Прокуратура ненадлежащим образом провела расследование. Что делать?

Жалоба на нарушение разумных сроков расследования уголовного дела

Жалоба на нарушение разумных сроков расследования уголовного дела.

Клинскому городскому
прокурору Московской области
советнику юстиции
Селиверстову П.В.

от __________________________,
адвоката МКА «Легис Групп»
г. Москва, 4-й Лесной пер., д.4,
Бизнес-центр «White Stone»
тел.: _________________________
e-mail: _________________________
действующего в интересах Г., потерпевшего по уголовному делу №98140

Ж А Л О Б А
на нарушение разумных сроков расследования уголовного дела
31.10.2014 дознавателем ОД ОМВД России по Клинскому району возбуждено уголовное дело № 98140 по факту причинения 05.07.2014 гр. Г. телесных повреждений в виде апикального перелома наружной лодыжки без смещения, который расценивается как вред здоровью средней тяжести.
02.04.2015 дознавателем ОД ОМВД России по Клинскому району принято решение о приостановлении предварительного дознания по данному уголовному делу по основанию, предусмотренному п.1 (2) ч.1 ст. 208 УПК РФ, то есть в связи с неустановлением лиц, причастных к совершенному преступлению.
24.08.2015 указанное постановление мной обжаловано Клинскому городскому прокурору.
02.09.2015 Клинской городской прокуратурой указанная жалоба удовлетворена в полном объеме: обжалуемое постановление дознавателя отменено 03.09.2015, уголовное дело направлено на дополнительное расследование, в ответе прокуратуры также подчеркнуто, что установлен факт волокиты со стороны дознавателя.
Несмотря на принятые прокуратурой меры, права и законные интересы моего доверителя до настоящего времени не восстановлены, виновные в преступлении лица не понесли наказания, предусмотренного законом.
Данное уголовное дело мной было ранее изучено, считаю, что в деле достаточно доказательств, изобличающих виновных лиц.
1. Потерпевший Г., будучи предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, в своем заявлении просил дать оценку действиям гр. Д.А. и Д.И., которые причинили ему 05.07.2014 телесные повреждения (л.д.3). Исходя из показаний самого потерпевшего Г., свидетелей Ч., М., малолетнего сына потерпевшего Г., Д. были причинены Г. указанные выше повреждения в результате внезапно возникших неприязненных отношениях. Сам факт конфликта не отрицают и Д. Возможность причинения повреждений потерпевшему по тому сценарию, который описывает Г., подтверждает и судебно – медицинская экспертиза №356 (л.д. 141-146). Более того, проведенное психофизиологическое исследование свидетеля Д.И. (л.д. 220- 229) показало, что Д.И. нанес удар потерпевшему по ноге, причинив ему перелом, что он умышленно говорит об обратном, для того, чтобы уйти от ответственности, и для того, чтобы ответственности избежал его отец, Д.А. Таким образом, считаю, что дознанием уже собрано достаточное количество доказательств для привлечения виновных лиц к уголовной ответственности, оснований для недоверия показаниям потерпевшего и свидетелей по делу не имеется.
2. В материалах уголовного дела отсутствуют сведения об исполнении письменных указаний прокурора, до настоящего времени не собран в полной мере характеризующий материал на Д.
3. При ознакомлении со справкой психофизиологического исследования Д. установлено, что последний фактически не ответил на поставленные вопросы, установить истинность его суждений не представилось возможным, экспертом рекомендовано повторное исследование с помощью полиграфа, которое до настоящего времени не назначено и не проведено.
После ответа прокуратуры в начале сентября 2015, дознаватель не уведомил о результатах расследования данного дела, моего доверителя держат в неведении для того, чтобы истекли сроки привлечения к уголовной ответственности. В связи с вышеуказанным, считаю, что дознавателем умышленно нарушается разумный срок расследования уголовного дела, предусмотренный ст. 6.1 УПК РФ.
На основании изложенного,
П Р О Ш У:
1. Проверить законность и обоснованность принятого решения по уголовному делу № 98140;
2. Проверить исполнение дознавателем ранее данных указаний прокуратуры по указанному уголовному делу, при необходимости прошу принять меры прокурорского реагирования
3. Взять на Ваш личный контроль ход расследования уголовного дела №98140, в связи с тем, что ОД ОМВД России по Клинскому району и Клинской городской прокуратурой, в силу бездействия последней, нарушен разумный срок расследования уголовного дела, предусмотренного ст. 6.1 УПК РФ и проконтролировать вынесение законного и обоснованного итогового решения по нему, а также исключить возможную волокиту.
4. Уведомить меня о результатах рассмотрения данной жалобы по электронной почте в срок, предусмотренный законом.
Приложение: копия ордера на 1 л., копия жалобы в прокуратуру на 2 л., копия ответа прокуратуры на 3 л.

Административная ответственность Прокурора

Мы все привыкли, что органы прокуратуры надзирают за законом, то есть, обладают особым статусом. Однако и там работают те же граждане России, которые не все и не всегда отличаются выскоким профессионализмом и высокими моральными качествами. Ведь в эти структуры попасть «с улицы» практически невозможно, соответственно, туда попадают в основном либо по знакомству, либо получают должности «по наследству», как и во многих других отраслях.

Недавно на форуме появилась тема про административную ответственность Прокуроров, насколько возможно привлечь к ответственности представителей этого органа в связи с исполнением, вернее, неисполнением, ими своих должностных полномочий.

Ветеран нашего форума Джули поделилась, что практически не нашла судебной практики по привлечению прокуроров к административной ответственности именно за нарушения в выполнении своих служебных обязанностей. Ею было направлено обращение с просьбой о привлечении к административной ответственности прокурора района, ненадлежащим образом (по ее мнению) исполнявшего свои обязанности, а именно: отказ в приеме обращения при свидетелях, отказ в записи на прием, перенаправление без проведения каких-либо проверок заявлений в те органы, на которые она жаловались.

Но на момент написания этой статьи дело об административном правонарушении по ст. 5.59 КоАП РФ не было возбуждено, был получен отказ в его возбуждении. Джули собиралась его обжаловать в областную прокуратуру. Как говорится, все равны перед законом, но некоторые ровнее. Кстати, в письменном отказе указано, что Джули все врет и придумала все факты нарушений, да и не было такого никто не отказывался ее принимать, как и не отказывали в приеме заявления, и права ее не нарушались, прокуратура все сделала по закону. Там же указано, что субъектом правонарушения по ст. 5.59 КоАП РФ Прокуроры не являются, а их могут привлечь только к дисциплинарной ответственности со ссылкой на мнение Генеральной прокуратуры. Не удивляет даже почему-то, да?

В статье 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (далее — Закон о прокуратуре) в пункте 1 указано, что проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры. То есть, никакого иного органа для Прокуратуры, которое проверяет факты правонарушения, кроме самих органов Прокуратуры, в законе не установлено.

Кстати, в той же статье по поводу уголовных преступлений сказано, что проверку сообщения о преступлении, совершенном прокурором, возбуждение в отношении прокурора уголовного дела (за исключением случаев, когда прокурор застигнут при совершении преступления) и его предварительное расследование производятся Следственным комитетом Российской Федерации в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

На период расследования возбужденного в отношении прокурора уголовного дела он отстраняется от должности. За время отстранения от должности прокурору выплачивается денежное содержание (денежное довольствие) в размере должностного оклада, доплаты за классный чин (оклада по воинскому званию) и доплаты (надбавки) за выслугу лет. То есть, следствие длиться может годами, а прокурор, знай себе, получает денежное вознаграждение за все время следствия, кстати, за наш с вами счет. Удобный такой закон для прокуроров…

В пункте 2 статьи 42 указывается на то, что не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора, досмотр его вещей и используемого им транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц и задержания при совершении преступления.

Но вернемся к административной ответственности Прокурора. Органы прокуратуры проводят проверку в отношении своих прокуроров сами. Наверное, все знают, что обращение в вышестоящий орган ГИБДД, налоговый орган и иные госструктуры редко когда подтверждают вину нижестоящего органа и его неправомерные действия, то есть, в абсолютном большинстве отказные. Но для обжалования таких отказов у нас есть право на обращение в суд или в те же органы прокуратуры.

Получается, что для прокуроров такого третьего «независимого» органа, где можно обжаловать отказ — не существует, если только Президенту написать. Но прокуроров много, а Президент один. Славно, сами себя проверили, нарушений не нашли (как обычно), дали отписку и давай, до свидания… и все, никаких последствий, как бы ни работал прокурор, что мы и увидели в ситуации у Джули.

Пунктом 2 ст. 1.4 КоАП РФ особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами. Эта норма касается случаев, когда прокурора привлекают к ответственности за какие-либо «земные» составы административных правонарушений (нарушение ПДД, например). Но думается почему-то, что такой практики тоже найдется совсем немного… Много кто из вас слышал о таких случаях? Вот то-то и оно.

Кстати, интересно, что в Конституции РФ нормы о прокуратуре изложены в одном разделе со нормами, касающимися судебной власти. Но, исходя из статьи 1 Закона о Прокуратуре, государственным органом прокуратура не является, назначение на должность прокуроров (кроме прокуроров районов и городов) производится Президентом РФ, а прокуроров городов и районов — Генеральным прокурором РФ.

То есть, ее нельзя отнести ни к органам исполнительной, ни к органам законодательной, ни к органам судебной власти. Такой вот особый орган власти, для которого за ненадлежащее выполнение своей работы не существует административной ответственности — состава правонарушения в КоАП РФ.

В статье 41.7 Закона о прокуратуре установлены виды и основания дисциплинарной ответственности прокуроров. Порядок проведения проверок прокуроров регламентирован в Приказе Генпрокуратуры России от 18.04.2008 № 70 «О проведении проверок в отношении прокурорских работников органов и организаций прокуратуры Российской Федерации» (далее — Приказ 70).

В пункте 1 Приказа 70 указано, что при получении сообщений о правонарушениях, совершенных прокурорами, строго руководствоваться положениями статьи 42 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» о том, что любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

В пункте 2 упоминается, что проверке подлежат сообщения и о фактах административных правонарушений, нарушения присяги Прокурора и иных проступков, совершенных прокурорами. Решением ВС РФ от 4 августа 2015 г. № АКПИ15-690 этот пункт Приказа 70 был признан законным.

В своем решении суд указал: «В связи с этим не может быть признано обоснованным утверждение заявителя о том, что оспариваемое положение противоречит статье 1.4 КоАП, предусматривающей, что особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров, сотрудников Следственного комитета Российской Федерации и иных лиц), устанавливаются Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

. Пункт 2 Приказа в полной мере соответствуют указанным требованиям законодательных актов и, вопреки утверждению заявителя, не позволяет во внесудебном порядке признавать прокурорского работника виновным в совершении административного правонарушения и определять ему вид наказания, поскольку не регулирует данные отношения.

Вопросы направления подлинника постановления и материалов проверки в соответствующий суд для решения вопроса о применении мер административного воздействия в случае возбуждения за проступок, порочащий честь прокурорского работника, административного производства урегулированы пунктом 14 Приказа, который уже являлся предметом проверки Верховного Суда Российской Федерации и решением от 12 марта 2014 г. № АКПИ14-77 был признан соответствующим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу».

Кстати, в пункте 14 Приказа 70 предусмотрено, что Генеральный прокурор РФ, его первый заместитель и заместители, прокуроры субъектов РФ, приравненные к ним военные прокуроры и прокуроры иных специализированных прокуратур в пределах своей компетенции вправе привлечь к дисциплинарной ответственности виновного прокурорского работника за совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника.

В случае возбуждения за проступок, порочащий честь прокурорского работника, административного производства подлинник постановления и материалы проверки направлять в суд по месту совершения правонарушения для решения вопроса о применении мер административного воздействия.

Очень обтекаемые фразы в Приказе. А много ли кто находил вообще случаев привлечения прокурорских работников к административной ответственности вообще? Я нашла очень мало и то, лишь по ссылкам на них в статьях СПС Консультант Плюс. И то, там, в основном, описываются случаи признания таких постановлений незаконными.

Таким образом, можно сказать, что принцип «равенства перед законом», установленный в пункте 1 ст. 1.4 КоАП РФ в производстве по делам об административных правонарушениях, применяется с оговорками, установленными в пункте 2 этой же статьи. То есть, прокурорские работники (и остальные перечисленные в пункте 2 категории) совсем не равны обычным людям при привлечении их к административной ответственности… Да и составов административного правонарушения конкретно для них в связи с ненадлежащим исполнением их своих обязанностей в КоАП РФ не предусмотрено.

Читайте также:  Как можно взыскать алименты?

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» разработала сервис « Тестирование ». Здесь любой тест можно пройти без учета времени и после ответа пользователь может сразу проверить, правильно ли он ответил, а также посмотреть норму законодательства, откуда взят ответ. Это позволит не бездумно выучить ответы, а вдумчиво подготовиться и значительно расширить или «обновить» свои знания.

Типичные нарушения, допускаемые органами предварительного расследования, являющиеся препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу

Дата публикации: 26.11.2018 2018-11-26

Статья просмотрена: 3231 раз

Библиографическое описание:

Марихова Н. И. Типичные нарушения, допускаемые органами предварительного расследования, являющиеся препятствием для рассмотрения судом уголовного дела по существу // Молодой ученый. — 2018. — №47. — С. 95-99. — URL https://moluch.ru/archive/233/54148/ (дата обращения: 22.02.2020).

В статье описываются типичные ошибки при расследовании уголовных дел, которые повлекли за собой необходимость возвращения уголовного дела прокурором для дополнительного расследования, а также анализируются допускаемые сотрудниками органов предварительного расследования нарушения уголовно-процессуального законодательства, препятствующие рассмотрению уголовного дела судом и вынесению итогового решения.

Ключевые слова: возвращение уголовного дела прокурору; права подозреваемых (обвиняемых); права потерпевших на доступ к правосудию; полномочия прокурора; нарушения при предварительном расследовании.

Охрана прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения выступают главными задачами, которые на сегодняшний день определяют основу уголовного судопроизводства. Реализация указанных положений на практике непосредственно связана с деятельностью сотрудников органов предварительного расследования.

Зачастую, выбор следователем (дознавателем) неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных или субъективных факторов либо ситуационно обусловленное его упущение влекут за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей в ходе предварительного расследования. В связи с этим, институт возвращения уголовного дела для производства дополнительного расследования является одним из основных механизмов устранения следственных ошибок и обеспечения недопущения нарушения прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса.

На основании изложенного особый интерес представляет анализ характерных ошибок при расследовании уголовного дела, которые послужили основанием для возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, а также возможные пути их устранения.

Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Толкаченко А. А., описывая наиболее часто встречаются факты ненадлежащего выполнения требований уголовно-процессуального законодательства, влекущие возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, справедливо отмечает, что «по большинству уголовных дел, поступающих в суд, обвинительные заключения (обвинительные акты) составляются следователями (дознавателями) с различными нарушениями установленных требований УПК РФ: формально, без акцента на предмет доказывания применительно к каждому конкретному составу преступления (имеется более десятка их классификаций в зависимости от различных критериев — системообразующих признаков), без внутренней логики, без соблюдения принципов процессуальной экономии и в то же время достаточности доказательственной базы стороны обвинения» [6]. При этом, Толкаченко А. А. структурирует следственные ошибки следующим образом: существенные технические ошибки, смысловые нарушения, нарушения прав потерпевшего и нарушения при производстве следственных действий.

Кроме этого, кандидат юридических наук, доцент Короленко И. И. и помощник адвоката Драгунова Е. Ю. при изложении взгляда на структуру ошибок, допускаемых в досудебных стадиях уголовного процесса, разделяют их на «те, которые связаны с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, и те, которые возникли в результате некачественной работы следователя при собирании, проверке и оценке доказательств» [5].

Изучение ряда материалов уголовных дел, анализ практической работы и научной литературы показало, что типичные следственные ошибки, препятствующие рассмотрению судом уголовного дела по существу и влекущие его возвращение для производства дополнительного расследования, можно разделить согласно следующей структуре: неполнота предварительного расследования; неправильная квалификация; существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые в свою очередь могут быть смысловыми и техническими.

Односторонность предварительного расследования, его неполнота имеют наиболее существенное и определяющее значении при рассмотрении уголовного дела по существу и принятии по нему итогового решения. К таким следственным ошибкам можно отнести неверное определение обстоятельств, подлежащих доказыванию, не проверка возможных версий совершенного преступления, формальное составление процессуальных и иных документов следователем (дознавателем), наличие однотипных и неинформативных допросов, ставящих под сомнение их достоверность, недостаточное использование в ходе предварительного расследования современных достижений криминалистической науки и судебной экспертизы и другие.

Например, согласно материалам уголовного дела Г. обвиняется в причинении И. тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Согласно заключению эксперта имеющиеся телесные повреждения у И. свидетельствуют о неоднократности ударов, в результате которых они могли быть получены. Однако дознавателем не установлена причинно-следственная связь между причиненными телесными повреждениями и механизмом их образования, являются ли данные телесные повреждения комплексом травматического воздействия либо образованы самостоятельно, соответствующая ситуационная экспертиза не проводилась. Обстоятельства, касающиеся непосредственно события инкриминируемого Г. преступления, надлежащим образом дознавателем не доказаны.

Также ряд нарушений, повлекших направление уголовного дела прокурором для производства дополнительного дознания, выявлен при изучении уголовного дела по обвинению М. в присвоении денежных средств организации, в которой она осуществляла трудовую деятельность. В ходе дознания достоверно не установлено, за какой период образовалась вменяемая М. недостача денежных средств в кассе. Не установлен и не доказан умысел М., направленный на заведомое невозвращение присвоенных ею денежных средств.

Также, сотрудники, осуществляющие предварительное расследование по уголовному делу, пренебрегают требованиями закона об объективном исследовании всех обстоятельств дела, ограничиваясь производством следственных действий, направленных на обоснование и подтверждение предъявленного обвинения либо вовсе довольствуясь «царицей доказательств» — признательной позицией подозреваемого (обвиняемого).

К примеру, из диспозиции ч.1 ст.159.1 УК РФ следует, что мошенничество в сфере кредитования заключается в хищении денежных средств путем предоставления банку заведомо ложных и (или) недостоверных сведений. Так, согласно показаниям Б., обвиняемого в совершении вышеуказанного преступления, при получении займа, он ложно указал, что с 2016 года работал в указанной им в анкете-заемщика организации, вместе с этим материалами дела указанные сведения иными доказательствами более не подтверждены и не проверены, соответствующие сведения в данной организации не истребованы, а ее представитель по обстоятельствам произошедшего не допрошен.

Одним из распространенных недостатков, допускаемых следователями (дознавателями) при расследовании имущественных преступлений является не приведение или вовсе отсутствие доказательств, подтверждающих стоимость похищенного или поврежденного имущества, а также значительность причиненного потерпевшему ущерба.

Из положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» [3] следует, что при определении стоимости похищенного имущества необходимо исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. Вопреки указанным положениям стоимость похищенного имущества сотрудниками правоохранительных органов определяется в основном лишь со слов потерпевших либо посредством приобщения чеков на момент покупки похищенного имущества, которая зачастую происходила значительно раньше совершенного преступления.

Кроме этого, при квалификации действий лица, совершившего кражу по признаку причинения гражданину значительного ущерба, следователями надлежащим образом не выясняется имущественное положение, а также совокупный доход членов семьи потерпевшего, что в свою очередь может повлиять на выводы о квалификации содеянного и служит основанием для производства дополнительного следствия по такому уголовному делу.

Следующей типичной ошибкой, влекущей возвращение уголовного дела следователю (дознавателю) для производства дополнительного расследования, выступает неправильная квалификация инкриминируемого деяния.

Классическое понятие квалификации преступлений, по мнению кандидата юридических наук Власенко В. В., можно представить в следующем виде: «это установление тождества между «фактическим» составом преступления, присутствующим в совершенном деянии, и «юридическим» составом преступления, содержащимся в уголовном законе» [4]. Отсюда можно сделать вывод о том, что результатом уголовно-правовой квалификации деяния является фактическое установление присутствия или отсутствия в деянии состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, которое находит свое юридическое закрепление в соответствующем процессуальном решении.

Например, согласно материалам уголовного дела Л. обвиняется в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Б., совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия. Обвиняемая в своих показаниях выдвинула версию о том, что она действовала в целях обороны, сообщив, что ударила Б. ножом, чтобы защититься. Вместе с этим, следователем не установлено создавали ли действия Б. реальную опасность для жизни Л., осознавала ли она, что причиняет вред, который не был необходим для пресечения действий потерпевшего. В ходе предварительного расследования следователем достаточных мер, направленных на опровержение или подтверждении данных показаний, не принято, надлежащая юридическая оценка этим обстоятельствам не дана, квалификация содеянного по п. «з» ч.2 ст.111 УК РФ не является обоснованной.

Кроме этого, изучением материалов уголовного дела по обвинению Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ, установлено, что вследствие его действий у Я. имелось телесное повреждений в виде раны в левой скуловой области, после заживления которой образовался видимый неизгладимый рубец. Из показаний потерпевшей, а также других участников уголовного процесса, родственников и близких лиц Я. следует, что указанный рубец обезображивает ее внешний облик. С учетом установленных в ходе предварительного расследования обстоятельств действия Н. подлежали квалификации по ч.1 ст.111 УК РФ, что могло повлечь нарушения прав потерпевшего, в связи с чем прокурором было принято решение о возращении уголовного дела для производства дополнительного расследования.

Под существенными нарушениями уголовно-процессуального закона по смыслу п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ понимаются такие препятствия к рассмотрению уголовного дела по существу, при которых обвинительное заключение (акт, постановление) составлены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, исключающим возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения (акта, постановления).

При составлении обвинительного заключения (обвинительного акта, постановления) следователь (дознаватель) должен указать существо обвинения, время и место совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 3 ч. 1 ст. 220, п. 4 ч. 1 ст. 225 УПК РФ). Нарушения этих требований УПК РФ являются смысловыми, как правило, выражаются в следующем.

К примеру, согласно обвинительному заключению Т. высказал в адрес представителя власти В. угрозы применения насилия не опасного для здоровья, пригрозив избить. Однако в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано, какие конкретно угрозы он высказывал. При этом из показаний самого потерпевшего не следует, что Т. пригрозил его избить. Между тем, угроза применения насилия является деянием, которое определяет событие преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ, составляет его объективную сторону, поэтому подлежит обязательной конкретизации.

Аналогичный факт отсутствия конкретизации деяния допущен при составлении обвинительного заключения в отношении М., совершившего хищение имущества П., находящегося в ячейке камеры хранения магазина, путем незаконного проникновения в нее. Однако в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указано, каким конкретно способом М. проник в указанную ячейку. Таким образом, объективная сторона инкриминируемого М. преступления в обвинительном заключении своего отражения не нашла.

Причиной возвращения уголовного дела прокурору стало отсутствие в обвинительном заключении по обвинению Ш. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.201 УК РФ, указания на обязательный элемент данного состава, выражающегося в виде наступления существенного вреда правам и законным интересам организации, не приведено суждение о соотношении размера причиненного материального ущерба и финансово-хозяйственного положения предприятия в целом (безотносительно производственной деятельности на внутреннем рынке), не определены последствия для организации, повлекшие причинение материального ущерба, нарушение ее прав и законных интересов.

Нарушение прав обвиняемого было допущено дознавателем при составлении обвинительного акта по ч.1 ст.168 УК РФ в отношении Б. Исходя из квалификации, вмененной дознавателем, Б. совершил неосторожное повреждение чужого имущества в крупном размере. Однако согласно материалам уголовного дела в результате проявления Б. преступной небрежности по отношению к последствиям в виде возгорания произошло уничтожение имущества потерпевших. В материалах уголовного дела отсутствуют сведения, подтверждающие обоснованность вменения признака объективной стороны преступления в виде повреждения имущества.

Все вышеперечисленные нарушения касаются непосредственно смыслового содержания составленного обвинительного заключения (акта, постановления) относительно требований уголовного и уголовно-процессуального законодательства, препятствующие определению точных пределов судебного разбирательства и ущемляющие гарантированное право обвиняемого знать, в чем конкретно он обвиняется.

Существенные технические ошибки, как правило, обусловлены субъективными особенностями уполномоченных должностных лиц органов предварительного расследования и их пренебрежительным отношением к требованиям пунктов 1 и 2 ч. 1 ст. 220 и п. 3 ч. 1 ст. 225 УПК РФ, обязывающих следователя (дознавателя) указывать в обвинительном заключении (акте, постановлении) фамилии, имена и отчества обвиняемых и данные о личности каждого из них, характеризующих их сведений и сведений о материальном положении, ссылки на тома и листы дела всех доказательств, а также их анализ и другие. Составление обвинительных заключений (актов, постановлений) сводится к техническому копированию собранных по делу доказательств в полном объеме, без их анализа, учета их необходимости и достаточности для доказывания конкретных фактических обстоятельств.

Читайте также:  Как быть, если работодатель не отпускает в отпуск?

Например, следователями необоснованно в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, указывается совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, вместе с тем как из показаний обвиняемого следует, что состояние опьянение не повлияло на совершение последним преступления. Также следователями допускаются такие технические ошибки, как приведение ссылок в обвинительном заключении на доказательства, отсутствующие в уголовном деле, либо находящиеся на других его листах. В нарушении требований п.6 ч.1 ст.220 и п.6 ч.1 ст.225 УПК РФ показания подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и свидетелей представляются от первого лица, что противоречит указанным нормам уголовно-процессуального закона, предусматривающие краткое изложение их содержания. В соответствии с ч.6 ст. 220 УПК РФ после подписания следователем обвинительного заключения уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно направляется прокурору. Вместе с этим, в нарушении указанной нормы уголовно-процессуального закона, обвинительное заключение следователем не подписывается, руководителем следственного органа не согласовывается, то есть формально отсутствуют подписи на завершающем предварительное расследование процессуальном документе.

Отдельно следует выделить такое нарушение требований ст.220 УПК РФ, исключающее возможность вынесения судебного решения, как несоответствие обвинения, изложенного в обвинительном заключении, обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Указанный недостаток непосредственно касается события преступления, существа предъявленного обвинения, а также влечет за собой грубое нарушение прав обвиняемого, гарантированных ему уголовно-процессуальным законом.

Вместе с этим, наличие существенных отличий между обвинением, изложенным в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, и обвинением, содержащемся в обвинительном заключении, в очередной раз указывает на невнимательную организацию следственной работы со стороны руководства территориальных органов предварительного расследования и низкий уровень исполнительской дисциплины отдельного следователя.

Однако, на наш взгляд, не стоит сводить причины допускаемых ошибок лишь к субъективным факторам. Значительная служебная нагрузка, текучесть кадров и кадровый голод, ориентация работы на валовые показатели, отсутствие системного подхода к изучению судебной практики, а в некоторых случаях и вовсе отсутствие доступа к справочно-правовым системам существенно сказываются на качество предварительного расследования в целом.

Следственные ошибки являются определяющим фактором, препятствующим осуществлению правосудия в России. Старший прокурор отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Тришева А. сделала заслуживающий внимание вывод «следственная ошибка — категория объективно существующая, и в законодательном порядке она не может быть отменена. Поскольку следственные ошибки были, есть и будут, то должны существовать и механизмы, устраняющие их» [7]. В настоящее время законодательно регламентированы следующие способы устранения следственных ошибок: на досудебной стадии уголовного производства — это ведомственный контроль, то есть возвращение уголовного дела руководителем следственного органа следователю со своими указаниями о производстве дополнительного расследования, и прокурорский надзор, то есть возвращение уголовного дела прокурором следователю (дознавателю) для производства дополнительного следствия (дознания) и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Безусловно, полное исключение следственных ошибок для осуществления правосудия в России коренным образом позволит улучшить качество его отправления, между тем любое судебное решение прежде всего должно быть законным и обоснованным. Таким образом, изложенные выше положения позволяют сделать вывод о том, что эффективное и скоординированное взаимодействие правоохранительных органов, прокуратуры и суда, в свете динамичного, направленного на гуманизацию, развития законодательства и практики, сможет решить общие проблемные вопросы, затрагивающие права личности и законные интересы общества и государства.

Прокурорские проверки ограничили

С 18 марта действуют новые правила прокурорских проверок. Теперь прокуроры не могут требовать документы когда захотят, бесконечно продлевать сроки и проверять то, что их вообще не касается.

Закон ограничил длительность проверок и объяснил, какие документы прокурорам можно не показывать.

Кого это касается?

Это касается всех: обычных людей, мелких предпринимателей, неизвестных фирм и крупных организаций. Ведь прокуратура может проверять всё что угодно: как соблюдаются права сотрудников на предприятии, правильно ли установлены тарифы на жилищно-коммунальные услуги и имел ли право мэр отменять бесплатный проезд для многодетных. А еще прокуратура проверяет проверяющих: налоговую, районную управу или пожнадзор.

Как было раньше?

У прокуроров были почти неограниченные права. Они сами назначали сроки представления документов, а проверки могли проводить месяцами. В это время частная компания, бизнес-центр или небольшая торговая точка могли совсем закрыться и не получать дохода. В стране, в которой не уважают закон, а правоохранительные органы находятся в сговоре с преступниками, прокурорская проверка могла бы стать инструментом рейдерского захвата или давления на предпринимателя.

Еще прокуроры могли проверять одно, а документы требовать совсем на другое: запрашивать каждый день новые справки, свидетельства, бухгалтерские документы и договоры, а потом не возвращать их. Или прийти с проверкой один раз, получить документы, а через неделю прийти снова и опять запросить те же документы. А потом без надобности привлекать для проверки экспертов и другие контролирующие организации.

Так можно было законно разорить компанию или вынудить предпринимателя прекратить работу. Конституционный суд посчитал это неправильным, и закон изменили.

Что изменилось?

Документы. Для обычных проверок справки, копии документов и пояснения нужно собрать за 5 рабочих дней. Если прокуратура проверяет соблюдение закона — за 2 рабочих дня. Если есть угроза жизни, имуществу или экологии — в течение суток.

Если вовремя собрать документы не получается, можно попросить о продлении срока. Увеличить сроки прокуратура может, а уменьшить — нет.

Требования. Прокурор не должен запрашивать информацию не по теме проверки, если только это не страшное нарушение. Документы, которые уже передавались в прокуратуру, нельзя требовать повторно. Достаточно письменно ответить прокурору, когда и по какой проверке предоставлены материалы.

Полномочия. Прокуратура не заменяет другие ведомства и может приходить с проверкой только в крайнем случае. Если налоги проверяет налоговая, а права потребителя — Роспотребнадзор, то прокурор теперь не начнет проверку на свое усмотрение. Для этого нужна серьезная причина и четкое понимание, что без прокурора никак.

Цель проверки. Если прокуратура начала проверку, она должна в решении объяснить, что, зачем и на каком основании проверяет. Расширять предмет проверки без ограничения, как раньше, теперь нельзя. Прокуроры обязаны аргументировать, почему нужна дополнительная проверка, и оформить на нее отдельные документы.

Сроки. На проверку отводится месяц. Продлевать можно только в крайнем случае и не больше чем еще на месяц. Если и этого времени мало, придется просить разрешения в генпрокуратуре. Зато прокурор может приостановить проверку максимум на полгода: например, если нужно провести сложную экспертизу. Если проверку приостановили, документы вернут — можно продолжить работу.

Результаты. Если прокурор не нашел нарушений, он должен составить акт. Этот акт можно показать, если другой прокурор снова захочет проверить то же самое. Устраивать повторные проверки только потому, что так захотелось прокуратуре, теперь нельзя.

Я считаю, что мои права нарушены, а закон не соблюдается. Что мне делать?

Обратитесь в ведомство, которое этим занимается: Росздравнадзор, Роспотребнадзор, Рособрнадзор, МЧС, МВД или местную администрацию. Идти сразу в прокуратуру, как многие привыкли, теперь нет смысла. Прокуратура всё равно передаст жалобу в уполномоченный орган и подключится только в крайнем случае.

Даже если уверены, что поможет только прокурор, напишите жалобу в профильное ведомство, дождитесь ответа, а потом передайте документы в прокуратуру.

Я боюсь, что ко мне придет прокурорская проверка. Что мне делать?

Если вы не нарушаете закон, ничего не нужно делать. Вовремя платите зарплату сотрудникам, не уклоняйтесь от налогов, не обманывайте клиентов, не давайте и не берите взяток. Тогда, скорее всего, проверка к вам не придет. А если и придет, то не прокурорская, а из налоговой, трудовой инспекции или Ростехнадзора.

Если проверка пришла, не волнуйтесь. Найдите хорошего юриста. Изучите свои права и полномочия прокурора. Не исполняйте незаконных требований. Пишите жалобы на действия прокурора, которые считаете незаконными. Отвечайте на запросы только в письменном виде и храните дубликаты заявлений. Контролируйте сроки проверки.

Адекватно реагируйте на законные требования и устраняйте нарушения. Следите за планом прокурорских проверок.

Жалоба на действия следователя

Занимаясь разбирательством по уголовному делу, следователь не всегда действует профессионально. Статья 123 УК РФ позволяет обжаловать все спорные манипуляции. Соответствующее заявление может быть подано на любого участника обвинения. Жалоба на действия следователя может быть направлена в прокуратуру или суд.

Практика показывает, что больший эффект способно дать судебное разбирательство. Однако подавать документы необходимо только после того, как прокурор отказал в удовлетворении жалобы.

Составляя бумагу, нужно принять во внимание ряд правил. Форма документа стандартная. Она используется для составления большинства гражданских заявлений. Чтобы повысить шанс на удовлетворение требований, стоит заранее ознакомиться со всеми нюансами процедуры. О том, в каких случаях можно составить жалобу, об особенностях оформления документа, а также том, кому подавать бумагу на рассмотрение, поговорим далее.

Когда можно пожаловаться на действия следователя?

Жалоба на бездействие следователя по уголовному делу – официальная бумага, в которой человек просит уполномоченный орган защитить или восстановить нарушенные права. Если речь идет о рассмотрении уголовного дела, обычно участники разбирательства обращаются в суд или прокуратуру с соответствующим заявлением в случае, когда следователь без особых причин затягивает расследование и увеличивает волокиту. Закон позволяет подать жалобу и на других уполномоченных лиц.

Причинами для составления соответствующего обращения выступают:

  • незаконная конфискация имущества;
  • отказ в предоставлении государственного адвоката и иных способов защиты своих прав;
  • задержание было выполнено незаконно или во время его осуществления не соблюдены установленные действующими нормативно-правовыми актами требования;
  • обвинение искажает факты в суде;
  • обыск проведен неофициально или был не запланирован;
  • порядок следственных мероприятий во время уголовного разбирательства нарушен.

Пожаловаться можно на любые действия следователя, которые идут вразрез с нормами действующего законодательства.

Нередко гражданин обращается в уполномоченные органы из-за необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела. Если уголовное преследование в отношении преступника было прекращено, однако законные основания для выполнения действия отсутствуют, это также станет поводом для обращения в соответствующие инстанции.

Кто может пожаловаться?

Подать соответствующее заявление на действия следователя имеют право граждане, принимающие участие в разбирательстве по уголовному делу.

Обратиться в суд или прокуратуру могут:

  • представители стороны защиты (ответчик, подозреваемый, защитник, обвиняемый);
  • лица, представляющие обвинение во время уголовного разбирательства (работники уполномоченных органов, принимающие участие в разбирательстве, обвинитель, потерпевший, законный представитель истца, сам истец);
  • лица, способствующие выявлению истины.

Образец заявления

Закон не предусматривает универсальный образец жалобы на следователя в прокуратуру или суд. Особенности оформления документов зависят от нюансов сложившейся ситуации. Эксперты советуют использовать стандартный образец, составленный с учетом основных стандартных ГПК РФ и правил делового общения.

Скачать образец жалобы на действия следователя:

Писать жалобу на действия следователя необходимо, соблюдая официально-деловой стиль. Текст должен быть информативным и максимально лаконичным. Если человек не использует готовый образец, нужно соблюдать ряд правил. Заполняя документ, стоит избегать просторечных выражений. В жалобе должны отсутствовать ошибки. Исправлений быть не должно. Сокращать слова нельзя.

Стандартный образец имеет следующую структуру:

  • Шапка документа. Она составляется в правом верхнем углу образца. В шапке фиксируется наименование органа, в адрес которого она направляется, указывается его адрес, а также личные данные заявителя. Помимо ФИО и адреса регистрации необходимо указать номер домашнего и рабочего телефона, а также email.
  • Название документа. Оно пишется посередине листа. В центре бумаги необходимо указать жалобу на неправомерные действия или бездействие следователя.
  • Причина обращения в суд или иной уполномоченный орган. Указывается ниже названия документа. Здесь необходимо прописать, из-за чего гражданин решился обратиться в уполномоченный орган. В обязательном порядке нужно указать сведения и о судебном разбирательстве, рассмотрением которого занимается следователь.
  • Выдвигаемые требования. Человек должен указать, чего он хочет добиться в итоге.
  • Список приложений. Здесь необходимо указать документы, подтверждающие правоту заявителя.

В шапке жалобы можно указать конкретное должностное лицо, в адрес которого она направляется. В конце документа нужно поставить подпись и дату составления бумаги. Жалоба в обязательном порядке должна быть подписана.

Государственный орган откажется рассматривать анонимные заявления. Особое внимание стоит уделить доказательной базе. Если утверждения заявителя ничем не подкреплены, такая жалоба имеет мало шансов на удовлетворение.

Правоту гражданина могут подтвердить:

  • приложенные копии документов;
  • свидетельские показания;
  • чеки или квитанции;
  • иные доказательства.

В тексте жалобы в обязательном порядке стоит ссылаться на статьи УПК и УК РФ. Лучше составлять жалобу на основе готового документа. Скачать образец бумаги можно в интернете.

Кому и как подавать заявление?

Если действия следователя противоречат нормам закона, не все люди знают, куда жаловаться. В первую очередь нужно обратиться к прокурору. Предварительно бумагу нужно направить руководству следственного комитета, в котором осуществляет деятельность специалист. Но представители могут провести проверку и наказать должностное лицо, если выяснится, что нарушение действительно имело место быть.

На практике жалобы часто игнорируются. Если обращение к непосредственному руководству результатов не дало, можно перенаправить документ прокурору.

Жалоба составляется в 2 экземплярах. Одна из них передается в уполномоченный орган, а другая остается у заявителя. На ней ставится отметка о принятии. Способов, позволяющих передать бумагу в уполномоченный орган, несколько.

Читайте также:  Как получить квартиру?

Человек может:

  • Самостоятельно посетить прокуратуру и передать жалобу на следствие. Бумагу необходимо отдать ответственному сотруднику или секретарю. При себе нужно иметь паспорт.
  • Отправить документ заказным письмом с описью вложения. Способ неудобен тем, что отправление идет достаточно долго. К тому же у гражданина не будет возможности получить копию бумаги с отметкой о принятии.
  • Передать документ через доверенное лицо. Чтобы жалобу приняли, у человека должен иметься обычный паспорт и нотариально оформленная доверенность.

Если прокуратура проигнорирует жалобу на действия следователя или дознавателя, документ можно направить в суд. В этой ситуации нужно написать исковое заявление. Оно отличается от стандартной жалобы. Документ можно оформить самостоятельно или обратиться к юристу. Отказ прокуратуры в рассмотрении жалобы также необходимо приложить к общему списку документации. В этой ситуации предстоит полноценное разбирательство. Чтобы повысить шанс на успех, рекомендуется нанять адвоката.

Рассмотрение заявления

Первичное рассмотрение жалобы, направленной в прокуратуру, занимает 3 рабочих дня. Период может быть продлен до 10 суток, если присутствуют основания для осуществления тщательной проверки.

Когда установленный период завершается, выносится одно из следующих решений:

  • Прокуратура отказывает в удовлетворении жалобы. В этой ситуации все требования, указанные в заявке, отклоняются. Санкции в отношении следователя не применяются.
  • Жалоба удовлетворяется частично. Если факт нарушения действительно присутствует, однако заявитель выдвинул слишком жесткие требования, прокуратура имеет право смягчить их и самостоятельно выбрать наказание для должностного лица.
  • Жалоба удовлетворяется полностью. Если требования заявителя обоснованы и логичны, а в действиях следователя действительно просматривается нарушение, все выдвинутые требования могут быть удовлетворены.

Если в результате представитель уполномоченного органа решит применить в отношении следователя штрафные санкции, они назначаются незамедлительно. Параллельно автору жалобы направляется официальный ответ.

Прокуратура ненадлежащим образом провела расследование. Что делать?

Ленивые следователи, бюрократия и бесконечные проверки: бывший прокурор, который надзирал за следствием в Сибири и Московской области, а теперь перешел в адвокатуру, рассказал «Медиазоне» о своей работе и карьерном росте.

Как надзирают на следствием

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий]. В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу. Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела. Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение. И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет. Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть. Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место. Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период. Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства. В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности. Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку. Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях. Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается. Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел. И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор. Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет. Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю. Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте. Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел. В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать. А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений. Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет. А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно. В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен. Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда. А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь. Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Раз в неделю наши авторы делятся своими впечатлениями от главных событий и текстов

Ссылка на основную публикацию