какие-либо выводы делать недопустимо.

Другими способами оспорить представленные в материалы дело материалы могут быть ходатайство об исключении доказательства, о фальсификации доказательств. Если речь идет не о «порочности» самого доказательства или способа его предоставления, а о предоставлении контраргументов, в суд подается ходатайства о дополнительных доказательствах.

Случаи, когда ходатайство о недопустимости доказательств может стать перспективным, а также рекомендации по составлению документа отражены ниже. Также на сайте доступна консультация юриста, если необходимо учесть индивидуальные особенности спора.

Ходатайство о недопустимости доказательств

Пример ходатайства о недопустимости доказательств

Ходатайство о недопустимости доказательств

В производстве Кыринского районного суда Забайкальского края находится гражданское дело по иску Каштановой Александры Матвеевны к Леваеву Олегу Дмитриевичу о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества, а именно жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: с. Кыра, пер. Дзержинского, 32. Исковые требования связаны с наличием притязаний третьих лиц в отношении земельного участка, являющегося объектом договора, отсутствие которых на момент подписания договора 16.07.2021 г. являлось его существенным условием.

Ответчик в предоставленном суду отзыве на исковое заявление пояснил, что до продажи дома и земельного участка с Речкуновым М.С. достигнута устная договоренность о выплате денежной компенсации за 2 сотки земельного участка, который неправомерно был захвачен Ответчиком и огорожен. В подтверждении своих доводов на основании ходатайства о приобщении документов в материалы дела представлен график платежей между Ответчиком и Речкуновым М.С., от 10.03.2021 г., подписанный сторонами, и расписки о получении денежных средств и отсутствии претензий.

Приобщенный к делу вышеуказанный документ является недопустимым доказательством и подлежит исключению из материалов дел. В соответствии со ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое уже имеет собственника, может быть приобретено на основании сделки об отчуждении такого имущества. В соответствии со ст. 550 ГК РФ договор купли-продажи недвижимости составляется в письменной форме. Согласно ст. 551 ГК РФ он подлежит государственной регистрации.

Представленный Ответчиком график платежей является недопустимым доказательством, поскольку не является составной частью какого-либо договора, в том числе предварительного. В самом графике и расписках о получении денежных средств отсутствует указание, для каких целей они были составлены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 35, 60 ГПК РФ,

  1. Признать график платежей между Леваевым О.Д. и Речкуновым М.С., расписки о получении Речкуновым М.С. денежных средств от Леваева О.Д., недопустимыми доказательствами и исключить их из перечня доказательств по гражданскому делу № 4-412/2021 по иску Каштановой А.М. к Леваеву О.Д.

20.08.2021 г. Каштанова А.М.

Когда используется ходатайство о недопустимости доказательств

О недопустимости доказательства речь идет тогда, когда законом установлено, что определенные обстоятельства могут подтверждаться только определенными средствами доказывания. Например, в делах о возмещении ущерба от преступления, факт совершения такого преступления подтверждается исключительно приговором. Для возмещения ущерба в ДТП потребуется представить суду акт о ДТП и постановление о возбуждении (отказа в возбуждении) дела об административном правонарушении и т.п. При обращении в суд с иском о признании договора незаключенным, а именно договора займа по факту его безденежности, не могут служить доказательством свидетельские показания.

То есть основанием для такого заявления в суд являются нормы материального права – ГК, СК, ТК РФ. В публикациях, посвященных отдельным искам, приведен примерный перечень доказательств. Стоит изучить, на что ссылается оппонент и обратиться к правовым нормам, регулирующим такие отношения.

Как составить и подать ходатайство о недопустимости доказательств

Самостоятельное обращение в суд подразумевает минимальную осведомленность о способах доказывания своей правовой позиции. Доказательства по гражданскому делу должны соответствовать ряду требований: получены законным способом, это должны быть оригиналы документов и др. Недопустимость доказательства означает, что по данному делу доказываемое обстоятельство устанавливается другими средствами.

Документ должен быть составлен в письменном виде, что позволит приобщить его к делу и в силу чего суд обязан будет дать оценку такому ходатайству в судебном решении. В дальнейшем на недопустимость доказательства можно будет ссылаться и при подготовке апелляционной жалобы.

В текст ходатайства о недопустимости доказательств включаются:

  • наименование того доказательства, которое является недопустимым и подлежит исключению из материалов дела;
  • причины, по которым такое доказательство является недопустимым.

В просительной части ходатайства излагается просьба признать конкретное доказательство недопустимым и исключить его из материалов гражданского дела.

Документ должен быть подан в суд до начала судебных прений. Рассматривается ходатайство в судебном заседании с учетом мнения участвующих в деле лиц. Результаты рассмотрения ходатайства о недопустимости доказательств оформляются в определении суда либо внесением записи в протокол судебного заседания.

Уточняющие вопросы по теме

Как поступить, если суду предоставляются заявления о подложности доказательства, а суд не приобщает их к материалам дела и не рассматривает? И сразу же назначает судебно-медицинскую экспертизу.

Подайте это заявление через канцелярию с регистрацией в журнале входящей корреспонденции или отправьте в суд по почте, с уведомлением. Ознакомьтесь с протоколом с/з, если там отсутствуют сведения о поданном вами ходатайстве, пишите замечания на протокол.

Читайте также:  Ходатайство о назначении медицинской экспертизы

Собственник комнаты в нашей коммунальной квартире подал на меня и соседку исковое заявление в суд о чинении ему препятствий в пользовании его комнатой, чем мы ему причинили моральный вред. который он оценивает в 20 млн. рублей. В качестве доказательства этого, он представил заявление в полицию о том, что я заменила замок в мае 2017г. и не давала ему комплект ключей (что не соответствует действительности и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое основывается только на ложных сведениях собственника (меня и соседку не опрашивал участковый). При этом замена замка и отказ предоставить ему ключи ничем не доказаны, не был вызван наряд полиции, не был составлен Акт проверки замены замка и т.д. Кроме того, он также представил телеграмму, с просьбой предоставить ему ключи (которую мы не получали).
Суд не исследовал эти доказательства (ни истца. ни нас-ответчиков в суде не было). Но положил их в основу решения суда и обязал нас не чинить собственнику препятствия, в возмещении морального вреда отказал.
Собственник подал апелляционную жалобу желая компенсировать моральный вред в размере 20 млн руб.
Являются ли заявление, отказное постановление и телеграмма допустимыми доказательствами чинения препятствий? Да еще спустя два года?

Такие доказательства не являются допустимыми. Вы можете также обжаловать решение суда, сославшись на ваше отсутствие в деле доказательств о наличии препятствий.

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми

Ходатайство о признании доказательств по уголовному делу недопустимыми (ч. 4 ст. 228.1 УК РФ)

Следователю СО ОМВД России по району _____ г. Москвы

младшему лейтенанту юстиции Л

От адвоката МКА «Легис Групп»

125047, г. Москва, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4,

4 этаж, Бизнес центр Лесная Плаза, тел.: _________________

по уголовному делу № 266056, действующего в интересах Э, по обвинениюнию в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми

В производстве СО ОМВД России по району ___________ города Москвы, находится уголовное дело №266056, возбужденное по признакам состава преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30; п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.

В соответствии с п.4 ст.217 УПК РФ, по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

Я и мой подзащитный ознакомлены с материалами уголовного дела, мною изучены и проанализированы материалы уголовного дела, в которых имеются нарушения уголовно-процессуального закона, как я считаю, доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела являются недопустимыми и соответственно прихожу к следующему выводу.

Протокол личного досмотра и изъятия составлен 31.12.2013 г. в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., протокол задержания подозреваемого был составлен 01.01.2013 г. в 15 час. 00 мин., второй протокол личного досмотра и изъятия составлен в период времени с 18 час.40 мин. по 18 час. 55 мин., спустя почти сутки, что является нарушением действующего законодательства Российской Федерации, также возникает вопрос, почему было составлено два протокола, когда ничто не мешало составить один протокол и указать в данном протоколе все изъятое у Э.

Мой подзащитный с 18 час. 25 мин. 31.12.2013 г., был фактически лишен возможности свободно передвигаться, следовательно, с момента задержания были ограничены его права и свободы как человека и гражданина Российской Федерации, мало того как говорит мне Э. на него оказывалось психологическое давление оперативными сотрудниками в течение вышеуказанного времени, также у Э. был изъят рюкзак в момент задержания, лишь после того как его доставили в отдел полиции ему вернули рюкзак.

В соответствии со ст.21 Конституции Российской Федерации, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

В ст.9 УПК РФ указано, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», сотруднику полиции запрещается прибегать к пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание.

Вместе с тем, срок задержания отсчитывается с момента фактического задержания, а не с момента доставления в орган или составления протокола, 48 часовой срок задержания, согласно статье 128 УПК РФ, исчисляется в часах, т. е. закон допускает округление без учета минут.

Следователь в своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. указывает: …«Э. в период времени с 08 часов 00 минут до 12 часов 00 минут оказывал содействие оперативным сотрудников в изобличение лиц, занимающихся сбытом наркотических средств»…, доводы защиты подтверждаются, что Э был фактически задержан, и оказание содействие следствию, является по сути ограничением свободы человека.

В соответствии со ст.92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не более 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены права, предусмотренные статьей 46 настоящего Кодекса, то есть данные протоколы составлены в разрез ст. 91-92 УПК РФ.

С момента доставления моего подзащитного в ОВД по району ________г.Москвы, ему не был предоставлен защитник, также в материалах уголовного дела, не указано в какое время мой подзащитный был доставлен к следователю СО ОМВД России по району ________ г.Москвы У.

В соответствии со ст.48 Конституции Российской Федерации, где указано следующее, каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

В соответствии с п.1 ст.16 УПК РФ, подозреваемому и обвиняемому, обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

Также хочется отметить, что моему подзащитному не была предоставлена возможность с момента фактического задержания, уведомить родственников о своем задержании.

В соответствии со ст.96 УПК РФ дознаватель, следователь не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомляет кого-либо из близких родственников, а при их отсутствии — других родственников или предоставляет возможность такого уведомления самому подозреваемому.

10.01.2014 года, следователь СО ОМВД России по району ___________ г.Москвы лейтенант юстиции У., вынес постановление о назначении судебной химической экспертизы, лишь 21.02.2013 года, защитники были ознакомлены с постановлением о назначении судебной химической экспертизы.

Следователь в нарушение требований ч. 3 ст. 195 УПК РФ, не ознакомил защитников с постановлением о назначении судебной химической экспертизы, так как у защитников имелось ходатайство о внесении в постановление, о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту, нарушив тем самым право моего подзащитного и защитников при назначении и производстве судебной экспертизы, лишив возможности реализации прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ. В соответствии с ч. 1 ст. 198 УПК РФ, при производстве судебной экспертизы обвиняемый и его защитники, имеют целый ряд прав, которые могут быть реализованы только на этапе назначения экспертизы, т. е. до начала ее проведения.

Невыполнение следователем обязанности по ознакомлению стороны защиты с постановлением о назначении судебной экспертизы является прямым и грубым нарушением не только УПК РФ, но и Конституции Российской Федерации, т. е. нарушением принципа законности уголовного судопроизводства.

Непредставление следователем стороне защиты возможности ознакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы является нарушением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон, лишением обвиняемого права на справедливое судебное разбирательство.

В своем постановлении о полном отказе в удовлетворении ходатайства от 20.03.2014 г. следователь указывает: … «Защитнику К и обвиняемому Э. было известно о том, что назначена и проводится судебная химическая экспертиза, так как данная информация была указана в постановлении о продлении срока предварительного следствия, а также в ходатайстве о продлении срока содержания обвиняемого Э. под домашним арестом, с которыми они были ознакомлены в Замоскворецком районном суде города Москвы»…, защита не согласна с данными доводами следствия, так как уголовно-процессуальным законом предусмотрена норма (производство судебной экспертизы), в которой указана, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника и составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

Вместе с тем, хочу еще раз обратить внимание на протокол личного осмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленного в период времени с 18 час. 25 мин. по 18 час. 40 мин., в данном протоколе указано, следующее: …«при личном досмотре, у досматриваемого Э. обнаружено и изъято два куска коричневого цвета предположительно растительного происхождения, которые были обвернуты в фальгу»…, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г., указано: … «а также приобретенное наркотическое средство – гашиш, распределил на семь кусков»…, хочу обратить внимание, что данные процессуальные документы не могут лечь в основу обвинения, так как являются недопустимыми доказательствами полученные с нарушением.

В соответствии с п.3 ст.7 УПК РФ, нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Статья 88 УПК РФ гласит о том, что прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление.

Вместе с тем, в соответствии со ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. 53, 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Признать доказательства недопустимыми и исключить из перечня доказательств:

— протоколы личного досмотра и изъятия от 31.12.2013 г. составленные в период времени с 18 час. 40 мин. по 18 час. 55 мин., и с 18 час. 25 мин. и 18 час. 40 мин.;

— протокол задержания от 01.01.2014 г. составленный в 15 час.00 мин.;

— постановление о привлечении в качестве обвиняемого от 21.02.2013 г.;

— постановление о назначении судебно химической экспертизы от 10.01.2014 г.;

— заключение эксперта № 17 от 17.02.2014 г.

  1. О принятом решении уведомить Э. и его защитников.

Адвокат МКА «Легис Групп»

___________ ________________ «___»____________ 2014 года.

Ходатайство о признании доказательства недопустимым: пример

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Ходатайство о признании доказательств недопустимыми (по уголовному делу)

Следователю ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области

адвоката А. А.,
(адвокатский кабинет, г. Омск, ул. .
.

ходатайство о признании доказательств недопустимыми

30.01.2009г. следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области капитаном юстиции Ф. вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Л. по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 204 УК РФ .

2 марта 2009г. следователем ОРОПД СЭ СЧ по РОПД при УВД по Омской области капитаном юстиции Ф. было вынесено два постановления о назначении фоноскопических судебных экспертиз, объектом которых являлись фонограммы, записанные на оптический диск DVD+R / №PEP6К8L110200840/ и на оптический диск CD-R / №3115МВ202LY10472/.

Читайте также:  Ходатайство о переносе дела по месту жительства

Указанные оптические диски с фонограммами, являются недопустимыми вещественными доказательствами по следующим основаниям.

1. Как следует из заключения эксперта № 415, 416 и 417, 418, на экспертизу представлены:

Как указывает эксперт, «упаковка нарушений не имеет».

Как следует из исследовательской части обоих заключений (практически идентичных по содержанию, за исключением приложения), «..материал поступил на исследование в упакованном виде. Упаковка представляет собой пакет из бумаги белого цвета размером 210×148 (и 209×149) мм. (иллюстрация 1). Края пакета скреплены металлическими скобами. На пакете имеется сопроводительная надпись, выполненная рукописным способом красящим веществом синего цвета, «видио ОРЧ КМ БЭП-1 УВД диск 25с» (и, соответственно, «аудио ОРЧ КМ БЭП-1 УВД диск 27с»).»

Упаковка, как следует из заключения экспертов, не имеет ни печати органа, производящего ОРМ, ни подписей, ни иных средств «защиты», делающих невозможным или затруднительным вскрытие конверта без последствий в виде видимых внешних его повреждений. Упаковка с помощью степлера «опечатыванием» являться не может.

Согласно статье 89 УПК РФ, в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Согласно части 1 статьи 75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

Как следует из статьи 88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Согласно статье 8 Закона «Об ОРД», фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами… В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с настоящим Федеральным законом, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

Уголовно-процессуальное законодательство определяет порядок использования фонограммы следователем в статье 186 УПК РФ, часть 6 которой указывает, что «следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств».

Таким образом, полученные в рамках ОРМ «оперативный эксперимент» фонограммы не опечатывались, следователю передавались не в опечатанном, а в упакованном виде. Законодательство содержит императивные нормы, указывающие на обязательность опечатывания, не соблюдение процедуры в данном случае не может считаться несущественным нарушением норм процессуального права. Невыполнение указанных требований закона делает невозможным в стадии предварительного следствия признать данную фонограмму вещественным доказательством, так как невозможна проверка данного доказательства в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 88 УПК РФ, согласно которой «каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности».

2. К русскому языку. Слова «опечатывать» и «упаковывать» не являются синонимами в русском языке, означают разные действия и процедуру.

Так, «Новый словарь русского языка» значение УПАКОВЫВАТЬ определяет как «складывать багаж, вещи, собирая вместе, увязывать их». (Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Автор Т. Ф. Ефремова. Печатное издание М.: Русский язык, 2000)

Толковый словарь В. Даля определяет значение УПАКОВЫВАТЬ как «укладывать вещи, для отсылки, перевозки; завертывать и складывать в ящики, бочки, в тюки, и увязывать. -ся, быть упаковану»

По «Словарю русского языка» УПАКОВЫВАТЬ – (несов. упаковывать и паковать). Уложить, увязать в пакет, в тюк. Упаковать книги. Я унес портрет в столовую и бережно упаковал его в тюк с подушками и одеялом. Каверин, Два капитана. (Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 2 – 1999)

Между тем, ОПЕЧАТЫВАТЬ понимается как накладывать государственную печать для сохранения в неприкосновенности. (Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. Автор Т. Ф. Ефремова. Печатное издание М.: Русский язык, 2000)

ОПЕЧАТАТЬ – сов., перех. (несов. опечатывать). Наложить печать на что-л. для сохранения в неприкосновенности; запечатать (Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 2 – 1999)

Таким образом, если «опечатывание» (в русском языке) понимается как «наложение печати», то «упаковывание» означает «складывание, укладывание вещи»..

С указанием эксперта о том, что «упаковка нарушений не имеет» трудно не согласиться, потому как «упаковка» по определению не может иметь нарушений, в отличии от опечатанной упаковки. Скрепление упаковки степлером также не превращает ее в «опечатанную», хотя бы по той простой причине, что раскрепить металлические скобы, произвести манипуляции с диском и снова скрепить без видимых повреждений не представляет труда любому неспециалисту, это является общеизвестным фактом.

3. Заключения экспертов № № 415, 416 и 417, 418 являются недопустимыми доказательствами, так как представленные эксперту следователем оптические диски с фонограммами, которые должны были стать объектами исследования не соответствуют тем дискам с фонограммами, которые фактически исследовали эксперты.

Как следует из заключения эксперта № 415, 416 на экспертизу представлены (согласно Постановления о назначении фоноскопической судебной экспертизы):

Как следует из заключения эксперта № 417, 418 на экспертизу представлены (согласно Постановления о назначении фоноскопической судебной экспертизы):

Однако, из Заключения экспертов № 415, 416:

«При вскрытии упаковки из нее был извлечен стандартный DVD+R диск (см. иллюстрацию 2). На диске имеются надписи, выполненные типографским способом, «TDK DVD+K 1-16x 4.7 GB DATA/VIDEO RW DVD+R». Вокруг установочного отверстия имеются маркировочные обозначения

Из Заключения экспертов № 417, 418:

«При вскрытии упаковки из нее был извлечен стандартный CD-R диск (см. иллюстрацию 2). На диске имеются надписи, выполненные типографским способом, «CD-R LG 100MB 80 min 52x COMPACT disc Recordable». Вокруг установочного отверстия имеются маркировочные обозначения

Таким образом, следователем предоставлялся эксперту диск с номером: PEP6К8L110200840

При вскрытии конверта эксперт обнаружил там диск с номером: PFP6K8 1 110200840

Второй диск представленный следователем эксперту имел номер: 3115МВ202LY10472

При вскрытии конверта эксперт обнаружил диск с номером: 3115МВ202LH10472

Вышеуказанные заключения экспертов не являются в связи с вышеизложенным относимыми и достоверными доказательствами.

Можно предположить, что подмена дисков («упакованных» степлером бумажных пакетов) стала возможной в результате нарушения вышеуказанных норм статей 8 Закона «Об ОРД» и статьи 186 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 88 УПК РФ, прошу:

признать недопустимыми доказательства по уголовному делу № 353942:

  1. фонограммы, записанные на оптический диск DVD+R / №PEP6К8L110200840/ и на оптический диск CD-R / №3115МВ202LY10472/.
  2. Заключение эксперта № 415, 416 ЭКЦ УВД по Омской области;
  3. Заключение эксперта № 417, 418 ЭКЦ УВД по Омской области.

__________________ Адвокат А. А. 03.04.2009г.

См. другие документы по данному уголовному делу :

Ходатайство об истребовании доказательств существенности причиненного преступлением вреда

Жалоба на постановление следователя об отказе в предоставлении фонограмм

Ходатайство о признании доказательств недопустимыми по делу о мошенничестве (образец)

В суд (судье)____________________

От адвоката НО “Самарская областная коллегия

адвокатов” Антонова А.П., рег. № 63/2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: г. Самара,

пр-кт Карла Маркса, д. 192, оф. 619

(ордер на защиту в уголовном деле)

« ____ » _________ 20 ___ г

в защиту интересов обвиняемого ___________________

ХОДАТАЙСТВО

о признании доказательств недопустимыми по делу о мошенничестве

Вами рассматривается уголовное дело, по обвинению Р., в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В материалах уголовного дела прошу признать недопустимым доказательством — постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательства от 28 октября 2016 года и признать недопустимыми все доказательства, перечисленные в данном постановлении, по следующим основаниям.

Данное уголовное дело по обвинению Р., в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

В соответствии со ст. 162 УПК РФ предварительное следствие включает в себя время со дня возбуждения уголовного дела и до дня его направления прокурору с обвинительным заключением.

Срок следствия устанавливается на два месяца с возможностью его продления до трех месяцев руководителем соответствующего следственного органа. Свыше трех месяцев срок следствия в соответствии с ч. 5 ст.162 УПК РФ продлевается руководителем следственного органа по субъекту РФ и иными приравненными к нему руководителями следственного органа .

В соответствии с ч. 6.1 ст.162 УПК РФ, при возвращении прокурором уголовного дела следователю, в связи с выявленными судом обстоятельствами, указанными в ч. 1 ст.237 УПК РФ, срок следствия не может быть более 1 месяца.

После возращения судом уголовного дела прокурору, оно 15 августа 2016 года поступило в СУ УМВД по Октябрьскому району и 16 января 2017 года начальником Следственного управления УМВД России по Октябрьскому району было вынесено постановление о возобновлении предварительного следствия и установлен срок следствия на 1 месяц.

Однако постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательств (том 4 л.д.238-244), было вынесено следователем 28 октября 2016 года т.е. до возобновления предварительного следствия.

Таким образом, постановление и перечисленные в постановлении в качестве доказательств иные документы, являются недопустимым доказательством т.к. следователь вынес это постановление до возобновления производства по делу и до установления срока следствия.

Кроме того, после возвращения уголовного дела прокурором, восполнять неполноту следствия недопустимо.

Однако, несмотря на прямой запрет закона, следователь вынес постановление и признал в качестве иных доказательств документы, которые до возвращения судом уголовного дела прокурору, таковыми следствием не признавались, не осматривались и к материалам уголовного дела не приобщались.

При этом, источник происхождения данных документов неизвестен, т.к. ни выемки, ни обыска, ни даже запросов на истребование данных документов следствие не делало. А документы, содержащие банковские данные, должны были быть истребованы с согласия суда, в соответствии со ст.165 УПК РФ, что также сделано не было.

Кроме того, органами предварительного следствия без возобновления предварительного следствия проведены и другие следственные действия, а именно:

  1. составлен протокол осмотра предметов от 19 января 2017 года (том 4 л.д.71-101) и постановление от 19 января 2017 года о признании указанных предметов вещественными доказательствами.
  2. Запрос органов предварительного следствия от 11 января 2017 года в ООО «Д.» ответ ООО «Д.» на 112 листах (том 4 л.д. 117-229).

Таким образом, все вышеуказанные доказательства получены в период с 15.08.2016 года до 16.02.2017 года, то есть, вне сроков предварительного расследования, в связи с чем такие доказательства являются незаконно полученными и подлежат исключения из числа доказательств по настоящему уголовному делу.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.75 УПК РФ,

Прошу:

Признать недопустимыми доказательствами и исключить из числа доказательств по настоящему уголовному делу следующие доказательства:

  1. постановление о допуске и приобщении к уголовному делу иных документов в качестве доказательства от 28 октября 2016 года и перечисленные в постановлении документы (том 4 л.д.238-244).
  2. запрос органов предварительного следствия от 11 января 2017 года в ООО «Д. и ответ ООО «Д.» на 112 листах (том 4 л.д. 117-229).

27 июня 2017 года Адвокат _____________________ А.П. Антонов

Ссылка на основную публикацию