Что делать, если избирательная комиссия не зарегистрировала кандидатом из-за поддельных подписей?

Что делать, если избирательная комиссия не зарегистрировала кандидатом из-за поддельных подписей?

Мосгоризбирком отказал Соболь в регистрации кандидатом из-за подделки подписей

Кандидат в МГД Соболь попалась на подделке подписей и подкупе избирателей.

Мосгоризбирком отказал в регистрации оппозиционному кандидату в Московскую городскую думу по 43-му округу Москвы Любови Соболь, ставленнице скандально известного блогера Алексея Навального, из-за фальсификации подписей. Об этом сообщает ФАН с отсылкой на источник в ведомстве.

Команду Соболь неоднократно подозревали в нечестных махинациях с подписями, которые ежедневно увеличивались на немалое количество. Юрист так называемого Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального к середине агитационного периода 14 июня лично заявляла о 500 подписей в ее поддержку, а спустя 5 дней их количество увеличилось на 1 361 подпись. После этого 20 июня Соболь на своей личной странице в социальной сети Facebook сообщила о собранных 2 162 подписей.

Ранее в группе “ Пресненская Пресня ” в социальной сети “ ВКонтакте ” появилась информация о том, что правоохранительные органы Москвы обнаружили в центре столицы квартиру, где несколько молодых людей занимались фальсификацией подписей в пользу “ юриста ” так называемого Фонда борьбы с коррупцией, которая баллотируется в Мосгордуму от 43-го избирательного округа. Подозреваемых в совершении противозаконных действий задержали.

Помимо этого, махинацию с подписями подтвердил один из задержанных участников фальсификационного конвейера Соболь. По его словам, в конспиративной квартире требовалось заполнять по 40 листов за смену на троих, в свободное время можно было делать что угодно: просто сидеть или пить пиво. “ Рисовальщикам ” обещали выплату в размере двух тысяч рублей за смену. Вскоре в Сети появилась и видеозапись “ фабрики ” по рисовке подписей за Соболь.

Политолог Елисеева назвала реакцию на отказ в регистрации Соболь на выборах необоснованной

Она заявила, что решение Мосгоризберкома стало прямым следствием пренебрежения Соболь избирательного законодательства.

Политолог, общественный деятель, эксперт по СМИ Наталия Елисеева прокомментировала решение Мосгоризберкома, согласно которому Любови Соболь отказали в регистрации на выборах в Мосгордуму из-за подделки подписей.

Она считает, что реакция самовыдвиженцев на отказ в регистрации истерическая и ничем не обоснована. Решение специалистов Изберкома соответствует избирательному законодательству и является результатом несоблюдения его критериев.

“Картинка “ честной ” кампании создавалась крайне активно. Однако обвинения и последующие доказательства в использовании несуществующих данных, или же вообще “мертвых душ” в подписных листах или рисовки подписей Соболь игнорировала либо обвиняла оппонентов в том же самом”, – считает Елисеева.

Кроме этого, политолог заявила, что попытки Соболь надавить на Мосгоризбирком с помощью “слезливого видеоролика и громких слов о голодовке” не помогут экс-кандидату в МГД поднять свой рейтинг.

“Очередная работа на имидж угнетенного кандидата, которая впоследствии будет массово растиражирована по оппозиционным СМИ и социальным сетям Навального и ко. По факту Соболь сейчас будет создавать новое шоу для закрепления получившейся позиции”, – заключила эксперт.

Отказ Избиркома в регистрации Соболь из-за поддельных подписей – закономерный результат

Кандидат в депутаты Мосгордумы от 43 округа Любовь Соболь – больше не кандидат. Проверка подписей специалистами Избиркома показала высокий процент брака, который не дает возможности политику дальше участвовать в избирательной гонке.

Уличенная в фальсификации бланков Соболь продолжает настаивать на своей честности. Однако «отказной результат», несмотря на все заявления работницы «ФБК», был ожидаем.

Политическое фиаско

Любовь Соболь, выдвигающаяся в Мосгордуму при поддержке «ФБК» и блогера Навального, опубликовала в своем аккаунте «Твиттер» запись, в которой с сожалением отметила, что до выборов в столичный парламент ее не допустят. Избирательная комиссия 43-го округа «забраковала» 15% подписей (725 штук) при допустимом браке в размере 10% и отказала в регистрации. Проверка «автографов» избирателей проводилась при участии почерковедов МВД, а потому нет оснований не доверять сведениям специалистов. «Юриста» «ФБК» можно больше не считать кандидатом в депутаты МГД.

По словам самой Соболь, в отношении нее приняли политическое решение, чтобы не допустить к дальнейшему участию и честной борьбе с другими кандидатами. «Юрист» «ФБК» уверяет, что подписи были идеальными, а ее права оказались растоптанными. Якобы МВД и Избирком все делали тайно, а потом просто распечатали «бумажки». Для восстановления справедливости выдвиженец от «ФБК» призвала своих сторонников выйти на акцию протеста в Новопушкинский сквер и объявила голодовку.

Источник фото: Prnt Scrn – twitter.com – @SobolLubov

Закономерный результат при подделке

Подписная кампания Любови Соболь с первых дней вызывала множество сомнений в честности и прозрачности, особенно после провала по сбору «автографов» избирателей в первой половине июня. Политик в интервью «Радио Свобода» сама жаловалась, что работать с населением очень сложно, так как из-за жаркой погоды Москва пустует – жители уехали на отдых. Поэтому к 14 июня у нее в «копилке» было всего 500 подписей. Этот объем хорошо показал, что в столице, где проживает около 12 миллионов человек, Соболь особой популярностью не пользуется.

Однако уже 19 июня работница «ФБК» радостно заявила о 1861 подписи, а позднее и вовсе отметила, что сборщики вышли на план в 300 «автографов» в день. А 20 июня у тогда еще кандидата в МГД было уже 2162 подписи.

Источник фото: Prnt Scrn – instagram.com – @sobollubov

Внезапно возросшие темпы сбора после двухнедельного простоя вызвали немало подозрений у экспертов и других политиков. Например, журналист и политический деятель Антон Красовский, ранее участвовавший в выборах, написал в своем Telegram-канале, что собирать по 300-500 подписей в день нет никакой возможности непопулярному политику. Считать Соболь популярной сложно, ведь о ней никто практически не знает. Поэтому очень высока вероятность, что «ФБКшница», отчаявшаяся собрать «автографы» честным путем, просто приступила к их «рисовке».

Сомнения в том, что «юрист» «ФБК» фальсифицирует народную поддержку, развеялись позже, когда была обнаружена «фабрика» по подделке подписей на Шелепихинской набережной в Пресненском районе. Один из «рисовальщиков» по имени Павел, задержанный полицией с поличным, рассказывал в интервью СМИ, что подделывал подписные листы за Соболь при деятельном участии сторонницы «ФБК» Ольги Ключниковой, которая и помогла создать конвейер. По словам Павла, за несколько дней работы их «мастерская» изготовила около 600 подписей.

Источник видео: youtube.com – Интер Сторис

О махинациях с учетом собранных «автографов» в беседе с журналистами рассказывал и бывший координатор штаба Соболь по Пресненскому району Арсений. По словам активиста, весь процесс регистрации и проверки подписей был непрозрачным. Никто не понимал, сколько на самом деле у политика «автографов». Были серьезные подозрения в подделке, особенно после того, как все листы увезли домой к Любови Соболь.

Хорошая мина при плохой игре

При учете всей сомнительной подписной кампании Соболь, где о махинациях политика не говорил разве что ленивый, возникает вопрос, почему она решила встать в позу. Отказ в регистрации – это закономерный результат всего цирка с рисовкой. Подписные листы были проверены компетентными почерковедами, что-либо отрицать уже поздно. Все потуги выставить браковку за провокацию заранее обречены на провал из-за фальсификационного бэкграунда. И это больше похоже на попытку сохранить хорошую мину при плохой игре.

Источник видео: youtube.com – Федеральное агентство новостей

Напомним, подделка подписей в России наказывается по Уголовному кодексу. Сейчас экс-кандидату не голодать и размахивать плакатами надо, а аккуратно свернуть свою политическую деятельность и уйти с достоинством. Пока дело не приняло серьезный оборот и не закончилось допросами следователя. А такой сценарий исключать нельзя. Особенно если вспомнить заявление члена Общественной палаты Ильи Ремесло на пресс-конференции о подготовке к выборам в столичную думу. По словам эксперта, в сданных Соболь листах были обнаружены подписи несуществующих и умерших людей.

«Дело в том, что меня не существует»

Избиратели рассказывают, как Мосгоризбирком отказал им в политическом бытии

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая»

  • После того, как избирательные комиссии отказали в регистрации независимым кандидатам в Мосгордуму, в социальных сетях стали появляться публикации с хештегом #московскиепризраки. Граждане, отдавшие свои подписи в поддержку кандидатов, публично изумлялись тому, что их, по мнению Мосгоризбиркома, не существует. На этапе проверки подписных листов избиркомы забраковали у демократов подписи реальных людей, найдя в них «несоответствия» после проверки по базам ГАС «Выборы» и МВД. Незарегистрированные кандидаты выкладывали фото протоколов, которые были заполнены членами комиссий и отправлены на проверку, — многие имена подписавшихся были исковерканы: где-то были продублированы или, наоборот, пропущены буквы, где-то — фамилия превращалась в отчество. Среди «москвичей с несоответствиями» оказались и многие известные люди.

    В Мосгоризбиркоме заверили, что эти подписи позже засчитали, но кандидатам все равно не хватило их для регистрации. Однако как в сжатые сроки удалось перепроверить все забракованные подписи — в избиркоме не пояснили.

    — На мой взгляд, это совершенно недостойная деятельность людей, которые организуют эту избирательную кампанию, — говорит «Новой» Виктор Шейнис, один из авторов Конституции и член политкомитета «Яблока». — Я не знаю, на каком основании забраковали мою подпись. Я всегда подписываюсь одинаково.

    Моя подпись стоит рядом с подписью моей жены. Ее подпись учли, а мою — нет.

    Это игра в подкидного дурака. Только подкидным дураком оказываются не те, кто хочет баллотироваться, а организаторы кампании.

    Виктор Шейнис оставлял подпись за Елену Русакову, главу муниципального округа Гагаринский. Уже зная, что его подпись по какой-то неизвестной причине забракована, он приехал за заседание окружной комиссии, где принимали решение об отказе в регистрации Русаковой. Но его отказались выслушать.

    — Считаю, что я и многие уважаемые люди поставлены в невероятное положение, — говорит Шейнис. — Я просто не могу подобрать вежливого термина.

    Читайте также

    «Я не сдамся без боя!» Независимые кандидаты провели встречу на Трубной площади в Москве. Задержаний не было, избиения — были

    Профессор ВШЭ Елена Лукьянова, один из основателей «Диссернета» Андрей Заякин, профессор Шанинки Григорий Юдин — подписи этих людей за независимых кандидатов также были забракованы.

    — От штаба Русаковой я знаю, что моя подпись была признана подделкой, — рассказывает Юдин «Новой». —

    Если [протестное] давление будет достаточно сильным — им придется отреагировать. Если не будет — они скажут «вам всем показалось».

    Григорий Юдин опубликовал в своем Facebook фото, где он оставляет подпись, сидя за столом в штабе Русаковой. «Дорогие друзья! Со мной случилась большая неприятность. Дело в том, что меня не существует», — написал Юдин.

    Председатель Мосгоризбиркома Валентин Горбунов во время пресс-конференции в Интерфаксе в среду, 17 июля, возмутился обвинениями в том, что подписи многих реальных москвичей были не засчитаны, назвал эту информацию «слухами» и заявил, что окружные комиссии были «лояльны» к кандидатам.

    — Этот брак не попал в итоговые ведомости. Все перепроверили несколько раз, — заверил собравшихся журналистов член Мосгоризбиркома Дмитрий Реут. — Даже на заседаниях окружных комиссий кандидатам засчитывали по 10 подписей, вопрос — что их все равно не хватило. Госпоже Соболь тоже пошли навстречу, порядка 150 подписей [на заседании комиссии] ей зачли.

    Однако даже при условии, что какая-то часть подписей все же была засчитана на заседании комиссии, возникает вопрос: как получилось так, что в массовом порядке были допущены подобные ошибки и опечатки в именах и адресах москвичей? И все ли подписи все-таки были восстановлены?

    Напомним про «находки» Дмитрия Гудкова и кандидата из его же команды Александра Соловьева: оба кандидата публиковали фото протоколов с данными подписавшихся, которые были отправлены на закрытую от наблюдателей проверку по базам МВД. Для сравнения Соловьев выставил фото подписного листа, заполненного сборщиком подписей от руки, и перепечатанной на компьютере версии сотрудником комиссии: фамилия «Смекалин» превратилась в «Смекалкин», «Череваненко» в «Чеверяненко», а «Бердичевская» в «Тердичевскую». У Гудкова же в протоколах были менее замысловатые «опечатки»: как пример — «Марину» члены рабочей группы превратили в «Мирину».

    Читайте также

    Между бунтом и апатией. Кремль разучился заниматься политикой, но и другим не дает. Что остается избирателям?

    Как еще получались «несоответствия»? По правилам заполнения строки в подписном листе избиратель, оставляющий подпись, сам должен вписать дату. Сборщиков подписей независимых кандидатов уличили в том, что даты проставлены якобы не рукой потенциального избирателя — эти находки принадлежат графологу, который сверяет почерки и решает, что дата написана не тем человеком. «Здравствуйте! Меня зовут Екатерина Киселева. Я живу в районе Щукино. Я оставляла подпись за выдвижение в Московскую городскую думу Дмитрия Геннадиевича Гудкова. Я готова это подтвердить в любых инстанциях», — говорит на видео Екатерина Киселева, мама незарегистрированного кандидата от «Яблока» Анастасии Брюхановой, которой забраковали 517 подписей из-за подобных «несоответствий».

    Мосгоризбирком подготовил статистику по незарегистрированным независимым кандидатам. Рекорд по подписям людей с «несуществующими/недействительными» паспортными данными принадлежит члену «Яблока», правозащитнику Андрею Бабушкину — 2845 подписей. Далее следует Александр Соловьев — 1591 подпись, следом еще один член «Яблока» Кирилл Гончаров — 1537 подписей с «несуществующими» и «недействительными» данными.

    «Новой» также стало известно об избирателе Александре Фирсове, чью настоящую подпись за Константина Янкаускаса признали «недействительной». Однако совершенно случайно он узнал, что засчитали его подпись за другого кандидата в округе — Сергея Зверева, члена «Единой России». Только вот за единоросса Фирсов не подписывался.

    — Один из моих хороших знакомых в территориально-избирательной комиссии Нагорного района (он имеет доступ к подписям) обнаружил мою подпись за Сергея Зверева. Но я ее не оставлял. Я подал заявление в полицию, мне выдали обратный талон, но прошло уже две недели, и я не знаю, есть ли у какой-то инстанции интерес к этому делу.

    Тем временем кандидата Зверева зарегистрировали на выборы.

    «А свою подпись за Константина Янкаускаса я оставлял при личной встрече с ним, — продолжает Фирсов. — Но платежный документ на подписные листы, который Янкаускас оплачивал 7 июня, фактически в первый день подписной кампании, во время проверки был подменен на другой документ — датированный 15 июня. С точки зрения комиссии, из этого следует, что все подписи в подписных листах, которые были заполнены в период с 7 по 14 июня, — недействительны».

    В течение 10 дней после вынесения решения об отказе в регистрации кандидат имеет право подать жалобу в Мосгоризбирком и в суд.

    «Тот орган, который рассматривает такое обращение, повторно проверяет все, что кандидат представил. Но если выяснится, что окружная комиссия слишком мягко отнеслась и не заметила какого-то нарушения — мы можем его заметить», — предостерег кандидатов член избиркома Дмитрий Реут. Горбунов заверил, что к кандидатам будут относиться лояльно, на рассмотрение жалоб глава Мосгоризбиркома пригласил представителей СМИ и при ответе на один из вопросов о публичности процесса напомнил, что никто не запрещал прессе присутствовать при проверке подписей. Хотя на прошлой неделе в Мосгоризбиркоме «Новой» ответили, что «избирательным кодексом это не предусмотрено». «Все жалобы мы рассматриваем публично, — заверил Горбунов. — Пожалуйста, приходите, будете сами наблюдать за рассмотрением».

    Друзья!

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

    Избирком подделал акт о поддельных подписях

    Кандидатов от этого демократического движения истребили как класс.

    Первыми сняли с выборов бывшего главу молодежного «Яблока» Илью Яшина, бывшего замминистра экономики РФ и члена Совета Федерации Ивана Старикова, а также лидера движения «МЫ» программиста Игоря Драндина. Рабочая группа по проверке сданных ими подписей забраковала их оптом, все 100% у каждого их трех кандидатов. Придрались к отсутствию в шапке подписных листов «подстрочника-подсказки», который поясняет, какие данные о себе кандидат обязан сообщить. То есть, под строкой, где нужно было указать, например, ФИО кандидата, у Яшина не было надписи «фамилия, имя, отчество». «Приведу наглядный пример, доказывающий политическую мотивированность «дела о подстрочниках», – пишет Яшин в своем блоге в ЖЖ. – Вчера я получил на руки образцы подписных листов, которые сдали в Московскую городскую избирательную комиссию партии «Яблоко» и «Патриоты России». Естественно, ни у тех, ни у других никакого подстрочника нет и в помине».

    Нет подстрочников и в подписных листах другого кандидата от «Солидарности» Владимира Милова. Но его сняли с выборов по иным причинам – «тупые избиркомовские овцы», как их назвал Милов, признали недействительной 28,5% сданных им подписей. Причем, среди забракованных оказалась даже та подпись, которую собственной рукой поставил сам кандидат – по закону он имеет право подписываться за себя. Более того, не поверили и в подлинность подписи известной жительницы Ясенева, депутата местного муниципального собрания Натальи Облецовой, которая недавно умерла. «Такая подпись считается действительной, потому что в момент ее проставления Наталья Облецова была жива и обладала активным избирательным правом в округе, – сообщает Милов в своем блоге в ЖЖ. – Подпись Натальи Облецовой забраковали как «не проживающей в Ясенево». Вообще эти лоси даже, как сегодня выяснилось, не умеют протоколы проверки подписей составлять, пришлось им помогать. В частности, они порывались 2 раза посчитать одни и те же подписи, забракованные по разным основаниям».

    Есть основания для непарламентских выражений и у Ивана Старикова, он тоже хотел пройти в Мосгордуму под знаменами «Солидарности» и тоже «провинился» перед избиркомом. Абсолютно все 100% собранных им подписей признаны недействительными на том основании, что он не указал в подписном листе район Москвы, в котором проживает. Правда, штаб Старикова принес подписной лист в окружной избирком еще в июле и не получил на него никаких нареканий. Более того, получил из избиркома официальный ответ с печатью и подписью, гласящий, что «избирком не утверждает форму листа». А это документально подтверждает, что избирком подписной лист Старикова видел и никаких изменений в него не внёс. Примечательно, что этот же избирком уже зарегистрировал некого самовыдвиженца Н. Селезнева, у которого, по данным официального сайта Мосгоризбиркома, район проживания в Москве в документах о выдвижении также не указан.

    В случае со Стариковым вообще много интересного. Например, избирком признал четверых москвичей, подписавшихся за него, умершими. Штабу кандидата удалось дозвониться до двух «умерших» и один из них оказался жив и даже прописан по адресу, указанному в подписном листе! Ведомости же проверки подписных листов окружного избиркома №1, зафиксировавших факт «фальсификации», подписал почему-то не член ОИК, а системный администратор. Причем, судя по копиям этих протоколов избиркома, попавших в распоряжение «Века», их заполняли разные люди явно различным почерками, но подписаны они все как один этим самым системным администратором. Выходит, в избиркоме №1 подделали собственную ведомость о якобы поддельных подписях за Ивана Старикова.

    Похожая участь постигла и других претендентов от «Солидарности» – Игоря Драндина, Николая Ляскина и Сергея Давидиса. Их тоже не допустили до избирательной кампании. «Ситуация совершенно скандальная, естественно, мы будем судиться, – сказал «Веку» член президиума «Солидарности» Сергей Жаворонков. – Даже если никого из наших кандидатов так и не зарегистрируют, мы все равно проведем полноценную кампанию. Только будем призывать голосовать не «за» наших, а «против» единороссов. Могу сказать, что будут изготовлены сотни тысяч агитационных материалов».

    Впрочем, ради справедливости следует сказать, что и в стане кандидатов от парламентских партий на этих выборах тоже хватает абсурда. Так, по сообщению председателя избирательной комиссии Благовещенска Юрия Микова, к нему поступили две жалобы. Первая – от единороссов. Они жалуются на кандидата в депутаты городской думы Сергея Жеребцова, который идет по списку «Справедливой России», являясь членом «Единой России». Другая «кляуза» – от «справедливороссов». Они, свою очередь, сообщают о том, что кандидат из списка ЕР Сергей Яценко на самом деле – член СР. Кроме того, в рядах «Справедливой России» значится еще один кандидат – Денис Чубаров, который почему-то решил баллотироваться по списку ЛДПР.

    Председатель Мосгоризбиркома рассказал, как проверяют подписи кандидатов в Мосгордуму

    Нынешней осенью в столице пройдут выборы депутатов в Московскую городскую Думу. Большинство москвичей к ним пока не проявляют особого интереса, хотя в околополитических кругах царит оживление. Председатель Московской городской избирательной комиссии (МГИК) Валентин Горбунов рассказал, как проверяют подписи кандидатов.

    Валентин Горбунов рассказал об этом в интервью “Независимой газете”. Он отметил, что МГИК относится ко всем выдвинувшимся кандидатам-самовыдвиженцам с максимальной объективностью:

    С ейчас многие кандидаты от оппозиции обвиняют окружные избирательные комиссии (ОИК) в предвзятом отношении к подписям оппозиционеров, а подписи кандидатов от власти, якобы наоборот, почти не проверяют, как Вы к этому относитесь?

    – Есть хорошая поговорка: “На воре и шапка горит”. Если есть утверждение, что комиссия относится предвзято, то человек чувствует за собой какую-то вину. Мы сделали процесс проверки подписей максимально открытым, например у кандидата Ильи Яшина доверенным лицом выступает известный выборный эксперт Андрей Бузин, он всегда все комментирует, что связанно с выборами, но сейчас пока идет предварительная работа. Например, через систему ГАС-выборы проверяют достоверность адресов, относящихся к округу, ведь границы округа иногда включают в себя, к примеру не всю улицу, а часть домов на ней, также люди меняют фамилии, переезжают, умирают, наконец. В системе ГАС-выборы данные обновляются ежемесячно. Дальше, если в достоверности подписи есть какие-то сомнения, то ОИК посылает запрос в ФМС, откуда получают официальную справку, действительны данные, указанные в подписном листе, или нет. А когда будет результат, ОИК обязательно известит кандидата.

    Оппозиционеры жалуются, что им не дают осуществлять свои права при проверке подписей

    – Это не правда. Присутствовать и наблюдать за ходом проверки подписей никто не запрещает. Вчера, например, на проверке подписных листов кандидата Константина Янкаускаса присутствовал член СПЧ Илья Шаблинский — известный эксперт по выборам. Но одно дело наблюдать за процессом работы комиссии, и совсем другое мешать ей. Ему разрешили прийти, но не разрешали вмешиваться в работу окружной комиссии, – сидите и наблюдайте, не мешайте людям работать. Многие подобные нападки вообще не имеют под собой почвы. Например, была истерика у кандидатов от оппозиции, якобы что 6 июля не примут у всех подписи, могу сказать, что последнего кандидата приняли в 22 часа вечера. Также мы обеспечили безопасность при сдаче подписей, один из кандидатов опасался, что его подписи отберут при сдаче в МГИК, мы обеспечили ему сопровождение. Вообще в эту кампанию к оппозиции относятся как никогда доброжелательно и открыто, например им разрешили провести День сбора подписей на Цветном бульваре, где собирали автографы за десятки кандидатов. Правда само мероприятие посетило не так уж много народа, по-моему, около 500 человек.

    Известно, что у МГИК проходят пикеты в поддержку оппозиции, как Вы к этому относитесь?

    – Они стоят, их никто не прогоняет. Но есть сомнение, что они стоят бескорыстно, мы видели, как вчера на подобном пикете одни люди подходили к другим и где-то расписывались, наверное в какой-то ведомости. Это типичное психологическое давление. Вся эта ситуация напоминает старый советский анекдот: “В СССР проводились митинги за свободу Луису Корвалану и освобождение республики Чили. Один пьяный работник Иванов заявляет: “Я не знаю, кто такой Корвалан, за что его посадили, и где находится Чили, но пока его не освободят, я на работу не выйду!” Так и здесь. Говорят о допуске независимых кандидатов, а от кого они независимы? У нас любят вешать ярлыки, некоторых кандидатов называют провластными. Но если мы посмотрим на защитников оппозиции, например письмо известных людей в МГИК с требованием допустить оппозиционных кандидатов на выборы, то кто его подписал? Одна из подписантов живет 15 лет в Америке, кто-то в Прибалтике и Канаде, хотя, им, наверное, из Канады видны проблемы наших выборов.

    Многие оппозиционеры жалуются, что их не допускают на проверку подписей так называемых провластных кандидатов.

    – Официальные жалобы в ЦИК и МГИК, что их не допускают, как ни странно, в основном подают коммунисты. Хотя по закону на проверке подписных истов могут присутствовать только те кандидаты, которые сами собирали подписи, а КПРФ — парламентская партия, и ее представители не имеют права там находится. А что касается демократических кандидатов, все они, в основном сдали подписи в последний разрешенный по закону день: 6 июля. Яшин стал исключением и сдал 5-го числа. А другие кандидаты-самовыдвиженцы сдали подписные листы раньше, их успели проверить, и если претензий к их подписям нет, то комиссия не видит основания проверять их по новой в присутствии кандидатов. Поймите: у комиссий много работы, это не только проверка автографов, но и проверка других документов, деклараций о доходах, финансовых отчетов, справок с места работы кандидатов и т. д.

    У многих оппозиционных групп также есть замечания, что их не допускают на этап проверки подписей через ГАС-выборы.

    – Там ничего особенного не происходит. Как я сказал, там только проверяют, не изменились ли данные об избирателях, меняли ли люди фамилию, переезжали ли. Это рабочее место МГИКа. Кроме того такие проверки — подготовительная работа, никаких справок там не готовят и не дают оснований для отказа в регистрации кандидата. Все ошибки проверяются в ФМС. У нас на прошлых выборах были случаи, когда кандидат предоставил подписи около 200 умерших человек, тогда еще были шутки, мол, Иисус Христос воскресил одного, а этот кандидат – двухсот человек.

    Также, в частности у команды Яшина были претензии, что проверка через ГАС-выборы проходила слишком быстро, и невозможно за 7 часов проверить 15 тыс. подписей трех кандидатов.

    – Через систему проверяются выборочно подписи, которые вызывают сомнения. Проверяющие смотрят адреса, улицы и дома. Это как сотрудники паспортных столов: у них глаз наметан и они уже примерно знают где какие номера зарегистрированы, например, человек работает в Москве, а номер паспорта у него владивостокский. Люди просто не понимают специфики работы сотрудников комиссий. Поэтому, пусть Яшин разберется со своими сборщиками, появились сообщения, что некоторым из них не заплатили, так что мог быть и умышленный вред со стороны.

    Демократы заявляют о том, что у Мосгоризбиркома, якобы, есть политический заказ на то, чтобы снять сильных несистемных кандидатов с выборов.

    – Такая истерия свидетельствует о неуверенности самих кандидатов. Это как в футболе: если наши выигрывают, то все молодцы, а если команда проигрывает, то виноваты все вокруг: плохой тренер, предвзятый судья, условия. Можно обсуждать конкретные решения, когда будут выданы документы об отказе. Возможно, у кандидатов есть какие-то внутренние проблемы, которые заставляют думать, что им откажут в регистрации. У нас был случай, что уже зарегистрированного кандидата снимали с муниципальных выборов по жалобе, оказалось, у него была грин-карта. Поэтому давайте дождемся результатов проверки подписей и выдачи документов кандидатам на руки. У нас в Мосгоризбиркоме подход ко всем кандидатам один — объективный и справедливый, не зависимо от навешиваемых ярлыков.

    Online812

    В Санкт-Петербурге
    февраль, 21, 2020 год
    4 °C

    Читают все

    Н овости партнёров

    L entainform

    Какие ошибки нельзя допускать сборщикам подписей

    18/08/2016

    На минувшей неделе закончился период выдвижения кандидатов в Думу и ЗакС. Главная интрига – зарегистрируют ли в ЗакС «Партию роста», завершилась в пользу Оксаны Дмитриевой. Ее партия оказалась единственной партией, которой это удалось.

    Д ля того чтобы автоматически, без сбора подписей принять участие в думских выборах, достаточно, чтобы у партии был хотя бы один депутат хотя бы в одном региональном парламенте. Такой депутат есть практически у всех, кому это только нужно. В том числе и у «Партии роста», которая выдвинула кандидатов по всем думским округам.

    А вот не собирать подписи в ЗакС могут только те, у кого там есть фракции, то есть «Единая» и «Справедливая» России, ЛДПР, КПРФ и «Яблоко». По подписям пытались зарегистрироваться «РОТ-фронт», «Парзас» и «Парнас», «Коммунисты России», «Родина» и «Партия роста». Никому, кроме нее, это не удалось.

    Учитывая спокойное (в сравнении с 2011 годом) течение предвыборной кампании и общую установку на бесконфликтные выборы, все были уверены, что «Партию роста» зарегистрируют без проблем. Однако за несколько дней до того, как огласить результаты проверки общепартийных подписей, избирательные комиссии стали валить партийных кандидатов, собиравших подписи в своих одномандатных округах. Главным шоком стал отказ в регистрации Максима Резника, потом стало известно про забракованные подписи Ирины Комоловой и ряда других ведущих партийных кандидатов.

    Впрочем, в итоге саму партию все-таки зарегистрировали. Вероятно, приказа снимать весь список Дмитриевой не было, либо подействовало ее обращение к главе Центризбиркома Элле Памфиловой, а также к Георгию Полтавченко. Тем не менее снятие Максима Резника и других сильных кандидатов в округах – серьезный удар по партии. Хотя сам Резник, будучи вторым номером в партийном списке, все равно попадет в ЗакС, в целом представительство партии в парламенте будет меньше.

    Скорее всего, снятие кандидатов «Партии роста» в округах – это местная инициатива. Она может исходить от глав районных администраций, например, или влиятельных конкурентов. Наиболее яркий случай произошел с давней соратницей Оксаны Дмитриевой Натальей Петуховой. Проверка не нашла в ее подписях превышения нормы по браку и рекомендовала зарегистрировать. Тогда в комиссии заявили, что она неправильно указала свою должность в подписных листах: вместо «депутат Государственной думы» написала «член комитета Государственной думы по бюджету». На этом основании все подписные листы были признаны бракованными. Несколькими днями ранее ровно на таком же основании – неправильное указание места работы – забраковали 100% подписей оппозиционера Александра Шуршева.

    В случае с Петуховой, заявила Оксана Дмитриева, указана как раз официальная должность, поэтому в «Партии роста» намереваются восстановить ее кандидатуру и заодно добиться расформирования ТИКа № 23.

    Как собирают подписи

    Однако в целом требования к подписям таковы, что собрать их без ошибок практически невозможно. И, скорее, нужна политическая воля для того, чтобы зарегистрировать кандидата, принесшего подписи, чем для того, чтобы его завалить.

    Партии должны сдавать по 20 тысяч, кандидаты в округах (даже если их выдвигает партия, сама собирающая подписи) – по 5 тысяч. В паспортных данных подписантов не должно быть не то что ошибок – даже написание «у.» вместо «ул.» или «улицы», не говоря уже об «СПб» вместо «Петербурга», ведет к выбраковке подписи. Если ошибка допущена в паспортных данных сборщика подписей (они указываются на каждом листе) – выбраковывается весь лист. При этом личность и подпись самого сборщика должны заверяться у нотариуса.

    На этих выборах особенное распространение получили технологии провокаторства. Конкуренты посылают своих людей во вражеский штаб с приказом наняться в сборщики подписей и принести как можно больше фальшивых автографов. Если при этом есть связь с ТИКом, туда сообщат, какие именно подписи надо взять для проверки. Как говорят, именно так сняли председателя совета по малому бизнесу при губернаторе Елену Церетели, подписи для которой – естественно, без ее ведома – собирали люди из конкурирующей команды. В «Партии роста» считают, что провокаторы принесли поддельные подписи за Ирину Комолову.

    В упрощенном варианте этой технологии провокаторы не внедряются в команду сборщиком подписей, а просто идут подписываться за кандидата и пытаются сообщить неверные паспортные данные (если сборщики по оплошности не требуют у них паспорта). Либо подписываются по-настоящему – с тем, чтобы потом публично заявить, что они не подписывались, и устроить скандал.

    «Мы столкнулись с таким во Фрунзенском районе, – говорит Оксана Дмитриева. – Наши агитаторы, много лет работающие на территории, узнавали в лицо некоторых муниципалов-молодогвардейцев, которые подходили к ним на пикетах, предлагали подписаться и пытались называть номера паспортов по памяти».

    Наконец, подписи могут подделывать и сами сборщики с целью заработать побольше денег. Поэтому штабу необходимо проверять их, прежде чем сдать в ТИК, не только на соблюдение всех формальных требований, но и желательно по существу: паспортные данные и на глаз – сами автографы. Однако чтобы сделать это, надо иметь доступ к полицейской паспортной базе, которого у партий нет.

    Как проверяют подписи

    Проверкой подписей занимаются ТИКи. Там отобранную случайным образом часть автографов граждан (20% от сданных у партии и 25% у одномандатников) проверяют на соответствие паспортным данным через систему ГАС «Выборы». Все несовпадения отправляют на перепроверку в УФМС. Как правило, УФМС подтверждает подлинность не менее половины паспортных данных подписантов, так как в ГАС «Выборы» устаревшая база.

    Одновременно подписи проверяют эксперты-почерковеды. Хотя их оценки субъективны, юридически оспорить заключение эксперта невозможно. Даже если избиратель, чья подпись сочтена поддельной, придет и лично заявит, что он подписывался, это не будет аргументом.

    Если комиссия ставит перед собой целью завалить кандидата, она может начать целенаправленно выискивать среди подписавшихся людей с именами, имеющими разные варианты написания. Наталья и Наталия, Витальевич и Виталиевич. Здесь весьма велика вероятность ошибки со стороны сборщика подписей, к которой можно прицепиться. Иногда идут на прямые подлоги. Например, посылают в УФМС запрос о паспортных данных человека, поставившего подпись, при этом умышленно допускают ошибку в написании его имени. Когда из УФМС приходит ответ, что такого человека нет, этот ответ становится основанием для выбраковки подписи. Так, например, в ТИКе № 29, проверяя подписи кандидата от «Партии роста» Маританы Кузнецовой, направили в УФМС 24 запроса с паспортными данными подписавшихся избирателей, из них 18 были с ошибками.

    Если и после этого процент брака недостаточный для снятия (то есть менее 10%), члены комиссии проводят визуальный осмотр: где-то находят помарку, где-то пытаются утверждать, что написанная от руки буква не «и», а «а», и т.д.

    В штабе «Партии роста» говорят, что к подписавшимся за них избирателям приходят люди и спрашивают, точно ли они подписывались. Узнать адреса этих избирателей можно только в ТИКе, получив доступ к подписным листам, что является уголовным преступлением, так как это персональные данные. Глава партии «Родина» Андрей Петров на заседании ТИКа, когда принималось решение о снятии Натальи Петуховой, по словам свидетелей, признался, что по квартирам избирателей ходят его люди. Когда его спросили, откуда они знают адреса, Петров стал рассказывать, что его сборщики следили за сборщиками Оксаны Дмитриевой и, таким образом, узнали, кто за нее подписывается .

    Читайте также:  Можно ли получить компенсацию морального ущерба за убийство дочери и задолженность по деньгам?
    Ссылка на основную публикацию
    • ВКонтакте
    • Facebook