Обязан ли я предоставлять суду затребованные контракты?

Обязана ли я предоставить оригиналы документов в Арбитраж?

Иск приняли к рассмотрению в порядке упрощенного производства. Попросили предоставить оригиналы документов истцу. Обязана ли я предоставлять такие важные документы в суд, как договор к поставщиком в оригинале, свидетелство о собственности тоже в оригинале? Или достаточно заверенной копии и модно проигнорировать запрос .

Ответы юристов ( 4 )

  • 7,8 рейтинг
  • 2289 отзывов эксперт

Наталья, добрый вечер.

Не совсем ясно кто попросил вас предоставить оригиналы документов истцу. Оригиналы можно предоставить в суд для обозрения, а вот передавать их другой стороне явно не стоит. Поэтому вам либо надо предложить другой стороне встретиться и предоставить им для ознакомления оригиналы (письменно приглашаете на конкретную дату, время и адрес), либо заверяете у нотариуса и отсылаете.

Можно более четко сказать если посмотреть определение суда.

Да , именно про обозрения для суда. Какие мои действия? Я должна взять документы(имею шаговую доступность до суда) и предоставить помощнику судьи оригиналы в том числе и договор с поставщиком, свидетельство о праве собственности. Я заверяла копии этих документов (верно, дата, подпись) при первичной подаче иска, разве этого недостаточно? Обязательно нужно нести оригиналы?

формулировка не характерная для упрощенного порядка. попробуйте набрать помощника судьи, и переговорить с ним. А так получается что до 8 числа вы должны были провести сверку и предоставить в суд оригиналы документов (сопроводительным письмом, со ссылкой на определение и номер дела, с просьбой вернуть оригиналы после обозрения).

Подскажите по номеру дела А11-561/2018

Что значит: уточнить свой правовой статус;представить все риложения к договору (иные)

Напишите, пожалуйста, номер дела. Впервые сталкиваюсь с ситуацией, что суд в упрощенном производстве требует представить оригинал договора и свидетельства о праве собственности, хотелось бы своими глазами увидеть.

Куда более частая ситуация другая: суд требует представить оригинал искового заявления и платежного поручения об уплате гос.пошлины. Возможно, почтовой квитанции об отправке документов другой стороне. Возможно, доверенности представителя. Остальные же документы — в виде надлежащим образом заверенных копий.

Добавлю, что право потребовать оригиналы документов у суда есть в соотв. с ч. 2 ст. 75 АПК РФ:

Если копии документов представлены в арбитражный суд в электронном виде, суд может потребовать представления оригиналов этих документов.

В весьма странном для упрощенки определении суд «предлагает», а не требует, но на практике если вы документы не представите, суд вполне может посчитать, что их нет. И в иске откажет. А апелляция новые доказательства по упрощенке не принимает.

Такая маловероятная ситуация может сложиться, к примеру, если у суда есть какие-то сомнения насчет соответствия копий оригиналам. Копии нечитаемые, подписи сомнительные и т.п.

Хотя скорее всего при подготовке определения его откуда-то скопировали, не думая.

Я тоже предполагаю, что его скопировали. Помощник судьи по стандарту. Думаю выход один: звонить и узнавать у помощника судьи что нам делать.

Как-то нет никакого желания предоставлять оригинал настолько важных документ в канцелярию на какое-то время. Мало ли куда они их денут.

Подскажите, по номеру дела А-11-561/2018

Что значит :уточнить свой правовой статус, представить все приложения к договору( иные)

Добрый день, Наталья!

В данном случае можно смело игнорировать подобное определение суда.

В случае необходимости затребовать на обозрение суда подлинники документов, суд должен перейти к рассмотрению требований в порядке общего производства.

Укажите на это в своем отзыве. Направьте ходатайство о переходе к рассмотрению в общем порядке производства.

Наталья, скорее из-за загруженности помощника случайно в определении указали на представление оригиналов (по административным делам всегда в определении указывается на представление оригиналов). Но возможна и ситуация, когда копии были плохо читаемые или у суда возникли иные сомнения, в таком случае (при непредставлении оригиналов) суд должен будет перейти к рассмотрению дела по общим правилам. Проще всего позвонить помощнику и уточнить.

Если сами будете просить перейти в общий порядок, то это затянет рассмотрение дела, подумайте нужно ли Вам это.

Ну а вообще в предоставлении оригиналов ничего «страшного» нет. Рекомендую подать их лично в канцелярию с сопроводительным письмом с подробным перечислением документов и их реквизитов и кол-ва листов. Так же лучше указать, на то, что просите их не возвращать почтой, а получите лично (выдадут расписку при получении) и указать свой контактный телефон.

Нельзя требовать от поставщика предоставлять первичную отчетность по контракту

В практике по 44-ФЗ до сих пор встречаются случаи, когда заказчик устанавливает в проекте контракта или в техническом задании требование о предоставлении поставщиком финансового отчета о понесенных расходах и подтверждающих эти затраты копий первичных бухгалтерских документов: договоров с подрядчиками, актов сдачи-приемки, платежных документов, товарных накладных и т.п.

Некоторые из таких заказчиков идут дальше и требуют, чтобы общий расход по документам составлял сумму контракта (то есть поставщик должен сработать “в ноль”). Иногда ссылаются на внутренние рекомендации от контролирующих органов субъектов РФ, которые, в свою очередь, ссылаются на “благие” цели, такие как контроль за расходованием бюджетных средств и более точное определение начальной максимальной цены аналогичных контрактов в будущем.

Худшее в этих историях то, что при наличии подобного требования в документации о закупке, заказчики отчасти отказываются подписывать акты сдачи-приемки и, следовательно, оплачивать товары/работы/услуги. А поставщику отвечают: “вы видели проект контракта и знали на что шли”.

Насколько правомерно требование заказчика о предоставлении финансового отчета с приложением первичных документов и как действовать в ситуации, когда контракт исполнен, а заказчик не подписывает акты до представления таких документов в полном объеме?

“. На основании части 1 статьи 34 Закона № 44-ФЗ контракт заключается на условиях, предусмотренных извещением об осуществлении закупки или приглашением принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документацией о закупке, заявкой, окончательным предложением участника закупки, с которым заключается контракт, за исключением случаев, в которых в соответствии с Законом № 44-ФЗ извещение об осуществлении закупки или приглашение принять участие в определении поставщика (подрядчика, исполнителя), документация о закупке, заявка, окончательное предложение не предусмотрены.

Согласно части 2 статьи 34 Закона № 44-ФЗ при заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта, а в случаях, установленных Правительством Российской Федерации, указываются ориентировочное значение цены контракта либо формула цены и максимальное значение цены контракта, установленные заказчиком в документации о закупке. При заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных указанной статьей и статьей 95 Закона № 44-ФЗ.

Частью 1 статьи 94 Закона № 44-ФЗ установлено, что исполнение контракта включает в себя комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и Законом № 44-ФЗ, в том числе приемку и оплату заказчиком поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, предусмотренных контрактом.

Учитывая изложенное, при надлежащем исполнении контракта после подписания заказчиком акта приемки поставленного товара, выполненной работы, оказанной услуги заказчик обязан оплатить поставленный товар, выполненную работу, оказанную услугу по цене, определенной контрактом.

Таким образом, заказчик не вправе включать в контракт условие о представлении поставщиком (подрядчиком, исполнителем) финансового отчета о понесенных расходах и подтверждающих эти затраты копий первичных бухгалтерских документов.

При этом в случае возникновения у поставщика (подрядчика, исполнителя) экономии денежных средств после оплаты заказчиком поставленного товара, выполненной работы, оказанной услуги по контракту такие денежные средства заказчику не возвращаются.

В практике были случаи, когда при выполнении строительных работ правоохранительные органы запрашивали у поставщика товарные накладные на материалы, и если цена их закупки была ниже цены, указанной в смете по заключенному контракту, они требовали компенсировать заказчику разницу. Вышеуказанное письмо очень помогло в таких ситуациях.

Позицию МЭР поддерживает Арбитражный суд Самарской области в решении по Делу № А55-30324/2017 от 14 марта 2018 года:

“. В пункте 3.7. Технического задания … установлено, что по итогам оказания услуг Исполнителю необходимо предоставить Заказчику следующие документы (материалы): документы, подтверждающие фактические расходы Исполнителя (договоры, акты сдачи-приемки, платежные документы, товарные накладные и другие документы, подтверждающие факт произведенных расходов) в соответствии со сметой расходов.

. Действительно требования пунктов 3.7. и 3.10. технического задания к контракту противоречат абзацу шестому письма Министерства Экономического развития РФ (МЭР) от 14 ноября 2016 г. № Д28И-3142, согласно которому заказчик не вправе включать в государственные и муниципальные контракты условие о представлении поставщиком (подрядчиком, исполнителем) финансового отчета о понесенных расходах и Подтверждающих эти затраты копий первичных бухгалтерских документов….”

Перейдем к следующему вескому доводу поставщика: при установлении требования о предоставлении финансового отчета не устанавливается, кто именно получит доступ к таким документам. По умолчанию, можно предположить, что документы поставщика станут доступными для неограниченного круга лиц.

В случаях, когда в договорах между поставщиком и контрагентами содержатся разделы о неразглашении информации или персональные данные, предоставление таких документов будет являться нарушением договорных обязательств и действующего законодательства РФ, а именно Федерального закона от 29.07.2004 года № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», Федерального закона №152-ФЗ от 27.07.2006 «О персональных данных».

Кроме того, в некоторых сферах бизнеса, сеть контрагентов и условия работы с ними являются одним из важнейших конкурентных преимуществ компании, и разглашение этой информации может нанести огромный ущерб. Существуют примеры недобросовестной конкуренции, когда подобная информация использовалась сотрудниками заказчика для создания аффилированных фирм, с целью последующего участия в торгах и использования готовых наработок для исполнения контрактов.

Подводя итог, если при подготовке к участию в закупке поставщик увидит в документации требование о представлении финансового отчета о понесенных расходах и подтверждающих копий бухгалтерских документов, ему стоит незамедлительно подавать жалобу на документацию. В противном случае, когда поставщика признают победителем, останутся только 3 варианта:

  • пробовать внести изменения в контракт до его подписания через протокол разногласий;
  • отказаться предоставить отчетность;
  • арбитраж с заказчиком.

Во всех трех случаях пригодятся приведенные доводы.

Статья 57 ГПК РФ. Представление и истребование доказательств

(официальная действующая редакция, полный текст статьи 57 ГПК РФ с комментариями)

1. Доказательства представляются лицами, участвующими в деле. Копии документов, представленных в суд лицом, участвующим в деле, направляются или вручаются им другим лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют, в том числе в случае подачи в суд искового заявления и приложенных к нему документов посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

2. В ходатайстве об истребовании доказательства должно быть обозначено доказательство, а также указано, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, могут быть подтверждены или опровергнуты этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место нахождения доказательства. Суд выдает стороне обязательный для исполнения запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно. Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его в суд или передает на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

3. Должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса с указанием причин. В случае неизвещения суда, а также в случае невыполнения требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных должностных лиц или на граждан, не являющихся лицами, участвующими в деле, налагается судебный штраф в порядке и в размере, которые установлены главой 8 настоящего Кодекса.

Читайте также:  Что делать, если пристав не взыскивает алименты?

4. Наложение штрафа не освобождает соответствующих должностных лиц и граждан, владеющих истребуемым доказательством, от обязанности представления его суду.

Комментарий к статье 57 ГПК РФ. Представление и истребование доказательств

Статья 57 ГПК РФ устанавливает порядок истребования органом правосудия доказательств по рассматриваемому гражданскому спору, получить которые одна или обе из сторон самостоятельно не могут. Предоставление значимых документов, показаний и экспертных оценок, входящих в состав доказательств необходимых суду для справедливого разрешения спора сторон, является обязанностью участников процесса, выступающих в качестве истца или ответчика и заинтересованных в том, чтобы осветить все значимые моменты конфликта интересов.

Тем не менее, исходя из содержания статьи 56 ГПК РФ орган правосудия самостоятельно определяет, имеющие значимость для рассматриваемого дела, доказательства и назначает сторону, которая должна их предоставить или любого другого субъекта гражданских взаимоотношений, даже не являющегося участником рассмотрения данного иска. С момента получения организацией, частным лицом или органом федеральной власти ходатайства от суда они вовлекаются в разбирательство, а удовлетворение требования органа правосудия становится для них обязательным, на основании статьи 13 ГПК РФ, устанавливающей, в том числе, ответственность за неисполнение законных требований.

Участники судебного разбирательства, не способные самостоятельно получить необходимые подтверждения правоты, отстаиваемой ими точки зрения, в силу противодействия оппонента или необходимости судебного запроса, могут обратиться к судье с письменным заявлением, в котором в развернутом виде указывается обоснованность истребования доказательств и объясняются причины невозможности их сбора без судебного постановления (ходатайство об истребовании доказательств). Обоснованные требования удовлетворяются органом правосудия, оформляются в виде решения суда и передаются участнику процесса, сделавшему запрос или, направляются напрямую держателю доказательств, который должен передать их курьеру или самостоятельно в течение 5 дней предоставить в суд. Затраты на получение необходимых подтверждающих материалов при судебном запросе, согласно статье 96 ГПК РФ, несет федеральный бюджет.

В отличие от субъектов гражданских отношений, не являющихся спорящими сторонами и обязанными предоставлять данные по запросу суда, истец и ответчик могут уклоняться без последствий от исполнения требований органа правосудия, который рассматривает подобное поведение, как доказательство правоты лица, сделавшего запрос. Невозможность привлечения сторон разбирательства к ответственности за уклонение от предоставления доказательств является недоработкой статьи 57 ГПК РФ, требующей корректировки Кодекса.

Дополнительный комментарий к ст. 57 ГПК РФ

Если в ст. 56 провозглашается обязанность доказывания и указываются субъекты этой обязанности, то в статье 57 ГПК РФ закрепляется процессуальный механизм реализации этой обязанности и восполнительной по отношению к лицам, участвующим в деле, деятельности суда. В ст. 57 ГПК РФ определяются конкретные процессуальные действия, с помощью которых исполняется обязанность по доказыванию и указываются действия суда по наполнению дела необходимыми доказательствами в интересах правильного разрешения дела.

В статье 57 ГПК РФ закреплена функция по представлению доказательств за лицами, участвующими в деле. Эта функция является основополагающей для сторон, других заинтересованных лиц и выступает в качестве гарантии принципа состязательности.

Функция истребования доказательств в случае их недостаточности для правильного разрешения дела и затруднительности получения самими сторонами, представителями осуществляется судом.

Суд предлагает представить дополнительные доказательства в случае их недостаточности не любому субъекту доказывания, а тому, на котором лежит обязанность доказывания (см. комментарий к ст. 56 ГПК).

Существует несколько способов оказания содействия сторонам в собирании доказательств по ходатайству лиц, участвующих в деле, их представителей:

  1. передача запроса суда на руки заинтересованной стороне для получения доказательства и доставки его в суд;
  2. истребование письменных, вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей непосредственно от лиц, участвующих в деле или не участвующих в нем;
  3. назначение эксперта(ов) в стадии подготовки дела к судебному разбирательству или в стадии разбирательства;
  4. осмотр на месте;
  5. судебное поручение.

В ходатайстве об истребовании доказательств судом требуется обозначить истребуемое доказательство (доказательства). Термин «обозначить» доказательство следует понимать как краткое описание доказательства, указание его вида, характерных признаков и места нахождения. Например, если требуется потребовать из организации подлинный приказ об увольнении или его копию, то истец должен обозначить этот приказ, т.е. указать в ходатайстве, какого числа, месяца, года издан приказ, наименование организации, из которой истребуется приказ, должностное лицо, подписавшее приказ.

В ч. 3 ст. 57 ГПК установлена обязанность посторонних лиц представлять имеющиеся у них доказательства в суд после получения запроса судьи либо давать суду информацию о невозможности исполнения запроса с обоснованием причин. Эта норма применяется только в отношении должностных лиц и граждан, не участвующих в деле. К сторонам, удерживающим у себя доказательства и не представляющих их суду, применяется иная норма, содержащаяся в ст. 68 ГПК РФ.

Часть 3 статьи 57 ГПК РФ корреспондирует с ч. 1 ст. 6 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», в которой говорится: «Вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации».

Санкции за неисполнение обязанности по представлению доказательств

В ст. 57 ГПК РФ в качестве санкции за неисполнение обязанности по представлению доказательств или информации о причинах неисполнения запроса судьи установлен штраф, т.е. денежное взыскание. Его нельзя рассматривать как административную санкцию, поскольку между судом и лицами, не участвующими в деле, не возникают административные отношения. Тем не менее правовая идея об исходных данных для исчисления штрафа, различных размерах штрафа, налагаемого на должностных лиц и граждан, взята из ст. 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Количество случаев наложения штрафа за неоднократное неисполнение запроса суда о предоставлении доказательств без уважительных причин в ч. 4 статьи 57 ГПК РФ не ограничено.

16 комментариев к “ Статья 57 ГПК РФ. Представление и истребование доказательств ”

отец не завершил оформление договора купли-продажи с совхозом в начале 90.имеются приказы и оплата. Отец умер обращаться к нотариусу — нет правоустанавливающего документа . хотим через суд подтвердить. у нас вопрос : нужно признавать право собственности за умершим ? или признавать себя наследником ? Подскажите , пожалуйста .

За умершим право собственности признать нельзя, поскольку умерший лишен правоспособности (статья 17 Гражданского кодекса РФ).
Наследники являются правопреемниками умершего, могут признать право собственности на имущество умершего в свою пользу или включить имущество в наследственную массу.

Спасибо огромное. Само заявление уже подготовлено, но не можем правильно подобрать ответчика. Ордера выдавал совхоз-ставить его ? он на данный момент не правомочен. Может БТИ ? Подскажите пожалуйста .

Если совхоз ликвидирован, ответчиком будет местная администрация. К участию в деле нужно будет привлечь всех наследников (ответчиками или третьими лицами).

Здравствуйте. Я нахожусь в млс моя супруга тоже осуждена на реальный срок. Я являюсь инициатором развода. Суд просит в доказательство её приговор. Как мне его получить в соответствии со статьей 57 г п к? Мне нужен образец заявления по запросу приговора моей супруги в суд её судивший.

Пишите заявление в произвольной форме с просьбой выдать копию приговора, обоснуйте причину необходимости его получения. А проще будет заявить ходатайство перед судом, рассматривающем дело о разводе, запросить указанный приговор непосредственно в суде его вынесшем. Образец такого ходатайства смотрите здесь>>.

Я отработал охранником в Фонде соц.страх 3 месяца, но до сегодняшнего дня ЧОП не заключил со мной трудового договора, не выплатил мне причитающуюся заработную плату. На работу меня пригласили по телефону представитель ЧОПА. Сам ЧОП находится в другом регионе, не там, где я исполнял свои трудовые функции. Фонд соц.страха, где я работал охранником может подтвердить факт того , что я отработал у них 3 месяца, но выдать мне документы, подтверждающие этот факт ( Акты приемки-передачи выполненных ЧОПом охранных услуг, а также ведомостей по оплате Фондом соц.страха охранных услуг, оказанных ЧОПом Фонду за отработанные мной три месяца,) На мою просьбу выдать копии перечисленных документов для обращения в суд, мне пояснили, что такие сведения они могут предоставить только по запросу суда. В связи с чем у меня вопрос: Какие документы, подтверждающие невозможность представить перечисленные в ходатайстве доказательства самостоятельно, мне необходимо? И еще вопрос: В какой момент необходимо подать в суд Ходатайство об истребовании доказательств: до момента подачи искового заявления в суд, в момент подачи, или в ходе судебного разбирательства?

Для выдачи документов, связанных с работой нужно подать соответствующее заявление работодателю. Работодатель по этому заявлению должен представить документы или дать мотивированный отказ. именно эти документы предоставляются в суд в качестве доказательств обращения. Однако в трудовых делах, где срок обращения в суд ограничен, не всегда возможно представить суду надлежащие документы, как в Вашем случае.
Поэтому в тексте ходатайства Вам нужно просто сослаться на факт обращения и устный отказ в выдаче документов. Ходатайство лучше подать одновременно с исковым заявлением.

«В отличие от субъектов гражданских отношений, не являющихся спорящими сторонами и обязанными предоставлять данные по запросу суда, истец и ответчик могут уклоняться без последствий от исполнения требований органа правосудия, который рассматривает подобное поведение, как доказательство правоты лица, сделавшего запрос.».
Прошу пояснить на основании чего Вы делаете вывод о том, что в случае непредоставления истцом/ответчиком/третьим лицом ответа на запрос это является подтверждением правоты лица, подавшего запрос?
Спасибо!

В этой ситуации, с учетом ч. 3 статьи 11 ГПК РФ суд должен по аналогии применять положения ч. 3 статьи 79 ГПК РФ, т.е. в зависимости от того, какая сторона уклоняется от представления истребуемого средства доказывания, а также какое для нее оно имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого истребовалось средство доказывания, установленным или опровергнутым.

Должен ли я документально доказать суду невозможность самостоятельного истребования доказательств?

В статье 57 ГПК РФ говориться о затруднительности представления доказательств стороной. Это затруднение может быть очевидно — по документам, которые в силу закона не могут быть выданы стороне, или не очевидны — тогда сторона должна представить доказательства .что пыталась их добыть но не смогла по объективным причинам.

нет возможности предоставить документ об отказе наследства по причине нахождения второго наследователя в другом государстве и отсутствии информации о его месте проживания

Если этот наследник не совершал действий, перечисленных в статье 1153 Гражданского кодекса РФ, то он не принял наследства. соответственно отказываться от наследства и не должен.

Как ответчику потребовать от суда или от ответчика доказательства?

От лиц, участвующих в деле, ответчик никаких доказательств затребовать не смоет. Если доказательства находятся у других лиц, можно заявить ходатайство суду об их истребовании.

Возможно ли заключение договора в судебном порядке, если одну из сторон не устраивают определенные судом условия?

Kuzmafoto / Depositphotos.com

В случае, когда сторона договора обращается в суд с требованием о понуждении к заключению договора другой стороны, обязанной заключить его, но уклоняющейся от исполнения этого обязательства, и это требование удовлетворяется, договор считается заключенным с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда на указанных в нем условиях (п. 4 ст. 445 Гражданского кодекса). Согласно разъяснениям Верховного Суда Российской Федерации порядок рассмотрения споров о понуждении к заключению договора применяется и к случаям, когда на рассмотрение суда передаются возникшие при заключении договора разногласия (абз. 2 п. 38 Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 49; далее – Постановление № 49). Что возможно, если договор является обязательным или стороны своим соглашением предусмотрели урегулирование разногласий в судебном порядке (п. 1 ст. 446 ГК РФ).

Никаких дополнительных действий сторон: обмена документами, подписания единого документа и т. д. – после вынесения решения об обязании заключить договор или об урегулировании разногласий не требуется – условия договора содержатся в резолютивной части решения. Оно же направляется на государственную регистрацию, если договор подлежит регистрации (п. 42, п. 29 Постановления № 49 соответственно).

Читайте также:  Как взыскать деньги через суд?

Представляется, что результатом урегулирования разногласий должно стать определение условий договора, устраивающих его стороны. Однако, как показало дошедшее недавно до ВС РФ дело, не все суды считают так.

Фабула дела

С позициями судов по спорам, возникающим в связи с установлением факта заключения договора, можно ознакомиться в Энциклопедии судебной практики интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Индивидуальный предприниматель Т. (далее – предприниматель), арендовавшая находящееся в муниципальной собственности нежилое помещение, обратилась к арендодателю – Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга (далее – комитет) – с заявлением о реализации преимущественного права на приобретение арендуемого имущества по цене, равной его рыночной стоимости (данное право субъектов малого и среднего предпринимательства закреплено в ст. 3 Федерального закона от 22 июля 2008 г. № 159-ФЗ; далее – Закон № 159-ФЗ). Комитет принял решение о продаже предпринимателю данного помещения за 10,5 млн руб. – цена определена на основании отчета Санкт-Петербургского государственного унитарного предприятия “Городское управление инвентаризации и оценки недвижимости” о проведенной оценке рыночной стоимости помещения – и направил ей проект договора купли-продажи арендуемого имущества, который от лица комитета подписало АО “Фонд имущества Санкт-Петербурга” (далее – фонд).

Предприниматель, не согласившись с указанной в проекте стоимостью помещения, самостоятельно обратилась в оценочную компанию “Э.” и, основываясь на результатах проведенной оценки, направила фонду протокол разногласий, предполагающий снижение стоимости имущества до 4,1 млн руб. Фонд в заключении договора купли-продажи по такой цене отказал, сославшись на то, что изменение цены продажи объекта недвижимости не входит в его компетенцию. После этого предприниматель обратилась в суд с требованием о признании рыночной стоимости, установленной на основании отчета об оценке, проведенной по запросу комитета, недостоверной и обязании комитета в лице фонда заключить договор купли-продажи арендуемого помещения по цене, соответствующей рыночной стоимости, которая будет определена в ходе рассмотрения спора.

Позиция судов

Cуд квалифицировал данный спор как спор об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, который должен быть заключен в обязательном порядке. Назначенная для проверки отчета о проведенной по запросу комитета оценке рыночной стоимости объекта недвижимости судебная экспертиза – отчет согласно ст. 12 Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” (далее – закон об оценочной деятельности) признается документом, содержащим сведения доказательственного значения – показала, что отчет соответствует требованиям законодательства, стандартам и правилам оценочной деятельности. На этом основании суд сделал вывод о достоверности указанной в отчете стоимости арендованного помещения и, учитывая, что в таком случае установление иной стоимости объекта в ходе судебного заседания невозможно (ст. 13 закона об оценочной деятельности), обязал комитет заключить с истцом договор-купли продажи обозначенного помещения по цене 10,5 млн руб. (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 марта 2017 г. № А56-25899/2016). Суды апелляционной и кассационной инстанции, куда обратилась предприниматель, по-прежнему не соглашаясь с установленной ценой объекта, поддержали выводы суда первой инстанции (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 июля 2017 г. № 13АП-10894/2017, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 ноября 2017 г. № Ф07-11739/2017).

После этого комитет направил предпринимателю письмо с предложением обратиться в фонд для оформления договора и указанием на то, что с момента вступления в законную силу решения суда у нее возникла обязанность по внесению первого платежа по договору. В ответном письме предприниматель указала, что отказывается вносить платеж, поскольку не заключала и не подписывала договор. После направления предпринимателю аналогичного повторного письма, ответа на которое не последовало, комитет, полагающий, что договор является заключенным с момента вступления в силу решения суда по спору об урегулировании разногласий, обратился в суд с иском о взыскании с предпринимателя штрафа в размере 10% от цены продажи объекта (1,05 млн руб.), предусмотренного договором на случай просрочки оплаты первого платежа по договору, превышающей 10 календарных дней и признающейся отказом покупателя от оплаты объекта.

Суд подтвердил, что в случае урегулирования разногласий сторон относительно условий договора в судебном порядке договор считается заключенным на условиях, указанных в решении суда, с момента вступления в силу этого решения, сославшись, правда, на п. 4 ст. 445 ГК РФ, где говорится о рассмотрении исков о понуждении к заключении договора. Отвечая на довод предпринимателя о том, что договор ею не подписывался, суд указал, что в данном случае подписание или не подписание сторонами единого документа не имеет значения для определения момента заключения договора, и принял решение о взыскании с предпринимателя штрафа в пользу комитета в предусмотренном договором размере (решение Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 9 июля 2018 г. № А56-52992/2018). Позиция предпринимателя, изложенная при обжаловании данного решения, – о том, что п. 4 ст. 445 ГК РФ в рассматриваемом случае не может быть применен, так как в нем говорится о понуждении к заключению договора лица, для которого это заключение является обязательным, а она таковым не является, а значит, имеет место нарушение принципа свободы договора и навязывание договора (ст. 421 ГК РФ), не была поддержана вышестоящими судами. Решение суда первой инстанции было оставлено в силе (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 октября 2018 г. № 13АП-22323/2018, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18 декабря 2018 г. № Ф07-15841/2018).

Позиция ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ, куда предприниматель обратилась с жалобой на обозначенные судебные решения, пришла к выводу о неправильном применении судами норм материального права.

Напомнив, что договор считается заключенным, если стороны достигли соглашения по всем существенным условиям договора в требуемой в подлежащих случаях форме (п. 1 ст. 432 ГК РФ), Суд отметил, что предприниматель неоднократно указывал на отсутствие воли заключать договор на предложенных комитетом условиях, представляя возражения относительно выкупной цены помещения, которая является существенным условием договора купли-продажи. Содержащиеся в п. 42 Постановлении № 49 разъяснения действительно подтверждают, что и в случае рассмотрения иска о понуждении к заключению договора, и при урегулировании разногласий, возникших при заключении договора, в судебном порядке договор считается заключенным с момента вступления в законную силу решения суда и на определенных им условиях, и никаких дополнительных действий сторон, в том числе подписания договора, для этого не требуется. Однако все существенные условия договора должны быть указаны в резолютивной части судебного решения, а в рассматриваемом деле в нем содержалось только условие об обязании комитета заключить с предпринимателем договор купли-продажи помещения по цене в 10,5 млн руб. Условий об обязанности предпринимателя по заключению данного договора и уплате им штрафа при отказе от оплаты покупки в решении суда не содержалось, поэтому соответствующих обязательств у предпринимателя не возникло, подчеркнул Суд.

Ссылки же судов на п. 4 ст. 445 ГК РФ, предусматривающий возможность понуждения к заключению договора стороны, для которой он является обязательным и уклоняющейся от его заключения, в данном случае неправомерны, отметил ВС РФ. Согласно закону лицом, обязанным заключить договор купли-продажи государственного или муниципального имущества при реализации субъектом малого предпринимательства преимущественного права на его выкуп, является уполномоченный орган, а предприниматель вправе отказаться от заключения договора (ч. 6 ст. 4 Закона № 159-ФЗ). Поэтому признание такого договора обязательным для предпринимателя является навязыванием ему договора, что недопустимо.

На основании вышеизложенного Суд указал, что договор купли-продажи помещения между сторонами не заключен, никаких обязательств по его оплате у предпринимателя не возникло, и отменил решения нижестоящих судов об удовлетворении требований комитета о взыскании с него штрафа (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 августа 2019 г. № 307-ЭС19-3613).

Чужой договор

Одни мошенники получают кредиты по украденным документам. Другие, пользуясь связями в банках, берут деньги по копиям чужих паспортов. А получить такую копию сегодня очень легко. Ведь у нас снимают копии паспорта везде, начиная с поликлиники по месту жительства и салонов связи, заканчивая школами и всевозможными конторами ЖКХ. Таких преступников не часто, но все-таки ловят и выносят им приговор. А как поступать тем, кто оказался их жертвой с долгом в банке, которого они не делали?

Об этом рассказал Верховный суд РФ, когда пересматривал результаты судебного спора гражданина и некоего банка, который захотел получить выданный мошенникам кредит с невиновного человека. Учитывая, что жертв подобных мошенников немало, эти разъяснения могут оказаться крайне полезными.

Все началось с иска к некоему банку, который принес в суд гражданин. Житель Воронежской области попросил признать кредитный договор с этим банком незаключенным. В суде бедолага рассказал, что Лискинский районный суд Воронежской области вынес заочное решение, по которому взыскал с него нереальную сумму долга – вместе с судебными издержками почти 17 миллионов рублей. Заключен кредитный договор, судя по документам, был в 2014 году.

Суду истец объяснил, что он никогда такой договор не заключал, в городе Самаре, в котором якобы подписывался договор, он никогда не был, а зарплата его составляет 15 тысяч рублей и не идет ни в какое сравнение с той, что указана в договоре.

Тот же Лискинский районный суд, выслушав доводы человека, с ним согласился и признал договор незаключенным. А банк с таким решением не согласился и обжаловал вердикт райсуда в судебную коллегию по гражданским делам Воронежского областного суда. Апелляция решение районного суда отменила и приняла новое решение – в иске гражданину отказать и признать правоту требований банка.

Пришлось истцу обращаться в Верховный суд РФ и пожаловаться на решение областного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ изучила это дело и заявила, что жалоба гражданина “подлежит удовлетворению”, а в решении апелляции есть нарушения закона.

Вот как пересматривал это дело Верховный суд.

Он увидел, что районный суд, удовлетворяя иск гражданина, сослался на заключение эксперта из “Воронежского регионального центра судебной экспертизы Минюста России”. Эксперт написал, что подписи от имени истца на копии кредитного договора выполнил не он.

Областной суд на это ответил: копия вообще не является доказательством, так как “не соответствует требованиям статьи 71 Гражданского процессуального кодекса РФ”. И вообще, по мнению областных судей, в деле нет доказательств того, что копия договора, которую принес в суд истец, “соответствуют оригиналу”. Да и экспертное заключение не соответствует требованиям Закона “О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ”, потому как “проведение исследования по копии кредитного договора не допускается”.

А еще Верховный суд увидел, что апелляция приобщила к делу новые доказательства, которые предоставило следствие уже после того, как районный суд встал на сторону истца. Это были заверенные копии кредитного договора и копия расходного кассового ордера, которые, по мнению областного суда, доказывали, что истец деньги у банка брал.

Верховный суд заметил, что его областные коллеги, вынося свое решение, не учли важные моменты.

По закону апелляция, во-первых, оценивает доказательства, которые есть в деле. И во-вторых, дополнительные доказательства. Но эти дополнительные доказательства принимаются апелляцией тогда, когда человек, участвующий в деле, объяснил, по каким причинам он не смог их принести в суд первой инстанции. Это должны быть веские причины, не зависящие от человека, а апелляция обязана признать эти причины уважительными.

О том, что в деле появились новые доказательства, областной суд обязан был вынести определение.

Уточнения по этому поводу сделал Пленум Верховного суда (№ 13 от 19 июня 2012 года). Пленум сказал, что судья-докладчик излагает содержание новых доказательств и ставит на обсуждение вопрос, принимать ли новые доказательства. Причем делается это с учетом мнения тех, кто участвует в деле. Доказывать, почему в районный суд не принесли новые доказательства, должен тот, кто их принес. А апелляция обязана решить, по уважительным причинам новые доказательства не предоставили районному суду или нет.

Читайте также:  Где взять исполнительный лист по алиментам?

В материалах нашего дела Верховный суд увидел, что ответчик не сослался на новые доказательства, а областной суд в нарушение закона и без указания мотивов принял новые доказательства. Новыми доказательствами оказались копия кассового ордера о получении миллионов, копия свидетельства о собственности на квартиру и машину, которые якобы есть у истца. Была в деле и копия справки с места работы нашего героя – некой фирмы. Верховный суд подчеркнул – в нарушение закона (статьи 35 и 57 ГПК РФ) истцу “не обеспечили право ознакомления с новыми доказательствами и представления на них возражений”.

Из дела видно, что новые доказательства поступили в областной суд из полиции Самарской области. Их воронежский областной суд не исследовал, не дал оценки, допустимые ли это доказательства. Апелляция просто ограничилась перечислением появившихся документов. А наш герой в суде утверждал, что никогда не работал в той странной фирме, которая названа в документе, и у него не было таких доходов, которые указаны в справке, и ни этой квартиры, ни машины у него также нет и не было, кредит не просил и денег не получал.

Верховный суд напомнил: по закону (статья 71 ГПК) подлинные документы представляются тогда, когда дело нельзя разрешить без подлинников или когда копии различаются. Наш истец предоставил суду копии, соответствие которых оригиналу никто не оспаривал. Назвав заключение эксперта “ненадлежащим доказательством”, областной суд не сказал, какие положения закона нарушены экспертом. Местный суд, по мнению Верховного суда, не учел, что закон не запрещает делать почерковедческую экспертизу по копиям и в законе нет запрета, чтобы суд использовал такую экспертизу. А еще высокий суд добавил: вопрос о пригодности образцов для исследования экспертами, как и вопрос о методике проведения экспертизы, – это компетенция того, кто экспертизу проводит.

По мнению Верховного суда, его воронежские коллеги должны были сами запросить у полиции Самарской области подлинный кредитный договор, чтобы не было сомнений. Но этими процессуальными полномочиями областной суд не воспользовался. По мнению Верховного суда, это говорит “об уклонении суда от обязанности по полному и всестороннему установлению обстоятельств дела”.

Иск придется областному суду пересматривать.

Сбор доказательств судом в арбитражном процессе: инициатива ненаказуема

Поводом к написанию настоящего поста стало одно обсуждение с коллегой в фейсбуке. Он посетовал на то, что в процессе судья по собственной инициативе истребовал доказательства, которые будут не в пользу представляемой им стороны. По мнению коллеги, такое истребование является незаконным: суд превышает свои полномочия. Но так ли это на самом деле?

Прежде всего, у меня возник следующий вопрос — не относится ли ситуация к одному из случаев, прямо предусмотренных в АПК РФ, когда закон прямо допускает инициативу судьи по сбору доказательств.

Перечень случаев, в которых суд вправе истребовать доказательства по своей инициативе

Прежде всего к ним относятся дела, возникающие из публичных правоотношений, при рассмотрении которых суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела:

  • ч. 5 ст. 66 АПК РФ — в случае непредставления органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами доказательств по делам, возникшим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд истребует доказательства от этих органов по своей инициативе;
  • ч. 6 ст. 200 АПК РФ — по делам об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц в случае непредставления органом или лицом, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать их по своей инициативе;
  • ч. 5 ст. 205 АПК РФ — по делам о привлечении к административной ответственности в случае непредставления административным органом, составившим протокол, доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать доказательства от указанного органа по своей инициативе;
  • ч. 5 ст. 210 АПК РФ — при рассмотрении и разрешении дел об оспаривании решений административных органов, в случае непредставления административными органами доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать доказательства от указанных органов по своей инициативе;
  • ч. 5 ст. 215 АПК РФ по делам о взыскании обязательных платежей и санкций в случае непредставления заявителем доказательств, необходимых для рассмотрения дела и принятия решения, арбитражный суд может истребовать их по своей инициативе.

Кроме того, суд вправе по собственной инициативе истребовать доказательства юридического статуса и права на осуществление предпринимательской и иной экономической деятельности иностранных лиц при их обращении в арбитражный суд, если они не сделали этого самостоятельно (ч. 3 ст. 254 АПК РФ).

Также ст. 82 АПК РФ предусматривает право суда назначить экспертизу не только по ходатайству, но и с согласия лиц, участвующих в деле, т.е. инициатива в этом вопросе может исходить и от суда. Кроме того, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором, необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства или проведения дополнительной либо повторной экспертизы, для назначения экспертизы по инициативе суда не требуется и согласия лиц, участвующих в деле.

В соответствии со ст. 86 АПК РФ по инициативе суда в судебное заседание может быть вызван эксперт, давший заключение по делу.

В силу ст. 161 АПК РФ суд по собственной инициативе вправе истребовать доказательства для целей проверки заявления о фальсификации доказательства.

Кроме того, в соответствии со ст. 88 АПК РФ суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.

Также в силу ст. 87.1 АПК РФ именно по инициативе суда в процесс может быть привлечен специалист.

Суд вправе проявлять инициативу и в случаях, не предусмотренных законом

Вместе с тем, оказалось, что у коллеги совершенно другая ситуация, а не одна из указанных выше, в которых законом прямо предусмотрена возможность инициативы суда в сборе доказательств.

Оказалось, что истец, интересы которого и представлял коллега, обратился в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения. Однако суду известно о том, что основание для перечисления денежных средств у истца было, поскольку между истцом и ответчиком был заключен договор займа, который был изъят в рамках уголовного дела. Стороны по какой-то причине умалчивают о том, что между ними был заключен договор займа, ни одна из сторон ходатайство об истребовании договора не заявляла, но суду известно о его существовании, поскольку уголовное дело, по которому фигурировал договор займа, имело большой резонанс в регионе.

Вот суд по собственной инициативе и истребовал договор займа из материалов уголовного дела, что было не в интересах истца. В связи с чем и возник обозначенный в самом начале вопрос.

С одной стороны, инициатива суда в этом вопросе вроде как противоречит независимому конституционному статусу суда и принципу состязательности сторон.

По общему правилу, сбор доказательств — процессуальная функция лиц, участвующих в деле, суд, за исключением указанных выше случаев, вправе лишь предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, необходимые для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия законного, обоснованного судебного акта, но не собирать доказательства самостоятельно.

Что касается всесторонности и полноты, то ст. 71 АПК РФ относит их к оценке обстоятельств дела, на основании уже собранных по делу доказательств, со всесторонностью и полнотой законом не связан сбор доказательств по делу. Закон не возлагает на судью функций по розыску недостающих доказательств, исправлению ненадлежащих доказательств или доказательств, полученных с нарушением закона.

В то же время суд, рассматривающий дело, обязан осуществлять не только исследование представленных доказательств и установление обстоятельств дела на основании таких доказательств, но и процессуальные действия, направленные на проверку допустимости, относимости и достоверности доказательств. Совершение данных действий судом также необходимо для соблюдения конституционного принципа состязательности, соблюдения принципов равенства и справедливости, обеспечения баланса конституционно значимых целей и ценностей.

Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению. И какое же внутреннее убеждение может получить суд относительно объяснений истца и ответчика, уверяющих суд в том, что договора между ними нет, если суду известно о том, что договор есть и был изъят в рамках прогремевшего в регионе уголовного дела. Полагаю, что в данном случае такое знание суда является достаточным признаком недоброкачественного доказательств (объяснений сторон), а также злоупотребления ими своими процессуальными правами, что должно иметь свои последствия.

В силу положений ст. 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, а принцип состязательности не должен возводиться в абсолют, что поощряло бы подобные процессуальные злоупотребления.

Лицам, злоупотребляющим своими процессуальными правами, в том числе и правом представлять доказательства по своему усмотрению, может быть отказано в их защите.

Представляется, что при отправлении правосудия суд обязан проявлять определенную активность в подобных случаях в отношении контроля за соответствием закону реализации участниками разбирательства своих прав с целью пресечения злоупотреблений процессуальными правами.

Вмешательство суда в состязательный процесс в таком случае в той мере, в которой это необходимо для соблюдения принципа законности, представляется допустимым и оправданным и не может свидетельствовать об осуществлении судом не свойственной ему функции.

Соответственно мой ответ на вопрос коллеги был таков: по моему мнению, в данном конкретном случае действия суда соответствуют закону.

Обжаловать действия активного суда не получится, несмотря на состязательность процесса

Что же касается иных случаев, когда суд действительно в нарушение установленного порядка судопроизводства и принципа состязательности процесса собирает доказательства по собственной инициативе, то практика показывает, что они, конечно, существуют. Отечественное правосудие лишь на пути к «идеальному» и количество нарушений норм процессуального права велико.

В таких случаях, когда нарушение допущено судом, рассматривающим дело по существу, действенных способов защиты нет. Не будет являться такое нарушением само по себе и основанием для отмены судебного акта судом вышестоящей инстанции, поскольку нарушение процессуальных норм влечет отмену решения суда лишь при наличии последствия в виде неправильного по существу решения или возможности его принятия, чего не происходит лишь от того, что суд самостоятельно истребует какое-то доказательство.

Вместе с тем, если на необходимость истребования какого-то доказательства указывает кассационная инстанция, направляя дело на новое рассмотрение, то такое постановление суда кассационной инстанции может быть отменено. В качестве примера здесь можно привести постановление Президиума ВАС РФ от 25.07.2011 № 5256/11 по делу №А40-38267/10-81-326, в котором суд указал следующее:

В нарушение принципа состязательности и положений о представлении и истребовании доказательств (ст. ст. 9 и 66 АПК РФ) суд кассационной инстанции указал, что при новом рассмотрении дела суду первой инстанции надлежит собрать необходимые доказательства. По делам, рассматриваемым в порядке искового производства, такая обязанность на суд не возложена. Доказательства собирают стороны. Суд же по их ходатайствам оказывает содействие в получении тех доказательств, которые не могут быть предоставлены сторонами самостоятельно. Также суд вправе предложить им предоставить дополнительные доказательства, имеющие отношение к предмету спора.

По данному делу постановление кассационной инстанции было отменено Президиумом ВАС РФ, а принятые по делу судебные акты оставлены в силе.

Ссылка на основную публикацию