Как исключить показания свидетеля?

КС вновь подчеркнул, что показания потерпевших и свидетелей оглашаются в исключительных случаях

28 февраля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 513-О об отказе в рассмотрении жалобы осужденного Николая Пятакова на неконституционность ряда норм УПК РФ (ч. 1 ст. 61, ч. 1 ст. 73, ст. 87, ч. 1 ст. 88, ч. 2 ст. 240, ч. 2 ст. 281, ч. 2 ст. 297, п. 2 ст. 307, п. 7 ч. 3 ст. 389.28 и п. 5 ст. 401.10).

По мнению заявителя, оспариваемые положения допускают оглашение показаний свидетелей по уголовному делу, несмотря на возражения стороны защиты, позволяют судам при рассмотрении дела по существу не исследовать в полном объеме версию событий обвиняемого и оставлять без рассмотрения доводы его апелляционных и кассационных жалоб.

Изучив обстоятельства дела, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Со ссылкой на собственную практику (Определения от 7 декабря 2006 г. № 548-О, от 16 июля 2013 г. № 1137-О, от 23 декабря 2014 г. № 2796-О и др.) Суд напомнил, что оглашение показаний, полученных на стадии предварительного следствия, рассматривается как исключение и допустимо лишь в случаях, предусмотренных законом (ст. 240, 276, 281 УПК). Это обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между защитой и обвинением, проводившими допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившими соответствующие протоколы, так и свободой суда от постороннего влияния при оценке показаний участников уголовного судопроизводства.

КС пояснил, что ст. 281 УПК не предусматривает возможность расширительного толкования перечня случаев, допускающих оглашение в суде показаний, ранее данных потерпевшими и свидетелями, отсутствующими на заседании. Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний на предмет допустимости и достоверности, должны толковаться в пользу обвиняемого. «В случае оглашения судом – при наличии указанных в законе оснований – изобличающих обвиняемого показаний отсутствующего лица и последующего их использования сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами», – сообщается в Определении.

Тем самым, подчеркнул КС, оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем в ходе предварительного расследования, допустимо лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы этому лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих стадиях судебного разбирательства (ч. 2 ст. 281 УПК). При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании неявившихся свидетеля или потерпевшего.

В Определении также отмечается, что аналогичный смысл нормам уголовно-процессуального закона придает и правоприменительная практика. Так, в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г. № 55 разъяснено, что суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, а также воспроизводить в заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий с их участием.

Суд также не вправе ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства не была предоставлена возможность их оспорить (например, в ходе очных ставок задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним возражения).

КС подчеркнул, что содержащиеся в оглашенных показаниях сведения, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов суда лишь после проверки и оценки по правилам ст. 87 и 88 УПК. При этом суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в деле доказательства, если они не были им исследованы и не отражены в протоколе.

Также КС напомнил, что суды при оценке доказательств по уголовному делу, в том числе оглашенных показаний не явившихся на заседание свидетеля или потерпевшего, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки и с участием в предшествующих стадиях уголовного судопроизводства. Суды также должны выявить наличие либо отсутствие у подозреваемого, обвиняемого или его защитника возможности оспорить эти показания в установленном порядке.

Кроме того, Суд пояснил, что УПК прямо включает в предмет доказывания в том числе событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства), виновность лица в его совершении, форму вины и мотивы (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73). Предусмотренный порядок доказывания предписывает проверку и оценку всех доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения дела (ст. 87 и ч. 1 ст. 88). Он также определяет, что приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он вынесен в соответствии с требованиями УПК и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297). Описательно-мотивировочная часть такого приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (п. 2 ст. 307).

В свою очередь положения ст. 389.28 и 401.10 УПК прямо предусматривают, что в перечисленных судебных решениях должны быть изложены доводы заявителя и мотивы принимаемого по жалобе решения. Положения данных статей не допускают отказ судов от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а предписывают мотивировать свои решения путем указания на конкретные, достаточные основания, по которым эти доводы отвергаются.

В связи с этим, подытожил КС, спорные нормы не нарушают конституционные права заявителя, а доводы жалобы сводятся к оспариванию процессуальных решений по уголовному делу.

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, Определение не стало революционным: «Орган конституционного правосудия не отклонился от своей позиции, которую ранее обозначал при оценке предписаний ст. 281 УПК».

Эксперт предположил, что в жалобе заявитель ссылался на частный случай нарушения его прав. При этом он отметил, что суды продолжают расширительно понимать положения о возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей, чем грубо нарушают права на защиту, и выразил несогласие с выводом КС о том, что ч. 2.1 ст. 281 УПК гарантирует соблюдение права на защиту.

Михаил Кириенко полагает, что основания оглашения показаний следует четко указать в УПК в целях препятствия расширительному толкованию правоприменителем. «Ссылки на возможность оспорить показания на других стадиях, а также эффективность такой возможности – очень субъективный момент, который суд зачастую истолковывает без учета гарантии состязательности не только в целом, но и при оценке каждого доказательства, – пояснил адвокат. – Кроме того, на момент наличия такой возможности у обвиняемого может не быть определенного объема информации, гарантированной законодателем по итогам предварительного расследования, которую можно использовать для защиты».

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов согласился с выводами КС в отношении возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей лишь в исключительных случаях и при предоставлении защите возможности на предыдущих стадиях оспорить эти показания. «В последнее время я не сталкивался с иной трактовкой ч. 2.1 ст. 281 УПК. По всей видимости, судей ориентируют на подобное правоприменение», – отметил он.

По мнению эксперта, сторона обвинения нашла новую лазейку для обхода возможности стороны защиты в ходе судебного заседания допросить свидетелей, которые могут дать показания, отличные от данных ими на стадии предварительного расследования. «Лицо (особенно часто это практикуется с лицами, заключившими досудебное соглашение о сотрудничестве), является в суд, отказывается от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции, после чего гособвинитель заявляет ходатайство об оглашении предыдущих показаний согласно ч. 4 ст. 281 УПК. Суд удовлетворяет ходатайство, игнорируя доводы защиты о невозможности оспорить показания такого лица и задать ему вопросы», – пояснил адвокат.

В заключение он добавил, что дважды сталкивался с подобной ситуацией по так называемым «громким уголовным делам», и, к сожалению, апелляционная инстанция (а это был ВС) на проблему не отреагировала.

О признании недопустимым доказательством оглашения показаний свидетеля в ходе судебного разбирательства *

Васяев Александр Александрович, член Международного союза (содружества) адвокатов, адвокат Московской коллегии адвокатов “Коллегия адвокатов Павла Астахова”, кандидат юридических наук.

Автор рассматривает судебное действие – оглашение показаний свидетеля, выявляя нарушения, допускаемые судом при его производстве.

Ключевые слова: доказательство, оглашение показаний, суд, исследование доказательств.

Autor considers disclosure of evidence such as judicial action, revealing court’s infringement during the proceeding.

Key words: proof, disclosure of evidence, court, evidence.

Согласно ч. 2 ст. 50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В соответствии с ч. 3 ст. 7 УПК РФ нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса судом, прокурором, следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Часть 1 ст. 75 УПК РФ признает недопустимыми доказательства, полученные с нарушением требований Кодекса, и устанавливает, что такие доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Указанные нормы носят общий характер и распространяются на весь процесс производства по делу.

Следует констатировать, что нормы ст. 75 УПК РФ на практике в большей степени применяются к доказательствам, собираемым в ходе производства расследования по делу, в меньшей степени – в отношении порядка исследования представленных участниками судебного разбирательства доказательств, т.е. при нарушении норм, регламентирующих производство судебных действий.

Так, нарушение закона в ходе исследования доказательств допускается при производстве судебного действия – оглашения показаний свидетеля (ст. 281 УПК РФ).

Установленный ст. 281 УПК РФ порядок оглашения показаний свидетеля представляет строго регламентированный процесс исследования представленных в суде доказательств, нарушение которого должно влечь признание, таким образом, исследованного доказательства недопустимым.

Следует понимать, что согласно общему условию судебного разбирательства – непосредственности исследования доказательств – оглашение показаний есть исключение из общего правила. Ввиду этого установленный порядок оглашения показаний есть гарантия, регламентирующая это исключение. Поэтому установленная гарантия должна соблюдаться и применяться с особой осторожностью, поскольку она всегда граничит с нарушением прав подсудимого, свидетеля, потерпевшего, нарушением установленных процедурных правил.

Приведем частое из нарушений – удовлетворение судом ходатайства государственного обвинителя об оглашении письменных показаний свидетеля вследствие его неявки, где сторона защиты не выдает согласия на оглашение показания (возражая против этого) в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ. Однако в нарушение этого суд санкционирует оглашение свидетельских показаний, данных в ходе предварительного расследования.

В данном случае нарушается право на защиту, нарушается в процессе исследования доказательств, это право нарушает суд (государственный обвинитель), и главное – это нарушение является всегда осознанным. Вследствие этого у многих подсудимых возникают риторические вопросы. А чем судья, нарушивший уголовно-процессуальный закон, отличается от лиц, обвиняемых в нарушении уголовного закона? Что движет судьей при нарушении закона? Какие цели преследует судья, нарушая закон? Во имя частного либо общего блага нарушается закон? Является ли обязательным для такого судьи закон?

В соответствии со ст. 240 УПК РФ в суде все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. В этой формулировке закреплены сущность и назначение непосредственности судебного разбирательства: судьи получают сведения об обстоятельствах, имеющих значение для разрешения дела, путем личного восприятия всех доказательств в судебном заседании, а не по письменным материалам дела (представленных стороной обвинения) и только на основе своего восприятия делают выводы по делу (ч. 4 ст. 302 УПК РФ).

Несоблюдение условия непосредственного исследования доказательств должно приводить к отмене приговора.

Непосредственность исследования судом доказательств позволяет суду лично воспринимать доказательства, формируя на их основе внутреннее убеждение. Невыполнение этого условия нарушает самостоятельность суда, связывает его убеждение материалами, собранными следователем, дознавателем.

Во-первых, непосредственность требует, чтобы суд без каких-либо посредствующих звеньев рассматривал (анализировал) доказательства по уголовному делу.

Во-вторых, под исследованием доказательств понимается их анализ участниками уголовного судопроизводства для уяснения их сути, определения ценностных свойств через призму законодательно установленных требований к их уголовно-процессуальной форме и содержанию в порядке, предусмотренном УПК РФ, с целью установления на их основе всего круга обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.

В-третьих, исследование доказательств в судебном заседании должно происходить при строгом и неукоснительном соблюдении всех предписаний уголовно-процессуального закона. Для уголовного судопроизводства, отказавшегося от формальных доказательств, особенно важен “истинный путь”, который ведет к достоверному результату. Таким путем является строгое соблюдение процессуальных правил и использование их не только для собирания доказательств, но и для их проверки и оценки.

В-четвертых, суд должен дать оценку свойствам доказательств в процессуальной форме их получения и закрепления.

В-пятых, суд обязан вникнуть в суть, содержание доказательств, уясняя их смысл, значение, устанавливая на их основе обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

То есть начало непосредственности заключается в требовании, чтобы все доказательства, с которыми суд сталкивается путем непосредственного восприятия, были восприняты судом от первого лица. Приговор должен быть основан не на том, что судья узнал с чужого голоса, а на том, что судья сам видел и слышал при исследовании доказательств.

В соответствии со ст. 281 УПК РФ показания свидетеля или потерпевшего, данные ими в ходе предварительного расследования, могут быть оглашены в судебном заседании лишь при наличии указанных в УПК РФ оснований. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в соответствии с ч. 1 ст. 281 УПК РФ допускается только с согласия сторон.

В деле “Аллене Де Рибемон против Франции” 10 февраля 1995 г. Европейский суд заявил, что Конвенция должна толковаться так, чтобы гарантировать конкретные и реальные, а не иллюзорные и теоретические права. Право подсудимого на допрос показывающего на него свидетеля будет иллюзорным и теоретическим, если закон и судебная практика не будет делать различий между показаниями свидетелей, данными в присутствии обвиняемого, на публике, в открытом судебном процессе с соблюдением принципов равноправия и состязательности, и показаниями, полученными от свидетеля на предварительном следствии в отсутствие общественного контроля и потенциальной возможности давления и принуждения. Отсутствие такого различия предрешает результат судебного заседания и не ограждает обвиняемого от фальсификации доказательств правоохранительными органами, а свидетеля от принуждения, запугивания и пыток со стороны правоохранительных органов. Если суд использует для доказательства вины человека показания свидетеля, данные на предварительном следствии, то нарушается принцип гласности, так как от публики скрывается ответственный момент процесса – дача показаний свидетелем .

Читайте также:  Как взыскать задолженность по квартплате с мужа?

Постановление Европейского суда по правам человека от 10 февраля 1995 г. N 308/96 по делу “Аллене Де Рибемон против Франции” // СПС “КонсультантПлюс”.

В соответствии с подп. “е” п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подп. “d” п. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод обвиняемый вправе требовать, чтобы все указанные им свидетели были допрошены в суде. А суд в свою очередь должен принимать все имеющиеся возможности для обеспечения явки вызванных лиц.

Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г. Ратифицирован Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 сентября 1973 г. N 4812-VIII // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17 (1832). Ст. 291.
Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 2. Ст. 163.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. “О судебном приговоре” указано, что фактические обстоятельства, содержащиеся в оглашенных показаниях, могут быть положены в основу выводов и решений лишь после их всестороннего исследования в судебном заседании. Защитник должен использовать предоставленные ему возможности для активного участия в проверке указанных показаний и их опровержения, если эти показания сторона защиты сочтет недостоверными .

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 1 “О судебном приговоре” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. N 7. С. 2 – 7.

Заключенное в ст. 281 УПК РФ положение не исчерпывает всего содержания рассматриваемой правовой нормы. Данная норма должна применяться лишь в сочетании ряда статей УПК РФ, и в частности тех, которые предусматривают непосредственность, устность судебного разбирательства (ч. 1 ст. 240 УПК РФ) и обязанность суда основывать свой приговор лишь на доказательствах, исследованных в судебном заседании (ч. 3 ст. 240 УПК РФ).

По общему правилу п. 1 и подп. “d” п. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод требуют, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная возможность оспаривать утверждения и допрашивать свидетельствующих против него лиц либо когда они дают показания в суде, либо на более поздней стадии.

В деле “Axen против Федеральной Республики Германия” 8 декабря 1983 г. Европейский суд заявил: “Публичный характер разбирательства защищает заявителей от тайного, неподконтрольного обществу отправления правосудия; это также один из способов укрепления доверия к деятельности судов как высшей, так и низшей инстанции. Делая процесс отправления правосудия прозрачным, публичность способствует достижению цели п. 1 ст. 6 Конвенции, а именно обеспечению справедливого судебного разбирательства, гарантия которого является одним из фундаментальных принципов любого демократического общества. Как правило, эти права требуют, чтобы обвиняемому дали адекватную и надлежащую возможность бросить вызов и расспрашивать свидетеля против него или когда он делал его утверждения, или в более поздней стадии слушаний” .

Mole N., Harby C. The right to a fair trial // Human rights handbooks. 2009. N 3. C. 12. (71).

Вследствие этого следует учитывать следующие положения прецедентной практики Европейского суда по правам человека по толкованию положений подп. “d” п. 3 ст. 6 Конвенции в части реализации каждым обвиняемым в совершении уголовного преступления права на допрос свидетелей со стороны обвинения:

  1. Свидетель должен быть официально вызван в суд, при этом должны быть предприняты эффективные меры, направленные на обеспечение явки свидетеля (потерпевшего) в судебное заседание.
  2. Установление позиций сторон относительно возможности оглашения показаний неявившегося свидетеля.
  3. При решении вопроса о правомерности оглашения показаний неявившегося свидетеля необходимо учитывать, насколько данные показания являются основными и решающими для оценки доказанности вины подсудимого, т.е. насколько они подтверждаются другими доказательствами.
  4. Право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, может быть реализовано не только в суде первой инстанции, но и во время очной ставки в ходе досудебного производства.

С учетом данных положений обязанность участников процесса во всех случаях – реагировать на нарушения закона, требуя исключения недопустимого доказательства.

Следует констатировать описанное как проблему не одного конкретного случая, а всей складывающейся судебной практики, поскольку суд в нарушение закона позволяет оглашать показания свидетелей в случае их явки . Подобная практика также является в отдельных случаях средством по устранению неблагонадежных свидетелей стороной обвинения. Для государственного обвинителя показания важнее огласить, чем слышать новые, подчас противоположные данным на следствии, подвергая риску выстроенную следствием обвинительную конструкцию.

Как показывает судебная практика, любые оглашенные в судебном заседании показания, полученные на предварительном следствии, могут быть положены в основу обвинительного приговора вне зависимости от того, о чем свидетельствовал свидетель (потерпевший) в суде в присутствии подсудимого, и как он отвечал на его вопросы. Не влияет на использование оглашенных показаний и то, имел ли подсудимый реальную (а не иллюзорную) возможность лично участвовать в допросе свидетеля. Практика использования оглашенных показаний указывает на то, что в основу обвинения кладутся именно показания свидетелей (потерпевших), полученные на предварительном следствии, как более правдивые, а показания свидетеля (потерпевшего) в суде, если они в пользу обвиняемого, почти всегда признаются судом недостоверными. Судье дается ничем не ограниченное право выбора между показаниями, полученными на предварительном следствии, и показаниями, полученными в суде.

Сталкиваясь в практической деятельности с подобным, мы выработали следующий алгоритм обоснования незаконности действий суда. Во-первых, в заявлении предостережения судье (в том числе письменно) о нарушении закона – в случае удовлетворения ходатайства государственного обвинителя после выражения им намерения оглашения показаний. Во-вторых, в случае оглашения показаний – заявление ходатайства о признании исследованного незаконным способом доказательства недопустимым. В-третьих, заявление письменной правовой позиции относительно действий суда, где помимо указанных выше аргументов в обязательной форме приобщаем перечень вопросов, которые сторона защиты желала выяснить у лица, чьи показания оглашались. Это действенно организует судью, поскольку ему на откуп предлагаются в отдельных случаях сотни вопросов, на которые он вместо свидетеля должен дать ответ в приговоре.

Довольно типичное нарушение регламентированного права, описанного выше, на практике порождает борьбу за это право. При этом энергия, затрачиваемая судьей на совершение незаконного действия, несопоставима с энергией, затрачиваемой участником процесса за восстановление нарушенного права. Многочисленные ходатайства, аргументы, излагаемые в них, требования быть выслушанным в связи с этим встречают лишь безразличие и нелепое обоснование видимой законности происшедшего.

На сегодняшний день практика такова, что заявленные в ходе исследования доказательств ходатайства об исключении недопустимых доказательств по существу не рассматриваются. В отдельных случаях это объясняется некой позицией Верховного Суда РФ – отказывать в удовлетворении подобных ходатайств до исследования всех доказательств по делу. Однако как результат большинство заявленных ходатайств об исключении доказательств остаются не рассмотренными даже в совещательной комнате. Поэтому следует из раза в раз заявлять ходатайства (в том числе повторные) с требованиями реализации норм УПК РФ, регламентирующих порядок и сроки их рассмотрения, и признания исследованных незаконным способом доказательств недопустимыми.

НАРУШЕНИЯ ЗАКОНА, ВЛЕКУЩИЕ ИСКЛЮЧЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЯ, ПОТЕРПЕВШЕГО ИЗ ПРОЦЕССА ДОКАЗЫВАНИЯ

Б. Комлев, старший прокурор организационно – методического управления Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук.

В действующем уголовно – процессуальном законодательстве отсутствует перечень нарушений закона, влекущих исключение показаний свидетеля, потерпевшего из процесса доказывания. В то же время анализ следственной и судебной практики приводит к выводу, что не все нарушения закона при получении и фиксации показаний свидетеля и потерпевшего влекут утрату их доказательственного значения. Они подразделяются на три группы.
Нарушения первой группы не влекут исключение показаний из процесса доказывания, поскольку не вызывают сомнений в истинности информации, содержащейся в показаниях.
Нарушения второй группы не влекут, но могут повлечь исключение показаний из процесса доказывания при условии, что дополнительные следственные действия не смогут устранить сомнения в истинности полученной информации.
Нарушения третьей группы влекут безусловное исключение показаний из процесса доказывания в связи с невозможностью устранения сомнений в истинности полученной информации.
Следственная и судебная практика относит к нарушениям закона, влекущим исключение показаний свидетеля, потерпевшего из процесса доказывания, действия, не регламентированные законом, но тем не менее вызывающие неустранимые сомнения в истинности информации, сообщенной свидетелем, потерпевшим.
В качестве примера нарушений первой группы можно привести несоблюдение порядка вызова свидетеля и потерпевшего к следователю. Повестку направляют по почте и не вручают под расписку, что не гарантирует ее поступление к свидетелю и не дает возможности опровергнуть его доводы о том, что повестка к нему не поступала. Телефонограмма подменяется обычным сообщением по телефону о вызове в качестве свидетеля.
Примерами нарушений второй группы могут служить:
– тактически ошибочное определение места допроса. Допрос в месте нахождения свидетеля проводится в исключительных случаях (болезнь, престарелый возраст, инвалидность и т.п.). Иные случаи допроса свидетеля и потерпевшего по месту их нахождения, в особенности по месту жительства, могут привести и иногда влекут заявления обвиняемого, его защитника, самого свидетеля об отводе следователя в связи с его заинтересованностью в исходе дела;
– время допроса свидетеля и потерпевшего законом не регламентировано и определяется по аналогии со временем допроса обвиняемого. Обычно допросы проводятся в период рабочего дня. В другое время, включая ночное, их допрашивают в исключительных случаях, когда совершено особо тяжкое преступление и промедление с допросом может повлечь утрату доказательств. Допрос свидетелей и потерпевших во внерабочее время может повлечь заявления о психологическом давлении с целью получения нужных показаний. Как правило, в этой ситуации доводы заявителей опровергать довольно сложно;
– не соблюдаются требования о том, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой. Не соблюдается оно в силу ряда причин (в связи с загруженностью следователей, необходимостью допроса многих свидетелей в ограниченное время, несвоевременной явкой и т.п.). Общение свидетелей между собой может быть использовано в качестве повода для утверждения обвиняемого и его защитника о том, что свидетель получил информацию от других лиц и не помнит от кого, либо свидетель сам начинает утверждать, что ранее заблуждался и дал показания, не соответствующие действительности;
– следователь не удостоверяется в личности свидетеля. Чтобы удостовериться в личности вызванного на допрос, следует попросить предъявить паспорт, свидетельство о рождении, военный билет или иное удостоверение личности. В действительности же вызванное в качестве свидетеля лицо в лучшем случае предъявляет повестку, и тогда следователь пишет в протоколе следственного действия, что личность установлена, несмотря на то, что, строго говоря, она не установлена. В случае оспаривания доказательственного значения показаний следователь не сможет опровергнуть доводы о том, что допрошено было не то лицо;
– предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, за отказ или уклонение от дачи показаний сводится по существу к формальной подписи свидетеля в соответствующей графе протокола следственного действия;
– не соблюдается порядок получения показаний. Предлагая свидетелю начать свой рассказ, следователь не поясняет, о каких обстоятельствах ему нужна информация, не устанавливает источник, из которого свидетель получил информацию, не устраняет противоречия в показаниях, противоречия между показаниями допрошенного лица и информацией, содержащейся в его ранее данных объяснениях. Это приводит к проблемам, влекущим необходимость дополнительных допросов, и при невозможности устранения допущенных недостатков показания могут быть исключены из процесса доказывания;
– показания записываются не дословно, не от первого лица, а от третьего. По окончании допроса протокол не предъявляется свидетелю для прочтения, не записываются поправки, уточнения, дополнения, не предоставляется свидетелю возможность собственноручно записать свои показания. В дальнейшем эти нарушения используются обвиняемым и его защитником для заявлений о том, что запись показаний от третьего лица исказила содержание показаний, а отказ в предоставлении свидетелю возможности прочитать свои показания, дополнить их и т.п. подтверждает обвинительный уклон следствия. Невозможность опровержения таких доводов влечет исключение показаний из процесса доказывания;
– текст в протоколе допроса записан разными почерками и красителями;
– в протоколе применены речевые обороты, которые допрошенное лицо не могло применить в силу своего уровня развития.
Нарушения закона, влекущие безусловное исключение показаний из процесса доказывания, можно, в свою очередь, подразделить на группы.
Нарушения, связанные с должностными признаками лица, производящего следственные действия:
– следственное действие проведено ненадлежащим должностным лицом. Следователем может быть только лицо, назначенное на должность следователя. Однако есть случаи, когда лицо назначено на должность эксперта, но фактически работает следователем по устному указанию начальника органа внутренних дел. По устным указаниям руководителей правоохранительных органов следственные действия порой незаконно проводят стажеры, практиканты.
Следователь, находящийся на излечении и имеющий листок временной нетрудоспособности либо находящийся в отпуске, не вправе проводить следственные действия, так как в соответствии с трудовым законодательством не находится при исполнении служебных обязанностей.
По письменному поручению следователя отдельные следственные действия вправе проводить следователи других следственных подразделений, работники криминальной милиции, дознаватели.
Без письменного поручения вправе проводить следственные действия следователи, включенные в состав следственной группы, и прокурор, осуществляющий надзор за исполнением законов при расследовании по уголовному делу.
До настоящего времени неоднозначно решается вопрос о проведении следственных действий дознавателями. Согласно актам МВД РФ дознавателем может быть как лицо, назначенное на должность дознавателя, так и любое другое должностное лицо милиции, которому начальником органа дознания поручено производство дознания по конкретному уголовному делу. Безотносительно к этому результаты следственных действий признаются не имеющими доказательственного значения, если постановления о возбуждении уголовного дела, о производстве выемки, обыска и другие не утверждены начальником органа дознания.
Нарушения, связанные с личностью допрашиваемого. В нарушение ст. 72 УПК РСФСР иногда допрашивают защитника обвиняемого об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника, представителей профессионального союза, общественной организации об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с выполнением ими обязанностей представителей лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков, возраста не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.
Установив, что свидетель или потерпевший является близким родственником лица, совершившего преступление, или сам причастен к преступлению, следователь не всегда разъясняет ему положение ст. 51 Конституции РФ о праве отказа от дачи показаний, изобличающих его самого или близкого родственника. Отсутствие записи в протоколе следственного действия, что это положение было разъяснено, влечет исключение показаний из процесса доказывания.
Не может быть допрошен священнослужитель об информации, которая стала ему известна на исповеди, в связи с тем, что религиозные постулаты запрещают разглашать тайну исповеди и п. 11 ст. 5 УПК РСФСР освобождает его от уголовной ответственности за отказ от дачи показаний об этих обстоятельствах.
Не должны допрашиваться в качестве свидетелей дознаватели, следователи, прокуроры, судьи об обстоятельствах проведенных ими следственных действий. Если же возникают сомнения в добросовестности указанных должностных лиц, то необходимо проводить служебную проверку или возбуждать уголовное дело о должностном преступлении и тогда допрашивать их.
В протоколе следственного действия, как правило, указывается, что права и обязанности участникам разъяснены. Вместе с тем, иногда лица, участвовавшие в следственном действии, утверждают, что им разъяснили не все права и обязанности, что влечет исключение результатов следственных действий из процесса доказывания. В связи с этим в протоколе нужно перечислять все права и обязанности, подлежащие разъяснению.
Довольно часто не указываются дата, время и место проведения следственного действия, фамилия и должность лица, проводившего следственное действие, фамилия, имя, отчество допрошенного лица, отсутствуют подписи допрошенного лица, переводчика на каждой странице протокола и подписи следователя в конце протокола допроса. В тех случаях, когда свидетель или потерпевший отказывается от подписи протокола следственного действия, следователь пишет, что тот отказался от дачи показаний, и ставит свою подпись. Но свидетеля нельзя привлечь к ответственности потому, что он отказался не от дачи показаний, а от подписания протокола, т.е. от заверения соответствия записанной информации той, которую он сообщил. А без этой подписи нельзя использовать показания в качестве доказательства.
Наибольшую трудность для оценки представляют недостатки информации, содержащейся в показаниях свидетелей и потерпевших:
– свидетель не может или не желает указать источник своей осведомленности или осведомлен о происшедшем по слухам;
– противоречия в показаниях свидетеля, потерпевшего невозможно устранить в связи с тем, что других свидетелей нет и нет возможности проверить показания путем следственного эксперимента, назначения экспертиз и т.п.
Свидетель в силу ряда причин может добросовестно заблуждаться (плохое зрение, слабый слух, склонность к фантазированию) или умышленно давать показания, не соответствующие действительности, из-за боязни мести со стороны родственников обвиняемого, в связи с его подкупом ими или иной личной заинтересованностью. Невозможность подтверждения или опровержения таких показаний влечет их исключение из процесса доказывания.
Следователь, переводчик также в силу различного рода обстоятельств могут исказить информацию таким образом, что вопрос о доказательственном ее значении становится весьма проблематичным (например, неправильный метод допроса малолетнего, вкладывание совершенно другого содержания в высказывания допрошенного и т.д.).
Не могут быть использованы в качестве доказательства показания свидетеля, не бывшего очевидцем преступления, если не допрошено лицо, сообщившее ему информацию, о которой свидетель дал показания.
Нельзя использовать в качестве доказательства предположения, умозаключения свидетеля, потерпевшего, если есть основания предполагать, что они ошибочны.
Перечисленные нарушения закона целесообразно, на наш взгляд, закрепить в УПК в отдельной главе “Нарушения закона, влекущие исключение доказательств из процесса доказывания”.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

Читайте также:  Как разделить трех несовершеннолетних детей?

“КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
“УГОЛОВНО – ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР”
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
Законность, N 12, 1997

Всё об уголовных делах

Оглашение показаний, подборка материалов

276 УПК оглашение показаний подсудимого

281 УПК оглашение ранее данных показаний свидетеля

– п. 4 Пленума № 55 ранее данные показания должны быть оглашены

– п. 19 Пленума № 1 оглашение ранее данных показаний

I). Неявка свидетеля

Требуются формальные меры по поиску

Меры принятые для поиска свидетеля при необходимости оглашения показаний

II). Противоречия в показаниях

Оглашение в случае противоречий между старыми и новыми показаниями

СИТУАЦИИ из практики

Оглашены показания по инициативе прокурора, хотя свидетель не отказывался

п. 4 Пленума № 55 ранее данные показания должны быть оглашены

– для того, чтобы использовать показания свидетелей в мотивировочной части приговора (как основание для признания виновным), они должны пройти процедуру оглашения показаний .

– при этом оглашение возможно в двух случаях:

а) в случае – неявки свидетеля.

б) в случае – противоречий с ранее данными показаниями.

I). Неявка свидетеля, основание для оглашения показаний

– если свидетель (ранее допрошенный в досудебной стадии ) не явился в судебное заседание, то у стороны защиты появляется “рычаг” воздействия на судебный процесс:

– дело в том, что не оглашенные в суде показания нельзя использовать в приговоре (п. 4 Пленума № 55) это запрещает категорически.

I). Для оглашения требуется согласие сторон

Для оглашения требуется согласие защиты

– п. 19 Пленума № 1 при неявке свидетеля оглашение только с согласия сторон

– норма ч.1 281 УПК дает защитнику “власть” разрешать или не разрешать оглашение показаний неявившегося свидетеля.

– но, фактически – эта “власть” иллюзорна, сторона обвинения с легкостью может переломить ситуацию, обосновать необходимость оглашения вопреки воле стороны защиты.

II). Для оглашения не требуется согласия сторон

Для оглашения не требуется согласие защиты

– норма ч.2 281 УПК содержит перечень ситуаций при которых оглашение может быть произведено и вопреки воле сторон (включая удобнейший для стороны обвинения п.5 ч.2 281 УПК ).

Не нужно согласия сторон

– п.1 ч.2 281 УПК в случае – смерти свидетеля

– п.2 ч.2 281 УПК в случае – тяжелой болезни свидетеля

– п.3 ч.2 281 УПК в случае – неявки иностранца

– п.4 ч.2 281 УПК в случае – чрезвычайных обстоятельств

– п.5 ч.2 281 УПК если не удалось установить – местонахождение свидетеля

– п. 19 Пленума № 1 в случаях ч.2 281 оглашение – без согласия сторон

п. 11 Пленума № 51 при условиях из ч.2 281 УПК не нужно согласия сторон

– также эта возможность подчеркивается в Пленумах Верховного суда (п. 19 Пленума № 1 и п. 11 Пленума № 51).

Меры по явке свидетеля

– п.5 ч.2 281 УПК не удалось установить местонахождение свидетеля

– начиная с 2016г. (после введения нового пункта п.5 ч.2 281 УПК ) возможности защиты сильно уменьшились. Если ранее, свидетель, уехавший в неизвестном направлении мог создать для обвинения немалые проблемы (так как его показания нельзя было оглашать без согласия защиты) то теперь оглашение стало возможно “если принятые меры не дали возможность установить его место нахождения”.

п. 11 Пленума № 51 необходимость исчерпывающих мер для явки

п. 11 Пленума № 51 указывает о необходимости принятия исчерпывающих мер для обеспечения участия в судебном заседании неявившегося свидетеля.

– но на практике, такие меры могут быть чисто формальными: поручение начальнику РОВД, от того по цепочке – участковому, тот совершает один визит по месту жительства свидетеля, составляет один протокол объяснений от соседей (“уехал неизвестно куда”), затем составляет рапорт. Вот и все “меры”, на основании рапорта участкового суд может спокойно оглашать показания свидетеля.

– ч.3 281 УПК оглашение показаний свидетеля при противоречиях

– второй тип ситуаций, когда возможно оглашение: если свидетель дает каждый раз новые показания, путается, противоречит сам себе, забывает: то для таких ситуаций есть очень простой механизм: норма ч.3 281 УПК .

Противоречия в показаниях основание, для оглашения показаний

I). Согласия сторон не требуется

Не требуется согласия второй стороны

– п. 19 Пленума № 1 при противоречиях, оглашение без согласия сторон

– для оглашения при противоречиях в показаниях – не требуется согласия второй стороны (п. 19 Пленума № 1).

– это отсутствие необходимости согласовывать оглашение показаний со всеми сторонами крайне негативно влияет на возможности стороны защиты. Дело в том, что сторона обвинения использует норму ч.3 281 УПК при малейшем отклонении свидетеля от ранее данных показаний.

Фиксация свидетельских показаний в удобном для обвинения виде

– в тех случаях, когда свидетель дает показания не совсем удобные для формирования обвинительной доказательственной базы , то следователь их слегка корректирует. Вот как это может выглядеть на практике:

а) допрос происходит так: свидетель излагает, то что он видел (или иным образом узнал), потом следователь выкатывает из принтера напечатанный текст и предлагает подписать. Свидетель не особо вглядываясь (не будет же следователь мошенничать !) подписывает. Мало кто из свидетелей будет особо внимательно вчитываться, и тем более спорить со следователем. (Также следует учитывать, что обстоятельства уголовного дела могут быть таковы, что между статусом свидетеля и статусом обвиняемого лежит очень зыбкая грань, которую следователь может и “помочь” перейти в иной статус. Ясно, что такой свидетель точно не станет заниматься буквоедством и придираться к протоколу).

Собственно здесь нет прямой и грубой фальсификации доказательств , в протоколе напечатано почти все так как сказано, но так, что нужные моменты обойдены, как будто и не были сказаны, а некоторые акцентированы, изложены чуть-чуть в другом контексте. В результате получается так:

– вслух было сказано например, вот так: “ну, я видел на месте преступления человека одного роста с обвиняемым Петровым, возможно это он и был”.

– а в протоколе допроса это изложено так “я видел на месте преступления – Петрова”.

б) в судебном заседании свидетель начинает рассказывать – именно так как было, а не так как написано в протоколе. Разумеется, после этого прокурор ходатайствует об оглашении ранее данных показаний ( ч.3 281 УПК ).

Сторона защиты оглашению показаний воспрепятствовать не может, поскольку ее согласия в таком случае не требуется (п. 19 Пленума № 1).

Как должно было быть (в теории)

– по общему смыслу закона, а именно исходя из принципа непосредственности исследования доказательств ( ч.1 240 УПК ), в судебном заседании, помимо доказательств, полученных следователем, возникают производные от них – но не тождественные им доказательства.

– было одно доказательство – протокол допроса свидетеля. Это доказательство само по себе еще только полуфабрикат, его нельзя использовать при вынесении приговора.

– сначала каждое доказательство должно пройти через процедуру исследования в суде. И возникает второе, производное от первого доказательство – это допрос свидетеля в суде.

– именно это второе доказательство уже можно использовать в приговоре, прямо ссылаться на него в составе доказательственной базы .

– если же эти два доказательства не идентичны, если свидетель в суде дает иные показания, отличающиеся от данных им на следствии, то суд должен сопоставить их и приняв одно, объяснить в приговоре почему он одно принимает, а второе отвергает ( ч.2 307 УПК и п. 6 Пленума № 55).

– но это в теории, а на практике, свидетель после зачитывания его ранее данных показаний просто соглашается с ними, и на этом все. То есть, возникшие противоречия устранены, протокол допроса свидетеля полностью превращается в его показания на суде, без изменений. Двух противоречащих доказательств не возникло.

II). Требуется ходатайство стороны

Требуется ходатайство стороны

– п. 19 Пленума № 1 при противоречиях, оглашение только по ходатайству сторон

п. 10 Пленума № 51 при противоречиях, оглашение только по ходатайству

– для оглашения при противоречиях в показаниях обязательно требуется ходатайство стороны, то есть суд не может оглашать по своей инициативе (п. 19 Пленума № 1 и п. 10 Пленума № 51).

– ситуация, одна из самых частых, из происходящих в суде I-й инстанции:

– свидетель начинает путаться, или говорить вообще на 100% обратное тому, что говорил ранее (к изумлению прокурора вдруг свидетель обвинения превращается в свидетеля защиты).

– но растерянность прокурора и радость защитника длятся – очень недолго.

– у прокурора есть “палочка-выручалочка”, роль которую играет норма ч.3 281 УПК .

– он немедленно обращается с ходатайством об оглашении показаний.

– после зачитывания протокола своего допроса – свидетель быстро соглашается, что ранее он давал правильные показания, а сейчас просто “забыл” и потому запутался.

– крайне редко свидетель начинает настаивать на правильности именно сегодняшних показаний, но и тут, как правило сопротивление длится недолго – свидетелю очень сложно логично объяснить почему он раньше давал одни показания, а сейчас другие.

– следует помнить, что над свидетелем всегда стоит тень статьи 307 УК , о чем прокурор всегда рад ему напомнить.

– важно, чтобы все “метания” свидетеля оставляли реальные следы. То есть, в протоколе судебного заседания – это должно быть отражено.

– можно заранее предугадать, что в описании этого места судебного заседания в протоколе будет все крайне лаконично.

– потому начинаем этому препятствовать заранее, заявляем письменные ходатайства о занесении этого обстоятельства в протокол (ссылаться нужно на требования п.13 ч.3 259 УПК ).

– для вышестоящих судов такие следы “путаницы” показаний свидетелей, это признак “токсичности” дела.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

Читайте также:  Как быть, если ограничивают трудовые права?

ДОПРОС СВИДЕТЕЛЕЙ В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ. ОГЛАШЕНИЕ ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЕЙ.

При рассмотрении судом уголовного дела в общем порядке, в качестве доказательств по уголовному делу используются показания свидетелей допрошенных в судебном заседании или оглашенные в соответствии с требованиями закона.

Согласно закона, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний по данным обстоятельствам.

Так, в качестве свидетелей в судебном заседании могут быть допрошены не только очевидцы совершения преступления, но и лица выступавшие в качестве понятых при проведении следственных действий, либо которые могут охарактеризовать подсудимого.

В большинстве случаев показания свидетелей имеют решающее значение для разрешения уголовного дела и установления виновности или не виновности подсудимого.

Правом на вызов и допрос свидетелей в судебном заседании обладает как сторона обвинения, так и сторона защиты. Вместе с тем, согласно ч.4 ст.271 УПК РФ, суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.

Таким образом, если свидетель явился в судебное заседание, то суд не вправе отказать в его допросе.

Допрос свидетеля в судебном заседании начинается с установления судом его личности и предупреждении свидетеля об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу суду заведомо ложных показаний.

Важно: Свидетель имеет право отказаться свидетельствовать против себя и своих близких родственников (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки). То есть если свидетелю известны сведения, которые могут быть использованы как доказательства виновности подсудимого, то являясь близким родственником подсудимого, свидетель может такие показания не давать.

Первой задает вопросы свидетелю, та сторона, по инициативе которой он допрашивается в суде, после противоположная сторона. Если свидетель вызван стороной обвинения, то первым задает вопросы прокурор, и только потом адвокат и подсудимый.

Суд также может задавать вопросы свидетелю по существу уголовного дела, а также отводить вопросы сторон, если они не имеют отношения к рассматриваемому делу или например могут рассекретить личность свидетеля, если данные о его личности сохранены в тайне.

К допросу свидетелей в судебном заседании необходимо подойти очень серьезно, продумать все вопросы которые сторона защиты будет задавать свидетелю, и его возможные ответы на них.

При подготовке к допросу свидетеля обвинения необходимо понимать, что сторона обвинения с большей долей вероятности уже проинструктировала свидетеля о содержании показаний которые ему необходимо давать в судебном заседании, и о возможных вопросах стороны защиты. Кроме того, в практике не редкие случаи, когда прокурор перед допросом свидетеля, дает ему возможность прочитать показания данные на стадии следствия.

Имейте ввиду, что часто свидетели обвинения, принимают сторону защиты “в штыки” и полностью поддерживают позицию прокурора.

При подготовке к допросу свидетеля защиты, целесообразно очень подробно проконсультировать свидетеля о содержании его показаний, и возможных вопросах стороны обвинения с целью дискредитировать его показания. Будьте готовы, что прокурор будет задавать много уточняющих вопросов, чтобы поставить под сомнение отношение данных свидетелем показаний к рассматриваемому уголовному делу.

Оглашение показаний данных свидетелем на следствии в связи с противоречиями.

Закон представляет возможность суду огласить показания свидетеля данные на стадии предварительного следствия в связи с существенными противоречиями имеющимися между ранее данными показаниями на следствии и в судебном заседании.

Данным инструментом очень умело пользуется сторона обвинения в случаях, когда свидетели стороны обвинения не могут дать внятные показания по существу уголовного дела, пояснить значимые обстоятельства, очевидцами которых они являлись, или на вопросы стороны защиты и обвинения, дают неудобные для обвинения ответы.

Как правило, прокурор заявляет ходатайство об оглашении показаний таких свидетелей, данных на следствии.

Важно: В случае заявления прокурором такого ходатайства, попросите конкретизировать в чем существо противоречий.

После оглашения показаний, суд обязан устранить имеющиеся противоречия и выяснить их причины, а свидетель должен дать четкий ответ. Однако, если свидетель относится к стороне обвинения, он подтверждает оглашенные показания ссылаясь на давность произошедших событий, по наводящему вопросу прокурора – “На момент дачи показаний на следствии вы лучше помнили события ?”, который по сути является наводящим.

Таким образом, независимо от показаний свидетеля обвинения данных в судебном заседании, в подавляющем большинстве случаев, в основу приговора суд кладет оглашенные показания свидетеля данные на следствии.

На мой взгляд, судам надлежит отдавать приоритет именно показаниям свидетеля непосредственно данным в судебном заседании, а не оглашенным протоколам допросов свидетеля, которые по своей сути являются инструментом следствия при доказывании вины подсудимого на стадии следствия, так как со стороны следствия возможны любые злоупотребления своими полномочиями.

К сожалению в практике не редко бывают ситуации, когда свидетель обвинения в судебном заседании отказывается от показаний данных на следствии и указывает, что не давал таких показаний следователю, а подписал протоколы их не читая или пустые бланки. Однако, суды не дают данным фактам надлежащей оценки, оглашают показания таких свидетелей, и в лучшем случае допрашивают по обстоятельствам допроса следователя, который конечно же утверждает, что свидетель сам давал показания и никаких злоупотреблений со стороны следователя не было.

Такая практика, не соответствует требованию о справедливом судебном разбирательстве дела независимым и беспристрастным судом, так как суд не предпринимает достаточных мер для выяснения истинных обстоятельств, ограничиваясь только допросом заинтересованного лица (следователя), тем самым создавая видимость проверки приведенных свидетелем доводов.

Оглашение показаний не явившегося свидетеля в судебном заседании.

Действующее законодательство предусматривает случаи оглашения показаний данных на стадии следствия, без их непосредственного допроса в судебном заседании.

Оглашение показаний свидетеля в судебном заседании регламентируется ст.281 УПК РФ.

Так, оглашение показаний не явившегося в суд свидетеля возможно по ходатайству обвинения или защиты, и только при согласии противоположной стороны на их оглашение.

Важно: Показания не явившегося свидетеля, оглашенные в судебном заседании, являются полноценным доказательством по уголовному делу, и должны получить оценку в приговоре. Если вы оспариваете обстоятельства о которых сообщил свидетель на стадии следствия, то не давайте согласие на оглашение его показаний в судебном заседании, и настаивайте на его вызове и непосредственном допросе.

Без согласия сторон, возможно оглашение показаний свидетеля только в случаях: смерти свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд, если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным.

Перечень оснований является исчерпывающим и не подлежит расширению.

Важно: В случаях тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд, если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным (кроме смерти свидетеля) оглашение показаний не явившегося свидетеля, при отсутствии согласия стороны защиты на оглашение, возможно только в случае предоставления подсудимому, на стадии следствия, возможности оспорить его показания (проведение очной ставки между подсудимым и свидетелем). Если очная ставка не проводилась, то оглашать показания такого свидетеля, без согласия защиты, закон запрещает.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

+7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77, +7 (905) 582-13-60 (WhatsApp)

СЛУЧАИ, КОГДА СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ НЕДОПУСТИМЫ

Арбитражный процессуальный кодекс не закрепляет конкретный перечень фактов и обстоятельств, которые можно или, наоборот, нельзя подтверждать именно свидетельскими показаниями. Тем не менее такие ограничения существуют, и их нужно искать в нормах материального права.

Запрет на использование показаний свидетелей может быть сформулирован двумя способами. Первый вариант: в какой-либо норме может быть указано на недопустимость подтверждения определенных обстоятельств и фактов именно показаниями свидетелей. Второй вариант: из нормы может следовать, что указанные в ней обстоятельства и факты подтверждаются только определенными доказательствами, к числу которых свидетельские показания не относятся. В обоих случаях вступает в силу процессуальное правило: обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами (ст. 68 АПК РФ).

Прямые законодательные запреты на использование свидетельских показаний. Самый известный любому юристу прямой запрет на использование свидетельских показаний содержится в статье 162 Гражданского кодекса: несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. В таком случае стоит рассчитывать только на письменные и иные доказательства, а сведения, которые может сообщить свидетель, не будут иметь значения.

Свидетель как участник процесса – это лицо, вызванное судом для дачи показании об известных ему обстоятельствах дела. Свидетельские показания – сами сообщения, сделанные свидетелем суду.

В качестве свидетеля может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, относящиеся к делу.

В большинстве случаев показания свидетелей даются о таких обстоятельствах, которые воспринимались ими лично, которые они сами видели и слышали. Но допускаются сообщения о фактах, о которых свидетель узнал из других источников, например от другого лица. Недопустимо, однако, свидетельство «по слухам», когда источник сведений не может быть указан, а следовательно, не может быть проверен.

Лицо, способное давать показания в качестве свидетеля, становится свидетелем по вызову суда.

Свидетель может быть вызван по просьбе сторон и других лиц, участвующих в деле. Заявляя ходатайство о вызове свидетеля, надо указать, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, может подтвердить свидетель; сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства. Свидетели вызываются в суд путем направления им повестки установленной законом формы.

Лицо, вызванное в качестве свидетеля, обязано явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания. Свидетель может быть допрошен судом в месте своего пребывания, если он вследствие болезни, старости, инвалидности или других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда.

За дачу заведомо ложного показания и за отказ от дачи показаний по мотивам, не предусмотренным федеральным законом, свидетель несет ответственность, предусмотренную Уголовным кодексом Российской Федерации.

Свидетель имеет право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд, и на получение денежной компенсации в связи с потерей времени.

Для допроса лиц, не достигших 16 лет, установлены некоторые дополнительные правила. Если ребенку не исполнилось 14 лет, обязательно вызывается педагогический работник, без которого допрос не может проводиться. При допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет педагогический работник вызывается по усмотрению суда. В случае необходимости могут также вызываться родители (усыновители, опекуны, попечители). В исключительных случаях, когда это необходимо для установления истины, на время допроса несовершеннолетнего свидетеля из зала судебного заседания по определению суда может быть удалено то или иное лицо, участвующее в деле, или кто-либо из граждан, присутствующих в зале судебного заседания. После возвращения в зал заседания лицу, участвующему в деле, должно быть сообщено содержание показаний несовершеннолетнего свидетеля и должна быть предоставлена возможность задать свидетелю вопросы (ст. 179 ГПК).

При оценке свидетельских показаний должны учитываться некоторые особенности данного вида доказательств. Достоверность свидетельских показаний зависит от точности восприятия, сохранения в памяти и правильности передачи свидетелем сведений о фактах, которые он наблюдал. Одни условия могут способствовать, другие мешать правильному восприятию или сохранению в памяти полученных сведений. Таковы условия времени и места восприятия, обстановка, в которой оно происходило.

Законом установлен свидетельский иммунитет, освобождающий определенных лиц от обязанности давать показания в качестве свидетелей.

Один из них предусмотрен в ст. 51 Конституции РФ: никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом. В данном случае имеет место относительный иммунитет, т.е. лицо, подпадающее под данную норму, может самостоятельно решить вопрос, давать или не давать свидетельские показания. Но суд, другие органы не могут заставить его сделать это. Свидетельский иммунитет, предусмотренный ст. 51 Конституции РФ и ч. 4 ст. 69 ГПК РФ, распространяется на само лицо и его близких родственников.

Вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

1) гражданин против самого себя;

2) супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей, родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

3) братья, сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки;

4) депутаты законодательных органов — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

5) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Другой случай, указанный в ч. 3 ст. 69 ГПК РФ, — это абсолютный иммунитет, т.е. запрет давать показания. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) представители по гражданскому делу или защитники по уголовному делу, делу об административном правонарушении — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей представителя или защитника;

2) судьи, присяжные, народные или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора;

3) священнослужители религиозных организаций, прошедших государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

Не препятствуют тому, чтобы быть свидетелем по делу, особые отношения свидетеля со сторонами – родственные, дружеские, враждебные, служебная зависимость и т. п. Не препятствует этому и собственная заинтересованность в исходе дела, поэтому нельзя возражать против допроса свидетеля по мотиву его заинтересованности. Названные обстоятельства должны, однако, учитываться при оценке показаний свидетеля, поэтому при начале допроса председательствующий должен спросить свидетеля о его отношении к лицам, участвующим в деле (ст. 177 ГПК).

Не имеет также значения, был ли свидетель кем-либо намеренно привлечен к восприятию свидетельствуемого обстоятельства или оказался в таком положении случайно.

Ссылка на основную публикацию