Возражение на кассационное представление по уголовному делу

Возражения на кассационное представление по делу Романа Замураева

Судебная коллегия по уголовным делам

Костромского областного суда

от Замураева Романа Владимировича

Возражения на кассационное представление

прокурора по делу Замураева Р.В.

Ознакомившись с кассационным представлением прокурора Подтурова И.К. по своему делу, в соответствии со ст. 358 УПК РФ, представляю свои возражения.

Считаю, что доводы кассационного представления несостоятельны по следующим причинам:

1) В Кассационном представлении Гособвинителя извращены «до наоборот» принципы судопроизводства – наличие действия, запрещенного законом под угрозой наказания («возбуждение социальной вражды», ст. 282 ч.1 УК РФ), установленное в гражданском процессе Адлерским районным судом, Государственным обвинителем представляется в качестве преюдициального обстоятельства для уголовного дела, рассмотренного Свердловским районным судом г.Костромы.

Но Закон указывает обратное.

Статья 61.4 ГПК РФ: «Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

Таким образом, вступивший в силу приговор Свердловского суда г. Костромы будет преюдициальным обстоятельством для отмены решения Адлерского районного суда, и представлять это решение в качестве доказательства по данному делу, это извращать основы уголовного судопроизводства.

2) Обвинитель приводит в качестве доказательства«заключение специалиста – справка об исследовании № 17/6520 от 10 .01.2007, согласно которой в тексте материала «Ты избрал – тебе судить!» имеются высказывания, являющиеся призывами к осуществлению каких-либо насильственных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы, к осуществлению экстремистской деятельности, а также слова, возбуждающие социальную вражду либо рознь». Но сам специалист предостерегал суд в Адлере от использования его справки в качестве доказательства, вписав в своей Справке под этими выводами: «Для более подробного исследования и детального анализа содержания информационного материала требуется назначение и проведение судебной лингвистической экспертизы». Такая экспертиза судом в Адлере назначена не была, тем не менее, Гособвинитель считает эту справку доказательством.

3) 15 Июня 2010 года Пленум Верховного Суда принял Постановление № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»». И в пункте 28 Пленум в очередной раз указал: «Выясняя вопрос о том, имеет ли место злоупотребление свободой массовой информации, суду следует учитывать не только использованные в статье, теле- или радиопрограмме слова и выражения (формулировки), но и контекст, в котором они были сделаны».

В нарушение указаний Верховного суда, ни прокуратура Краснодарского края, ни Гособвинитель по данному делу не ставили перед экспертами-лингвистами вопросов о контексте рассмотренного материала, требуя от них выискивать отдельные «крамольные» слова и выражения без установления цели, с которой эти слова были написаны.

4) Вопросы осуществления экстремистской деятельности, возбуждения социальной вражды, пропаганды, не являются вопросами, изучаемыми наукой лингвистикой, это вопросы права, а отвечать на них может только суд, а не лингвист. Ответы лингвистов на эти вопросы являются заведомо недопустимыми доказательствами, тем не менее, Гособвинитель убеждает суд кассационной инстанции: «Указанные выводы экспертов являются обоснованными и сомнений не вызывают, поскольку они согласуются и между собой и с приведенными выше доказательствами».

5) Суд установил, что «социальная группа предполагает наличие внутренней организации, общие цели деятельности, формы социального контроля, определенную сплоченность, общность интересов». Это определение суда соответствует определению, даваемому Новейшим философским словарем: «СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА – любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями».

Гособвинитель подменяет понятие «наличие» общих интересов, понятием «отсутствие» общих интересов, а отсутствие общего интереса, предложил суду считать наличием этого общего интереса. И с помощью этих логических вывертов, за отсутствие у граждан интереса вступать в АВН, зачисляет этих граждан в выдуманную Гособвинителем социальную группу. Но при таком извращении логики получается, что и граждане, у которых отсутствует интерес смотреть фильмы Никиты Михалкова, и граждане, у которых отсутствует интерес собирать грибы, это тоже социальные группы. Таким легким движением ума, философское понятие «социальная группа» легко превращается в непонятно что.

Суд совершенно правильно установил, что граждане, всего лишь не имеющие интереса вступать в АВН, социальной группой не являются.

6) Точно так же, суд абсолютно правильно установил, что государственные служащие не могут быть социальной группой.

Они поступают на государственную службу не для удовлетворения личных или общих интересов, а для исполнения государственных обязанностей! Интересы и обязанности это очень разные понятия. Государственные служащие, которые реализуют в рамках государственной должности не служебные обязанности – не интересы службы, а любого личные или общественные интересы, совершают деяние, запрещенное статьей 285 Уголовного кодекса под угрозой наказания. Вне своих должностей, они могут реализовать какие угодно совместные интересы, но как государственным служащим, им это запрещено законом, и в этом статусе они могут реализовать только служебные обязанности!

Потом, а как они в рамках государственной службы организованы для реализации своих интересов? Ведь такое объединение и организация обязательны для того, чтобы люди считались социальной группой. По приказу президента или своих начальников выходят на забастовку с требованием повысить зарплату?

Государственные служащие не могут быть социальной группой по определению.

7) Таким образом, суд абсолютно правильно установил, что в данном деле отсутствует объектпреступления, следовательно, отсутствует состав преступления: «При таких обстоятельствах, суд считает, что в действиях Замураева Р.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК РФ»

Мало этого, суд установил, что в данном деле отсутствует и событие преступления, поскольку инкриминируемое подсудимому деяние могло бы быть всего лишь административным правонарушением: «В соответствии со ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» на территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, производство, хранение или распространение экстремистских материалов является правонарушением и влечет за собой ответственность».

Но и признаков административного правонарушения в действиях подсудимого суд не установил, поскольку: «Такая ответственность прямо предусмотрена ст. 20.29 Кодексом об Административных правонарушениях РФ, которая, что следует отметить, предусматривает административную ответственность лишь за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения. В массовом распространении экстремистских материалов Замураев Р.В. не обвиняется».

В связи с этим удивляет заявление Государственного обвинителя: «…приговор суда не соответствует также и требованиям, предъявляемым к описательно-мотивировочной части оправдательного приговора, установленные ст. 305 УПК РФ. Так, в приговоре не отражены обстоятельства уголовного дела, установленные судом. Не указаны в должной мере основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие».

Если таких оснований, как отсутствие события преступления и отсутствие состава преступления, для Гособвинителя мало, то ему следовало указать, какие еще основания требуются для оправдательного приговора? И почему Гособвинитель не указал доказательства, подтверждающие это его желание дополнительных оснований?

8) Гособвинителем в должной мере не были проанализированы представленные стороной защиты следующие доказательства: заключение экспертов ФСБ РФ от 20.06.2008 года по делу №2-238/15 и от 15.12.2008 года; экспертное заключение депутата Государственной думы четвертого созыва А.Н. Савельева №САН-950 от 31.08.2006 года; решение от 1 марта 2007 года Ленинского районного суда г. Курска, свидетельствующие в совокупности о том, что в тексте статьи «Ты избрал – тебе судить!», информации, направленной на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе не имеется.

9) Также Гособвинитель не учел заключение экспертов Центра специальной техники института криминалистики ФСБ РФ №3/422 от 02 сентября 2010 года, согласно которому в представленном информационном материале «Ты избрал – тебе судить!» не имеется слов, выражений или высказываний, содержащих негативные оценки в адрес какой-либо социальной группы по сравнению с другими категориями; не имеется высказываний, содержащих резкую негативную оценку или выражающих неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей социальной группе; не имеется высказываний, содержащих пропаганду неполноценности граждан какой-либо социальной группы по сравнению с другой социальной группой; не содержится призывов к осуществлению каких-либо враждебных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не имеется высказываний уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не содержится высказываний побудительного характера или фраз в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной группы за счет другой; не содержится призывов к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определенной социальной группы; использованные в представленном информационном материале словесные средства не выражают унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных слов и негативных установок в отношении какой-либо социальной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 378 УПК РФ

прошу:

в удовлетворении кассационного представления прокурора отказать, приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 1 ноября 2010 года оставить без изменения.

Всё об уголовных делах

Возражения на апелляционную жалобу (представление)

– практическая роль этого документа – второстепенна.

– Уголовно – процессуальный Кодекс посвящает ему буквально пару фраз в статье 389.7 УПК “Суд извещает о принесенных апелляционных жалобе, представлении..….. с разъяснением права подачи на эти жалобу или представление возражений в письменном виде……..Возражения, поступившие на жалобу, представление, приобщаются к материалам уголовного дела”.

– зачем он тогда вообще существует ? Этот документ существует в целях реализации принципа состязательности ( ч.1 15 УПК ), говоря простым языком – законодатель предоставляет право каждой стороне уголовного процесса выразить свое отношение к любому процессуальному действию другой стороны.

Возражения – это не жалоба

– возражения ( 389.7 УПК ) предназначены для приведения контраргументов против доводов, которые содержатся в апелляционной жалобе противника.

– то есть, это не самостоятельный документ, а зависимый, в том смысле, что в нем можно “отбиваться”, спорить с теми аспектами, которые привел противник в своей жалобе (но только отбиваться, а не оспаривать приговор).

– возражения на апелляцию, это письменная дискуссия с противником, но сугубо в рамках того, что написал противник, возражения нельзя использовать для того, чтобы приводить в них какие – либо требования об изменении приговора ( п.4 ч.1 389.6 УПК ).

– ведь срок обжалования ( ч.1 389.4 УПК ) – уже истек (имеется в виду ситуация, если Вы не обжаловали приговор, если же жалобы подали и Вы и противник, то в возражениях можно приводить любые аргументы).

Ситуация из практики

– иногда приходится наблюдать такую ситуацию:

а) сторона, по каким-либо причинам, не подает апелляционную жалобу – и срок обжалования ( ч.1 389.4 УПК ) истекает.

б) но вот вторая сторона подает апелляционную жалобу, и о факте подачи становится известно только в тот момент, когда суд направит всем участникам копии апелляционной жалобы.

– в такой ситуации, сторона не подавшая жалобу – не имеет права возражать против приговора (срок апелляции уже пропущен и возражение возможно только в кассационном порядке ).

– если же человек укажет в своих возражениях – не контрдоводы против жалобы противника, а фактически напишет свою апелляционную жалобу, то произойдет следующее:

– апелляционный суд имеет полное право – вообще не рассматривать доводы, содержащиеся в возражениях и выходящие за рамки “дискуссии”.

– нюанс, апелляционный суд при этом не связан рамками ничьей жалобы и может принять любое решение (в сторону улучшения) и исследовать любые аргументы (п. 17 Пленума N 26 ).

– разница в том, что доводы апелляционной жалобы он обязан рассмотреть, а доводы возражения (выходящие за рамки дискуссии) – не обязан.

– наличие в возражениях выводов, которые выходят за рамки требований закона (ограничивающего срок обжалования 10 сутками) – в принципе, не создает для суда проблемы (не ставит его в трудную ситуацию), то есть Вы не злоупотребляете правом и не “выкручиваете” никому руки.

– но возможно, что Ваши возражения в таком случае вернут без рассмотрения (поступок со стороны суда – сомнительной законности), такие прецеденты имели место.

Что писать в возражениях

– совет, так как, фактически Вы отстаиваете позицию суда и не желаете изменения приговора (в рассматриваемом примере это именно так) то для составления возражений на апелляционное представление Вы можете использовать формулировки из приговора (смотрите его мотивировочную часть ).

Возражения писать не обязательно

– подача возражений, это право, но не обязанность.

– если Вы просто проигнорируете предложение суда подать возражения, то это не влечет для Вас абсолютно никаких последствий.

– возразить же против доводов апелляционной жалобы Вы также можете в судебном заседания суда апелляционной инстанции.

Выступления сторон в апелляции, краткое выражение мнения по жалобе

а) первый раз – в момент, предоставленный для выступлений сторон ( ч.4 389.13 ).

б) второй раз – в ходе судебных прений ( 389.14 УПК ).

Каково реальное значение такого документа ?

– пожалуй, единственная его роль: отобразить последовательность тактики защиты.

– то есть, для осужденного и его адвоката оно служит как повторение его позиции, ранее озвученной на суде первой инстанции .

Извещение о поданных возражениях

– примерно в течение 2 – 4 недель после подачи Вами жалобы, Вам поступит заказное письмо из суда (районного, вынесшего приговор), это суд выполняет свою обязанность, предусмотренную 389.7 УПК

Что Вы увидите в письме:

а) возражения прокурора на Вашу жалобу:

б) возражения противника (потерпевшего, обвиняемого).

– примечание: иногда, граждане – получив такое письмо из суда трактуют его в негативном ключе: «прокурор против – все пропало !», или «суд направил мне возражения противника, значит суд неким косвенным образом выражает согласие с этими возражениями». Конечно же, такая трактовка ошибочна, получение Вами этого письма, это обычная техническая процедура, не имеющая никакого значения для того, будет ли удовлетворена Ваша апелляционная жалоба.

Что делать с этими возражениями противника ?

– ничего делать не нужно: не требуется как-то отвечать на них, то есть не нужно вступать в письменный диалог с противником, схема такая – одна жалоба и одно возражение на нее.

– после получения возражений, суд направит материалы дела в апелляционную инстанцию.

– в бланке, предназначенном для скачивания, мы даем максимально обезличенный образец. Здесь же, мы приводим иллюстрацию – как именно можно заполнить бланк.

– данный документ был применен в следующей реальной обстановке: в суде первой инстанции обвинение с 228.1 УК было переквалифицировано на более мягкую статью 228 УК .

– прокурор подает апелляционное представление , в котором требует приговор изменить.

Читайте также:  Возражение на исковое заявление о взыскании ущерба при ДТП

– в ответ на прокурорское представление, отправляем в суд примерно вот такие возражения (ниже):

Возражения на апелляционное представление

Приговором районного суда гражданин осужден по ч.1 228 УК , назначено наказание в виде лишения свободы сроком 2 года (с применением 73 УК ) с испытательным сроком 2 года.

Государственным обвинителем подано апелляционное представление на вышеуказанный приговор, в котором указывается о несогласии с приговором суда в связи с тем, что он является, по мнению обвинителя, «незаконным, необоснованным и несправедливым, в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, а также ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания».

Я не согласен с доводами апелляционного представления и полагаю их подлежащими отклонению по следующим основаниям.

– Довод апелляционного представления о квалификации: «действия осужденного следует квалифицировать по ч.2 228.1 УК как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере».

Суд пришел к выводу об отсутствии в действиях осужденного признаков состава преступления, предусмотренного 228.1 УК и переквалифицировал их на ч.1 228 УК . Я полагаю данное процессуальное решение обоснованным: не существует ни одного доказательства, которое опровергало бы данное утверждение и позицию.

– Довод государственного обвинителя в части назначенного наказания: «в связи с назначением чрезмерно мягкого наказания, не достигнуты его цели – восстановление социальной справедливости, предупреждение совершения новых преступлений. Таким образом, необходимо было назначить реальное лишение свободы без применения положений 73 УК ».

Я полагаю вышеуказанные доводы подлежащими отклонению по следующим основаниям:

В ч.2 43 УК сформулированы цели наказания, под которыми закон понимает те социально позитивные результаты, достижение которых планируется применением наказания. Закон называет три цели наказания:

1) Восстановление социальной справедливости.

Назначаемое наказание должно восприниматься как социально справедливое, т.е. удовлетворять общественное возмущение, вызванное преступлением. В данном конкретном деле под «общественностью» следует понимать круг лиц, как прямо задействованных в ходе производства по делу так всех и иных лиц, которым стало известно об обстоятельствах данного уголовного дела. То есть социальную справедливость можно считать восстановленной, если общественное мнение одобряет назначенное наказание, воспринимает его как справедливое, т.е. соответствующее совершенному преступлению.

За свои незаконные действия осужденный понес более чем достаточное наказание. А именно:

– в течение года он принимал участие в многочисленных следственных мероприятиях, судебных заседаниях. Уже это само по себе является значительным переживанием для любого человека, хотя не является наказанием в уголовно-правовом смысле. Но для общественного мнения – те тяготы, что переносились осужденным в ходе производства по уголовному делу, воспринимаются именно как справедливое возмездие, исходящее от государства.

– в течение определенного судом срока наказания осужденный будет исполнять возложенные на него обязанности и ограничения осужденного с испытательным сроком (регулярные визиты в уголовно-исполнительную инспекцию, и пр.), что также носит публичный характер, и факт отбывания наказания будет осознаваться общественностью.

Следует также обратить внимание на следующий аспект, который не может быть не замечен и не оценен общественностью при оценке справедливости соотношения между деянием и его наказанием.

– Дисциплинированное и обязательное отношение осужденный к своим обязанностям участника уголовного процесса, как в стадии предварительного следствия, так и в стадии судебного разбирательства. На все назначенные мероприятия он являлся неукоснительно и своевременно, ни одно следственное либо судебное действие не было сорвано либо задержано по его вине.

– Добросовестность и сознательность гражданской позиции осужденного. Он вел себя как гражданин совершивший проступок, но осознавший его противоправность, искренне в нем раскаявшийся. Осужденный не пытался уклониться от ответственности, активно способствовал раскрытию преступления.

Я еще раз обращаю внимание на то обстоятельство, что добросовестный и сознательный характер поведения осужденного в ходе производства по уголовному делу очевиден для общественности.

Если при рассмотренных обстоятельствах будет назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы, то будет ли общественность полагать это справедливым ? То есть, будет ли общественное мнение считать справедливым, если гражданин раскаявшийся, и последовательно содействующий правоохранительным органам, не пытающийся уклониться от ответственности, будет в итоге лишен свободы ?

Полагаю, что такое решение будет воспринято общественностью как совершенно неадекватное совершенному деянию, личности виновного, его поведению в ходе производства по делу.

Определение наказания в виде лишения свободы причинит вред общественным и государственным интересам, так как:

– будет противоречить общественным представлением о справедливости.

– создаст в обществе представление о карательном уклоне со стороны государства, о бессмысленности лояльного и добросовестного поведения гражданина, привлекаемого к уголовной ответственности.

2) Исправление осужденного.

Поведение после совершения преступления, в ходе предварительного следствия, судебного процесса – свидетельствует о его искреннем раскаянии. Таким образом, достижение данной цели (исправление) не требует лишения свободы.

3) Предупреждение совершения новых преступлений.

Осужденный положительно характеризуется, имеет постоянное место работы, на иждивении у него находится малолетний ребенок. Его единственной целью на настоящий момент является отбытие наказания, содержание семьи, воспитание детей. То есть, достижение такой цели наказания (предупреждение совершения новых преступлений) совершенно не требует применения наказания, связанного с лишением свободы.

На основании вышеизложенного,

Апелляционное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17.05.2016 N 81-О16-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 мая 2016 г. N 81-О16-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденного Ишова Б.Ш., адвоката Альянова А.В., переводчика Э. прокурора Кечиной И.А. при секретаре Щукиной Ю.В. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление прокурора Кемеровской области Халезина А.П. и жалобу осужденного Ишова Б.Ш. на приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2008 года, которым

ИШОВ Б.Ш., судимый Рудничным районным судом г. Прокопьевска Кемеровской области по ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы (наказание не отбыто в связи с тем, что осужденный скрылся),

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. п. “а”, “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединено наказание, не отбытое по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года, и по совокупности приговоров окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Приговором разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Ишова Б.Ш. и адвоката Альянова А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы и возражавших против доводов кассационного представления, выступление прокурора Кечиной И.А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей, что приговор следует оставить без изменения, Судебная коллегия

согласно приговору Ишов Б.Ш. осужден за убийство С. и покушение на убийство С., Ш., П. и А., совершенные на почве личных неприязненных отношений 10 ноября 2007 г. в селе района области при указанных в приговоре обстоятельствах.

Покушение на убийство 4-х человек совершено общеопасным способом, однако преступление не доведено до конца ввиду того, что потерпевшие оказали активное сопротивление осужденному, а впоследствии потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

В кассационном представлении прокурор Кемеровской области Халезин А.П. ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, сославшись при этом на то, что в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора при квалификации действий Ишова Б.Ш. по ч. 3 ст. 30 и п. п. “а”, “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ суд не указал на все обстоятельства, в силу которых не было доведено до конца преступление (отсутствует ссылка на своевременное оказание медицинской помощи потерпевшим). По мнению автора кассационного представления, в приговоре суд допустил противоречивые формулировки.

В приговоре суд, ссылаясь на показания свидетелей М. и С. указал, что Ишов Б.Ш. произвел выстрелы в ограниченном пространстве при скоплении людей. Одновременно, приводя показания М., суд делает вывод, что Ишов Б.Ш. стрелял в потерпевших целенаправленно. Подобные формулировки ставят под сомнение обоснованность вывода суда о совершении покушения на убийство 4-х человек общеопасным способом.

Кроме того, в кассационном представлении речь идет о несоблюдении судом требований ч. 3 ст. 60 УК РФ и ст. 68 и 307 п. п. 3 и 4 УПК РФ.

При назначении наказания суд не признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, наличие в действиях Ишова Б.Ш. особо опасного рецидива.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ишов Б.Ш. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия и снизить срок назначенного наказания.

Излагая обстоятельства, имевшие место, по его мнению, осужденный утверждает, что он оборонялся от напавших на него потерпевших.

При этом он указывает на то, что потерпевшего С. доставили в больницу по прошествии определенного времени, врачи отказались оказывать потерпевшему медицинскую помощь, в связи с чем последний скончался от потери крови, орудие преступления не обнаружено, в ходе его задержания и при его ознакомлении с материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ ему не предоставили адвоката, на тот период у него отсутствовал переводчик, которого предоставили ему лишь в судебном заседании (он плохо понимает русский язык, хотя в г. прожил более 12-ти лет).

Вместе с тем осужденный указывает на наличие противоречий в приговоре.

Согласно протоколу осмотра от 13 ноября 2007 г. были обнаружены 2 пули диаметром 7,7 мм, которые не деформированы (т. 1 л.д. 241). В то же время в заключении эксперта N 1/883 от 26 ноября 2007 г. речь идет об обнаружении 2-х пуль, являющихся частями снаряжения 7,62 мм патронов к российскому револьверу образца 1895 г.

Осужденный также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Ишов Б.Ш. обращает внимание на то, что в нарушение ч. 3 ст. 18 УПК РФ в ходе предварительного следствия не были переведены на его родной (узбекский) язык протокол о его задержании, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, постановление о заключении его под стражу, копия обвинительного заключения.

Также не вручили ему на узбекском языке копию приговора и копию кассационного определения.

Он считает, суд должен был допросить свидетелей Л., Р., В., Ф., Ч., С., К., Х., Д., В., К. и П., показания которых имеют существенное значение для выводов суда.

Кроме того, он указал на то, что кассационное определение подписано одним судьей, в ходе ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ следователь не разъяснил ему его процессуальные права, в силу чего суд первой инстанции обязан был возвратить дело прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

В дополнениях к кассационной жалобе осужденного Ишова Б.Ш. адвокат Альянов А.В. указал, что выводы суда о наличии у Ишова Б.Ш. умысла на убийство С. не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, смерть потерпевшего наступила в участковой больнице с. после причинения телесного повреждения С. “продолжал активную деятельность”, его смерть наступила от обильной кровопотери.

При назначении наказания суд не учел, что Ишов Б.Ш. раскаялся в содеянном, остался не выясненным вопрос о наличии у его подзащитного детей и престарелых родителей.

При таких обстоятельствах назначенное наказание нельзя считать справедливым.

Суд не принял во внимание различие в размерах пуль, указанных в протоколе осмотра (7,7 мм), и пуль, представленных для проведения экспертизы (7,62 мм), не выяснил причины, по которым осмотренные пули не были деформированы после выстрела, что свидетельствует о незаконности приговора (т. 1 л.д. 241, т. 2 л.д. 22 – 24).

При назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ суд неправомерно полностью присоединил наказание, назначенное по предыдущему приговору.

По делу нет достоверных данных, свидетельствующих о том, что Ишов Б.Ш. скрывался от отбытия наказания. Он открыто посещал места массового скопления людей (кафе), занимался спортом в спортивном клубе, имел постоянное место жительства. При привлечении Г. и Г. в качестве переводчика (т. 1 л.д. 172, 177) следователь не удостоверился в том, что эти лица в достаточной степени владеют узбекским и русским языками для осуществления надлежащего перевода по уголовному делу.

Он также обращает внимание на то, что вначале указанные выше лица были допрошены в качестве свидетелей (т. 1 л.д. 170, 175), а затем они были допущены в качестве переводчика.

В дополнениях к кассационной жалобе ставится вопрос об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Глушакова Л.А. просит отменить приговор по доводам кассационного представления.

В возражениях на кассационное представление представитель потерпевших адвокат Наумова Е.Н. приводит суждения относительно несостоятельности позиции его автора. Она просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражения на них, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Ишова Б.Ш. и исключить из него решение суда первой инстанции о совершении осужденным покушения на убийство 4-х человек общеопасным способом по следующим основаниям.

В приговоре суд указал, что “. Ишов Б.Ш., предварительно вооружившись револьвером системы наган, действуя умышленно, сознательно применяя такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен не только для потерпевших, но и для других лиц, находящихся в одном помещении с потерпевшими, . произвел из револьвера по одному выстрелу в каждого потерпевшего”.

Вместе с тем суд признал установленным, что когда подсудимый стрелял в С., П. то указанные потерпевшие схватились (была определенная очередность) за ствол револьвера, пытаясь отвести его в сторону, в результате чего им был причинен средний и легкий вред здоровью. При производстве выстрела в Ш. Ишов Б.Ш. причинил ему огнестрельное ранение в области левого тазобедренного сустава, которое квалифицируется как средний вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья. Когда он стрелял в А., то последний прикрыл свою голову правой рукой, в результате чего потерпевшему было причинено сквозное огнестрельное ранение в области правого локтевого сустава с открытым переломом верхней трети локтевой кости, который квалифицируется как средний вред здоровью по признаку длительного расстройства. Смерть потерпевших не наступила по не зависящим от воли Ишова Б.Ш. обстоятельствам, так как потерпевшие оказали активное сопротивление и потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

Читайте также:  Возражение на претензию о взыскании денежных средств

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что Ишов Б.Ш. производил выстрелы с близкого расстояния, фактически потерпевшие и осужденный при производстве выстрелов находились рядом. Осужденный производил одиночные выстрелы – по одному выстрелу в каждого потерпевшего.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что при покушении на убийство 4-х человек Ишов Б.Ш. действовал общеопасным способом.

В остальной части приговор в отношении Ишова Б.Ш. Судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу – без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 379 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора (за исключением внесенных выше изменений), не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности – достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы кассационных представления и жалобы не основаны на фактических данных и законе.

По делу не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

С момента задержания Ишов Б.Ш. был обеспечен квалифицированной юридической помощью, у него был защитник (т. 1 л.д. 186 – 191).

Положения ст. 18 УПК РФ соблюдены. В ходе предварительного следствия он сообщил о том, что разговаривает на русском языке нормально, но он плохо пишет и читает (т. 1 л.д. 188), в связи с чем ему был назначен переводчик.

Изначально, начиная с допроса в качестве подозреваемого, участвовал переводчик Г., а впоследствии – Г. (т. 1 л.д. 172, 173, 174, 177).

До назначения указанных выше лиц в качестве переводчика каждый из них был допрошен в качестве свидетеля (т. 1 л.д. 170, 171, 175 и 176), однако, как следует из протокола допроса, следователь выяснял у них информацию о том, где они проживали, обучались, владеют ли они русским и узбекским языками.

Они подтвердили, что указанными выше языками владеют в совершенстве. По фактическим обстоятельствам уголовного дела они не были допрошены.

Соответствующие следственные действия проводились с участием защитника и переводчика, которые также присутствовали при ознакомлении Ишова Б.Ш. с материалами уголовного дела в соответствии с правилами ст. 217 УПК РФ (т. 2 л.д. 128 – 135).

Необходимые процессуальные документы, в том числе и копия обвинительного заключения, были вручены Ишову Б.Ш. с переводом на родной язык (т. 2 л.д. 168).

Не основано на материалах дела утверждение осужденного о том, что при ознакомлении с делом следователь оказывал на него давление. На тот период Ишов Б.Ш. и его защитник не делали никаких заявлений по этому поводу.

Как следует из расписки (т. 3 л.д. 20), после направления дела в суд первой инстанции Ишов Б.Ш. в очередной раз был ознакомлен с материалами дела в присутствии переводчика Г.

Ни на чем не основан довод осужденного о заинтересованности следователя в исходе дела, которому никто не заявлял отвод. Предварительное расследование проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Несостоятельным является утверждение Ишова Б.Ш. об оказании на свидетеля Г. давления, вследствие чего в суде он дал недостоверные показания.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 3 л.д. 52 – 54) в судебном заседании свидетель не заявлял о незаконном на него воздействии в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

Приведенные в приговоре доказательства опровергают доводы осужденного о том, что он действовал в состоянии необходимой обороны.

Как правильно установил суд, инициатором конфликта был Г. что происходило в присутствии Ишова Б.Ш.

Выйдя из кафе, Ишов Б.Ш. взял в автомобиле револьвер, после чего вернулся в кафе, где стал производить из револьвера выстрелы в потерпевших.

Когда кончились патроны, Ишов Б.Ш. достал нож и убил С.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевших С., Ш., П., А., а также показаниями свидетелей и другими доказательствами, приведенными в приговоре, которым суд дал правильную оценку, и обоснованно отверг утверждение Ишова Б.Ш. о том, что он был избит потерпевшими.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 5 – 7) непосредственной причиной смерти С. явилась обильная кровопотеря от колото-резаной раны, проникающей в забрюшинное пространство с повреждением нижней полой вены.

Характер повреждения и орудие преступления – нож – свидетельствуют о том, что умысел Ишова Б.Ш. был направлен на убийство данного потерпевшего. При этом не имеет никакого значения то обстоятельство, что С. скончался через несколько часов.

Суждения Ишова Б.Ш. и его защитника о наступлении смерти потерпевшего из-за несвоевременного оказания медицинской помощи носят произвольный характер.

Не влияет на законность приговора необнаружение орудий преступлений.

Приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что Ишов Б.Ш. совершил преступления с помощью револьвера, снаряженного патронами к револьверу наган образца 1895 года, и ножа.

Данное обстоятельство признал осужденный в ходе судебного разбирательства.

Отсутствуют противоречия относительно размера пуль, указанных в протоколе осмотра (т. 1 л.д. 241), и в заключении баллистической экспертизы (т. 2 л.д. 23, 24). В них идет речь о пулях, являющихся составной частью снаряжения к патрону калибра 7,62 мм.

Не соответствует действительности утверждение автора кассационного представления о неуказании в приговоре обстоятельств, в силу которых не было доведено до конца убийство 4-х человек.

При описании преступного деяния суд указал, что убийство 4-х человек не было доведено Ишовым Б.Ш. до конца по не зависящим от него обстоятельствам. Потерпевшие оказали активное сопротивление Ишову Б.Ш. и потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

Необоснованным является довод осужденного о том, что показания не допрошенных в суде свидетелей Л., Р., В., Ф., Ч., С., К.. Х., Д., В., К. и П. имеют существенное значение для выводов суда. В списке лиц, подлежащих вызову в суд, они не указаны.

Из протокола судебного заседания усматривается, что подсудимый и его защитник не ходатайствовали об их допросе в суде. Допрошенные в ходе предварительного следствия данные свидетели не были непосредственными очевидцами совершенных Ишовым Б.Ш. действий.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе наличие рецидива преступлений.

Суд обоснованно (с учетом обстоятельств дела) при назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ применил принцип полного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Согласно материалам уголовного дела Ишов Б.Ш. не явился в судебное заседание 20 сентября 2004 года, когда состоялось провозглашение приговора. Он скрылся и не отбывал наказание по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года.

Сторона защиты не представила в суд никаких данных о семейном положении осужденного, что она могла сделать с учетом принципа состязательности на любом этапе уголовного процесса.

Вместо соблюдения норм уголовно-процессуального закона осужденный и его защитник приводят несостоятельные доводы относительно нарушения положений ст. 60 УК РФ при назначении наказания.

Приговор соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

С учетом наличия в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений (п. “б” ч. 2 ст. 18 УК РФ) суд правильно определил вид колонии, в которой Ишов Б.Ш. должен отбывать наказание, что соответствует п. “г” ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2008 года в отношении Ишова Б.Ш. изменить и исключить осуждение по ч. 3 ст. 30 и п. “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Назначить Ишову Б.Ш. по ч. 3 ст. 30 и п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Ишову Б.Ш. 13 лет 6 месяцев лишения свободы.

К назначенному наказанию полностью присоединить наказание, не отбытое по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров осужденному Ишову Б.Ш. окончательно назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор в отношении Ишова Б.Ш. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу – без удовлетворения.

Возражения на представление прокурора

Возражения на представление прокурора — скачать образец

Возражения на представление прокурора подаются при обжаловании им решения суда первой инстанции.

Образец возражений на представление прокурора по гражданскому делу, с учетом последних изменений законодательства. Прокурор принимает участие в рассмотрении ограниченного круга гражданских дел. Перечень таких дел приведен в статье 45 ГПК РФ.

Прокурор, принимавший участие в деле, имеет право обжалования судебных постановлений. Неявка прокурора для участия в деле не лишает его возможности обжалования. Жалоба прокурора на определение или решение суда называется представлением. Если прокурор не привлекался к участию в деле и не имеет по закону права на участие в деле, он не может обжаловать судебное решение. Лица, участвующие в деле, в случае подачи представления прокурором имеют право подать на него свои возражения.

Возражения на представление ничем не отличается от возражений на апелляционную жалобу других лиц, участвующих в деле. Воспользуйтесь дополнительной информацией, которая приведена в этой публикации.

Если прокурор ссылается на нарушение судом процессуальных норм при рассмотрении дела, на обстоятельства, которые им неверно истолкованы, подача возражений для лиц, согласных с решением суда, обязательна. Возражения подаются в письменной форме, адресуются в суд второй инстанции, подаются в суд, вынесший судебное постановление. Срок подачи возражений будет указан в извещении из суда, с которым поступит копия представления прокурора.

Возражения не оплачиваются государственной пошлиной. Лицо, подавшее возражения на представления прокурора не обязано прилагать к нему дополнительные доказательства. Участие в судебном заседании второй инстанции является правом, но не обязанностью граждан. Однако следует учесть, что прокурор обычно принимает участие в этом судебном заседании.

Если заявитель согласен с позицией прокурора и хочет ее поддержать в апелляционной инстанции, вместо подачи возражений можно подготовить отзыв по нашему образцу.

Обратите внимание!

Подача возражений в суд

Подача возражений происходит после поступления в суд представления прокурора на решение суда. Суд первой инстанции устанавливает срок подачи таких возражений. Возражения стоит адресовать суду апелляционной инстанции, но подавать их нужно непосредственно через суд 1 инстанции.

Если срок подачи возражений пропущен и дело уже направлено в апелляционную инстанцию, то возражения можно подать как в суд первой инстанции, так и в апелляционный суд.

Образец возражений на представление прокурора

В ___________________ (наименование суда)

От: _______________ (ФИО полностью, адрес)

Возражения на представление прокурора

«___»_________ ____ г. ____________ (наименование суда) было вынесено решение (определение) по гражданскому делу по иску _________ (ФИО истца) к _________ (ФИО ответчика) о _________ (указать сущность исковых требований). Решением (определением) суда _________ (указать, как разрешено дело (вопрос) по существу).

При рассмотрении дела участвовал прокурор _________ (указать, в каком качестве прокурор участвовал в деле, в качестве заявителя в интересах конкретного гражданина, неопределенного круга лиц, или государства, или был привлечен судом к участию в деле для дачи заключения). «___»_________ ____ г. от прокурора поступило представление на судебное постановление, в котором заявлено _________ (указать, что требует прокурор в своем представлении).

Возражаю по доводам представления _________ (указать, почему доводы представления прокурора не обоснованы, какие обстоятельства прокурором изложены неверно, какие законы трактуются неправильно).

Решение (определение) суда полностью соответствует закону. Обстоятельства, имеющие юридическое значение при рассмотрении дела, установлены судом верно. Доводы прокурора проверялись судом первой инстанции, при этом суд не согласился с ними обоснованно по указанным в решении основаниям. Считаю, что оснований для удовлетворения представления прокурора и отмены судебного постановления не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 325, 330 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Прошу:

Оставить решение (определение) суда от «___»_________ ____ г. без изменения, представление прокурора без удовлетворения.

Перечень прилагаемых к возражениям документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):

  1. Копия возражений
  2. Дополнительные доказательства, подтверждающие имеющиеся возражения

Дата подачи возражений: «___»_________ ____ г. Подпись заявителя: _______

Скачать образец возражений:

Возражения на представление прокурора

Калиновский К.Б. Представление возражений на апелляционную или кассационную жалобу на приговор в российском уголовном процессе

В части первой статьи 358 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) указано, что суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, извещает о принесенных апелляционных или кассационных жалобе или представлении и направляет их копии участвующим в деле лицам с разъяснением возможности подачи на указанные жалобу или представление возражений в письменном виде с указанием срока подачи. При этом закон не определяет ни юридический статус таких возражений на жалобу, ни срок их подачи, что порождает в правоприменительной практике неоднозначное применение указанной нормы.

По буквальному смыслу взаимосвязанных норм части первой статьи 358 и части второй статьи 359 УПК Российской Федерации (обязывающей по истечении срока обжалования суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, направить уголовное дело с принесенными жалобой, представлением и возражениями на них в суд апелляционной или кассационной инстанции), суд указывает срок для представления возражений на кассационную жалобу, который не должен превышать общего десятисуточного срока обжалования судебного решения, по истечении которого дело должно быть направлено в вышестоящий суд. Однако если кассационная жалоба поступает в конце этого десятисуточного срока, то времени для принесения возражений на нее у других участников процесса уже не остается, что ставит под угрозу их право довести до суда второй инстанции свою позицию, и, следовательно, – гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации право на судебную защиту.

Проблема неоднозначного толкования и применения статей 358, 359 (часть вторая) УПК РФ в части определения срока на подачу возражений на кассационную жалобу не получила разрешения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2008 года N 28 (ред. от 30.06.2009) “О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций”. В пункте 6 данного Постановления лишь указывается, что суд второй инстанции в период подготовки дела к рассмотрению обязан проверить, извещены ли стороны в соответствии с требованиями статьи 358 УПК Российской Федерации о принесенных жалобах или представлениях и направлены ли их копии с разъяснением права подачи возражений в письменном виде с указанием срока их подачи. В юридической литературе данный вопрос рассматривается применительно к праву участников уголовного процесса вносить дополнения и изменения к кассационной жалобе [1] , однако однозначного его решения не приводится.

Представляется, что данная проблема может быть решена путем различной интерпретации вышеуказанных норм.

По смыслу, придаваемому положениям статей 358 и 359 УПК Российской Федерации правоприменительной практикой [2] суд первой инстанции на основании части первой статьи 358 УПК Российской Федерации своим дискреционным решением устанавливает срок для подачи возражений на поступившую кассационную жалобу и лишь после истечения этого срока направляет дело с принесенными жалобой и возражениями на нее в суд второй инстанции (часть вторая статьи 359 УПК Российской Федерации). Такое толкование обеспечивает права участников уголовного процесса на ознакомление с материалами уголовного дела, с поступившими жалобами, представлениями и прилагаемыми к ним материалами, а также права принести возражения на жалобы. Возложение обязанности обеспечения данных прав именно на суд первой инстанции, через который и подаются кассационные жалобы и представления (часть первая статьи 355 УПК Российской Федерации), гарантирует заблаговременную подготовку сторон и суда второй инстанции к полному и всестороннему рассмотрению дела. Отсутствие прямого указания в части первой статьи 358 УПК Российской Федерации на полномочие суда устанавливать конкретный срок для принесения возражений еще не означает невозможность такого рода действий суда. Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 8 декабря 2003 года N 18-П, по смыслу статей 46 – 52, 118, 120 и 123 Конституции Российской Федерации, суд как орган правосудия призван обеспечивать в судебном разбирательстве соблюдение требований, необходимых для вынесения правосудного, т.е. законного, обоснованного и справедливого, решения по делу, а значит, он должен быть наделен уголовно-процессуальным законом соответствующими полномочиями. Возложение же данных обязанностей на суд второй инстанции в силу организационных трудностей (в одном областном, краевом суде рассматриваются кассационные жалобы на решения десятков районных судов, аппарат вышестоящих судов и имеющиеся помещения не приспособлены для ознакомления всех участников процесса с материалами дела) способно привести к ограничению права граждан довести до кассационного суда свою позицию относительно всех аспектов дела.

Однако такое решение проблемы – установление срока для принесения возражений на кассационную жалобу дискреционным решением суда – в условиях, когда такой срок законом не определен, ведет к задержке направления материалов уголовного дела в суд кассационной инстанции, чем препятствует вступлению в законную силу судебного решения. Законодательная неопределенность данного срока порождает опасность неоправданной и незаконной задержки в рассмотрении уголовного дела судом второй инстанции и нарушения права граждан на доступ к правосудию и судебную защиту в суде второй инстанции.

Представляется, что установленный судом срок для представления возражений на кассационную жалобу, не может превышать 10 суток с момента поступления данной жалобы, иначе будет нарушен принцип равенства участников уголовного процесса и, соответственно, общеправовой принцип равенства: лицо, подающее жалобу, будет располагать сроком для ее подготовки в 10 дней с момента провозглашения судебного решения, а лицо, представляющее возражения на жалобу, – большим сроком для изучения данной жалобы и подготовки возражений на нее. При этом необходимость истребования судом первой инстанции каких-либо материалов не может служить основанием для увеличения срока, так как в соответствии с частью второй статьи 356 УПК Российской Федерации дело (включая рассмотренные в нем материалы) не может быть истребовано из суда в течение срока, установленного для обжалования судебного решения.

Другое решение поставленной проблемы может состоять в такой интерпретации оспариваемых заявителем законоположений, согласно которой суд первой инстанции лишь извещает о принесенной жалобе участников судебного разбирательства с разъяснением возможности подачи на нее возражений в письменном виде с указанием срока подачи (часть первая статьи 358), а по истечении срока обжалования – направляет дело с принесенными жалобой и возражениями на нее в суд второй инстанции (часть вторая статьи 359). Данная интерпретация норм предполагает, что срок подачи возражений на поступившую жалобу устанавливается не дискреционным усмотрением суда, а самим законом; суд же лишь информирует стороны об этом сроке. Соответственно, письменные возражения на жалобу могут быть поданы вплоть до начала судебного разбирательства в суде второй инстанции, которое должно состояться не позднее одного месяца со дня его поступления в суд кассационной инстанции, а о дате и времени рассмотрения дела стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания (статьи 374 и 376 УПК Российской Федерации).

В пользу этого толкования могут свидетельствовать положения части четвертой статьи 359, позволяющие до начала судебного заседания изменять и дополнять кассационную жалобу новыми доводами, и положения частей второй – пятой статьи 377 УПК Российской Федерации, допускающие во время рассмотрения дела судом кассационной инстанции заявлять ходатайства; заслушивать выступления стороны, подавшей жалобу, в обоснование своих доводов и возражения другой стороны; право сторон представить в суд кассационной инстанции дополнительные материалы в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационной жалобе. Несмотря на то, что в данных нормах прямо не говорится о праве сторон представлять письменные возражения, ограничение этого права нарушало бы принцип состязательности и равноправия сторон, поскольку другая сторона может беспрепятственно дополнять и изменять свои доводы (в том числе и в письменном виде) и даже представлять дополнительные материалы.

Данное толкование направлено на обеспечение права на доступ к правосудию в суде второй инстанции в установленные законом сроки и не исключает права другой стороны довести до суда кассационной инстанции свою позицию в форме письменных возражений на жалобу. Эта интерпретация указанных положений согласуется и с правовой природой возражений на кассационную жалобу и представление. В отличие от самой жалобы, к возражениям на нее закон не предъявляет никаких формальных требований; предъявление таких возражений является факультативным правом участников судебного разбирательства и, соответственно, не является обязательным.

Однако для реализации предложенных решений в судебной практике требуется если не внесение в уголовно-процессуальный закон соответствующих изменений, то как минимум обозначение по этому вопросу официальных позиций высших судебных инстанций.

Апелляционное представление прокурора по уголовному делу

Апелляционное представление прокурора по уголовному делу – процессуальная форма обжалования решений суда первой инстанции. Оно подается и рассматривается в таком же порядке, как и жалобы других участников процесса, – единая процедура регулируется Главой 45.1 УПК РФ.

В каких случаях прокурор подает апелляционное представление

Прокурор выступает в суде по уголовному делу в качестве государственного обвинителя. Он поддерживает обвинение и наделен рядом процессуальных прав, в том числе правом обжалования судебных актов.

Прокуратура готовит и подает апелляционное представление, если считает незаконным и необоснованным:

  1. Решение по вопросу избрания меры пресечения или продления ее срока.
  2. Решение по вопросу помещения в медицинский стационар, в том числе психиатрический, для производства экспертизы.
  3. Решение по вопросу ареста имущества (его наложения, установление/продление срока).
  4. Приговор или постановление суда первой инстанции, которые не вступили в законную силу.
  5. Решение по вопросу подсудности уголовного дела.
  6. Решение о приостановлении производства по делу.
  7. Решение о возвращении дела прокурору для устранения недостатков.
  8. Частные определения и постановления суда.
  9. Промежуточные процессуальные решения суда, которые принимаются по ходу судебного разбирательства.

Проще говоря, прокуратура вправе оспорить в порядке апелляции любой судебный акт, принятый в рамках расследования или рассмотрения уголовного дела. Если оспаривается приговор, наряду с вопросами его незаконности и необоснованности, может быть поставлен вопрос о его несправедливости.

Гособвинитель – самостоятельный участник процесса. Он не связан решениями и действиями других лиц. Поэтому представление может быть подано независимо от того, подана ли по тому же самому вопросу апелляционная жалоба или нет. Позиция прокуратуры может как совпадать, так и не совпадать с позициями других участников уголовного дела.

Сроки и порядок подачи представления

Представление должно быть подано в течение 10 суток со дня постановления (вынесения) оспариваемого судебного акта. Если срок будет нарушен, представление должно быть оставлено без рассмотрения. Суд, принявший обжалуемое решение, вправе восстановить пропущенный срок. Правда, все возможные уважительные причины в большей степени касаются обычных участников процесса. К вопросу нарушения срока апелляционного обжалования прокуратурой суды относятся намного более строго.

Большинство уголовных дел в первой инстанции рассматриваются мировыми судьями и районными (городскими) судами. Представление на решения этих судов подаются соответственно в районный (городской) суд и в суд субъекта федерации – вышестоящую инстанцию по отношению к суду, решение которого оспаривается. Постановления районных (городских) судов, принятые в рамках следствия (дознания), обжалуются в апелляционном порядке в суде субъекта федерации.

Указанный выше порядок сохранится и после начала работы апелляционных и кассационных судов. Изменения коснутся обжалования судебных актов, которые принимаются судами регионального уровня. Сейчас промежуточные решения таких судов обжалуются в профильной судебной коллегии этих же судов, а итоговые решения – в профильной коллегии Верховного суда. С осени 2019 года апелляционное представление должно будет подаваться в апелляционный суд.

Представление подается в соответствующую инстанцию через суд, решение которого обжалуется. Требования к форме и содержанию представления – ст. 389.6 УПК РФ. Как правило, прокуратура использует стандартную процессуальную форму апелляционных представлений, и документ готовится на официальном прокурорском бланке.

Если задачи и цели представления того требуют, прокуратура вправе запросить повторное исследование в апелляционном суде доказательств, ранее рассмотренных в суде первой инстанции. Для этого в суд могут быть вызваны свидетели, эксперты и другие лица. Гособвинитель вправе ходатайствовать о рассмотрении и таких доказательств, которые ранее не были представлены и исследованы. Правда, новые доказательства могут быть изучены лишь при одном условии – прокуратура обоснует, почему не было возможности представить их ранее, и суд признает доводы весомыми.

Схема движения представления:

  1. В течение 10 суток в суд, решение которого обжалуется, подается представление, оно приобщается к материалам уголовного дела.
  2. Суд извещает других участников процесса о поступлении представления, направляет им копию документа, разъясняет права и возможность подготовки своих письменных возражений.
  3. Выжидаются сроки, установленные судом, для подачи возражений.
  4. Если возражения поступили, они приобщаются к материалам уголовного дела.
  5. Как только истекут сроки для обжалования и подачи возражений, материалы уголовного дела направляются в суд апелляционной инстанции.

Пока дело находится в суде, решение которого обжалуется, и еще в течение 5 дней до начала судебного заседания в апелляции, прокуратура может подать дополнительное представление. Это, как правило, делается в двух случаях:

  • было подано так называемое краткое представление, чтобы не нарушить сроки обжалования и при этом получить возможность более тщательно подготовиться к обжалованию;
  • дополнительное представление необходимо для уточнения и (или) дополнения позиции из-за поданного возражения на представление.

Бывает так, что дополнительное представление подается с нарушением 10-дневного срока апелляционного обжалования. Оно будет принято, если еще есть 5 дней до начала заседания апелляционной инстанции. Однако в таком представлении не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения обвиняемого, если он не ставился в кратком представлении.

Заседание суда апелляционной инстанции по представлению прокуратуры должно начаться:

  • не позднее 15 суток (районный уровень);
  • не позднее 30 суток (региональный уровень);
  • не позднее 45 суток (уровень Верховного суда, а с осени 2019 года – апелляционного суда).

Сроки считаются с момента поступления дела в апелляционную инстанцию.

Возражения участников дела на представление

Если прокурор подал апелляционное представление, другие участники дела вправе подать на него свои возражения. Это делается в письменной форме. Обязательное условие – соблюсти срок, который установлен судом для подачи возражения. Сроки, порядок, права – все это должно быть изложено в уведомлении из суда, к которому также должна быть приобщена копия представления.

Документы направляются на известный суду адрес участника процесса. Если речь идет о подозреваемом, обвиняемом или осужденном, находящемся под стражей, документы должны прийти по месту исполнения меры пресечения. Если человек принудительно помещен в медстационар, документы придут в администрацию медицинского учреждения. Администрации ИВС, СИЗО или медучреждения самостоятельно вручают копии документов соответствующим лицам.

Помимо основных участников процесса, копия представления прокурора, направляется их адвокатам и представителям. Эти лица также имеют право подать возражение.

Возражения на апелляционное представление прокурора по уголовному делу в РФ – официальная позиция лица в случае несогласия с позицией и доводами прокуратуры. Несмотря на то, что будет возможность лично высказаться в суде апелляционной инстанции относительно представления, не стоит игнорировать возможность подачи возражений.

Что должно быть в возражении:

  1. Наименование суда апелляционной инстанции – адресат подачи возражения.
  2. Наименование суда, через который подается возражение.
  3. Данные лица, подготовившего возражения, – процессуальный статус, ФИО, место жительства, контактная информация.
  4. Краткое описание обстоятельств уголовного дела.
  5. Описание решения, которое стало предметом обжалования.
  6. Кем и когда подано представление, его суть.
  7. Изложение своей позиции по поводу представления, если эта позиция не совпадает с позицией прокуратуры.
  8. Изложение своих доводов против доводов прокуратуры.
  9. Дата и подпись.

При подготовке возражения целесообразно:

  • придерживаться той последовательности изложения, которая есть в представлении;
  • по очереди рассматривать каждый пункт, с которым не согласен заявитель возражения, приводя свою позицию и доводы по каждому такому пункту;
  • четко и последовательно излагать свои мысли, придерживаясь делового стиля письма.

Нет смысла готовить возражение в случае согласия с позицией прокуратуры, но в то же время:

  1. Потерпевшая сторона, если считает нужным, может возражать относительно излишне мягкой позиции прокуратуры, даже если в целом поддерживает представление прокурора.
  2. Подозреваемый, обвиняемый, осужденный, их адвокаты и представители могут обращать внимание суда на излишне жесткую позицию прокуратуры.

Возражение – это, по сути, возможность высказаться, будучи уверенным, что позиция будет приобщена к материалам дела. Заявления, сделанные в устной форме, могут быть неверно или неточно зафиксированы в протоколе судебного заседания.

Подача возражения не лишает права на подачу апелляционной жалобы – самостоятельно или в ответ на представление прокурора. Вместе с жалобой возражение усиливает позицию и доводы, показывает последовательность действий и заинтересованность лица в том, чтобы суд встал на его сторону. В то же время жалоба – более свободный вариант изложения позиции и доводов, который не связан тем, что изложено в представлении. В жалобе, в отличие от возражения, также можно запросить представление и исследование нужных доказательств. Однако нет смысла писать жалобу, если вы полностью согласны с решением суда, но не согласны только с представлением прокуратуры.

Читайте также:  Возражение относительно исковых требований о взыскании убытков
Ссылка на основную публикацию

Возражение на кассационное представление

Возражение на кассационное представление

Обратите внимание!
Главная страницаФорум Гарант

Ребят, подскажите (что-то туплю страшно – жарко!) в оконцовке возражения нужно ли ссылаться на какие-нить ст.ст., если да то на какие, не могу найти!

ГПК РФ Статья 344. Возражения относительно кассационных жалобы, представления. 1. Лица, участвующие в деле, вправе представить возражения в письменной форме относительно кассационных жалобы, представления с приложением документов, подтверждающих эти возражения.
2. Возражения относительно кассационных жалобы, представления и приложенные к ним документы должны быть поданы с копиями, число которых соответствует числу лиц, участвующих в деле.
Комментарий к статье 344
1. Комментируемая статья закрепляет правило, составляющее содержание принципа состязательности в гражданском судопроизводстве и обеспечивающее полную и всестороннюю проверку не вступившего в законную силу решения суда первой инстанции. Возражения на кассационные жалобу, представление помогают суду второй инстанции лучше уяснить, насколько обоснованными и вескими являются изложенные в жалобе основания к отмене решения.
2. Возражения на кассационные жалобу, представление могут представить только лица, участвующие в деле. Такого права не дано ни судьям, ни свидетелям, ни экспертам, ни переводчикам.
Представители сторон и третьих лиц имеют право на совершение от имени представляемого всех процессуальных действий (см. комментарий к ст. 54), а следовательно, и право представить возражения на кассационные жалобу, представление без специальной оговорки об этом в доверенности.
3. Возражения на кассационные жалобу, представление могут быть представлены как в суд первой инстанции, так и непосредственно в кассационную инстанцию. Подача возражений не ограничена каким-либо сроком, и они могут подаваться до рассмотрения судом второй инстанции жалобы по существу. Лица, участвующие в деле, вправе представить возражения на жалобу или представление и после отложения разбирательства дела судом кассационной инстанции.
4. Возражения на кассационные жалобу или представление подаются в суд в письменной форме. Если у лица, представляющего их, имеются документы, подтверждающие обоснованность приведенных им доводов, то оно вправе приложить их к объяснениям.
Согласно закрепленному в комментируемой статье правилу, копии возражений на кассационные жалобу, представление и приложенных к ним документов должны представляться лицами, участвующими в деле, по любому делу, а не только по требованию судьи в необходимых случаях, как это было по ГПК 1964 г. Копии возражений на кассационные жалобу, представление должны быть вручены лицам, участвующим в деле, до разбирательства дела по существу.
Например, Возражение на кассационную жалобу

В судебную коллегию по гражданским делам

Московского областного суда

В О З Р А Ж Е Н И Е

на кассационную жалобу

В кассационной жалобе ответчик по гражданскому делу, по заявлению Двороковского Г.И. о признании противоречащим закону постановления Главы Шатурского района №29 от 26.02.2003г., росит отменить судебное решение в связи с нарушением и неправильным применением судом норм материального и процессуального права. В частности ответчик утверждает, что суд нарушил требование ст. 198 ГПК РФ, не указав обстоятельства, почему им был отвергнут его довод о том, что Постановлением Правительства РФ №609 от 21.08.2001г. введен новый порядок пересмотра размера ставок и тарифов на ЖКУ, не предусматривающий обязательность проведения экспертизы при пересмотре ставок и тарифов. Однако представитель ответчика явно лукавит, т.к. из решения видно, что Постановлением Правительства РФ №609 не вводится новый порядок пересмотра ставок и тарифов, а ликвидируется перекрестная система субсидирования оплаты коммунальных услуг.

Представитель ответчика утверждает, что оспариваемое постановление Главы района утратило силу последующим постановлением Главы Шатурского района №71 от 29.04.2003г. В данном случае представитель ответчика вновь лукавит. При изучении редакции Постановления №71 видно, что в нем отсутствует норма об утрате силы оспариваемого постановления в связи с вводом в действие нового постановления. Действительно в Постановлении №71 имеется ссылка на то, что в связи с вводом в действие нового постановления утратили силу некоторые приложения, только и всего.

Таким образом, Постановление Главы Шатурского района №29 от 26.02.2003г. на момент принятия решения судом было действующим.

Утверждения представителя ответчика о том, что судом нарушены требования ч.2 ст.253 ГПК РФ не состоятельны, т.к. совершенно очевидно, что оспариваемое постановление Главы района противоречит и Постановлению Правительства РФ №887 от 1999г. и ст. 15 ФЗ «Об основах жилищной политике в РФ», устанавливающих обязательность проведения экспертизы, обоснования новых ставок и тарифов на ЖКУ.

На основании изложенного, Прошу судебную коллегию по гражданским делам Московского областного суда в удовлетворении кассационной жалобы ответчику отказать, а решение Шатурского городского суда оставить в силе.

Представитель Двороковского Г.И Белугин В.Н.

Всё об уголовных делах

Возражения на апелляционную жалобу (представление)

– практическая роль этого документа – второстепенна.

– Уголовно – процессуальный Кодекс посвящает ему буквально пару фраз в статье 389.7 УПК “Суд извещает о принесенных апелляционных жалобе, представлении..….. с разъяснением права подачи на эти жалобу или представление возражений в письменном виде……..Возражения, поступившие на жалобу, представление, приобщаются к материалам уголовного дела”.

– зачем он тогда вообще существует ? Этот документ существует в целях реализации принципа состязательности ( ч.1 15 УПК ), говоря простым языком – законодатель предоставляет право каждой стороне уголовного процесса выразить свое отношение к любому процессуальному действию другой стороны.

Возражения – это не жалоба

– возражения ( 389.7 УПК ) предназначены для приведения контраргументов против доводов, которые содержатся в апелляционной жалобе противника.

– то есть, это не самостоятельный документ, а зависимый, в том смысле, что в нем можно “отбиваться”, спорить с теми аспектами, которые привел противник в своей жалобе (но только отбиваться, а не оспаривать приговор).

– возражения на апелляцию, это письменная дискуссия с противником, но сугубо в рамках того, что написал противник, возражения нельзя использовать для того, чтобы приводить в них какие – либо требования об изменении приговора ( п.4 ч.1 389.6 УПК ).

– ведь срок обжалования ( ч.1 389.4 УПК ) – уже истек (имеется в виду ситуация, если Вы не обжаловали приговор, если же жалобы подали и Вы и противник, то в возражениях можно приводить любые аргументы).

Ситуация из практики

– иногда приходится наблюдать такую ситуацию:

а) сторона, по каким-либо причинам, не подает апелляционную жалобу – и срок обжалования ( ч.1 389.4 УПК ) истекает.

б) но вот вторая сторона подает апелляционную жалобу, и о факте подачи становится известно только в тот момент, когда суд направит всем участникам копии апелляционной жалобы.

– в такой ситуации, сторона не подавшая жалобу – не имеет права возражать против приговора (срок апелляции уже пропущен и возражение возможно только в кассационном порядке ).

– если же человек укажет в своих возражениях – не контрдоводы против жалобы противника, а фактически напишет свою апелляционную жалобу, то произойдет следующее:

– апелляционный суд имеет полное право – вообще не рассматривать доводы, содержащиеся в возражениях и выходящие за рамки “дискуссии”.

– нюанс, апелляционный суд при этом не связан рамками ничьей жалобы и может принять любое решение (в сторону улучшения) и исследовать любые аргументы (п. 17 Пленума N 26 ).

– разница в том, что доводы апелляционной жалобы он обязан рассмотреть, а доводы возражения (выходящие за рамки дискуссии) – не обязан.

– наличие в возражениях выводов, которые выходят за рамки требований закона (ограничивающего срок обжалования 10 сутками) – в принципе, не создает для суда проблемы (не ставит его в трудную ситуацию), то есть Вы не злоупотребляете правом и не “выкручиваете” никому руки.

– но возможно, что Ваши возражения в таком случае вернут без рассмотрения (поступок со стороны суда – сомнительной законности), такие прецеденты имели место.

Что писать в возражениях

– совет, так как, фактически Вы отстаиваете позицию суда и не желаете изменения приговора (в рассматриваемом примере это именно так) то для составления возражений на апелляционное представление Вы можете использовать формулировки из приговора (смотрите его мотивировочную часть ).

Возражения писать не обязательно

– подача возражений, это право, но не обязанность.

– если Вы просто проигнорируете предложение суда подать возражения, то это не влечет для Вас абсолютно никаких последствий.

– возразить же против доводов апелляционной жалобы Вы также можете в судебном заседания суда апелляционной инстанции.

Выступления сторон в апелляции, краткое выражение мнения по жалобе

а) первый раз – в момент, предоставленный для выступлений сторон ( ч.4 389.13 ).

б) второй раз – в ходе судебных прений ( 389.14 УПК ).

Каково реальное значение такого документа ?

– пожалуй, единственная его роль: отобразить последовательность тактики защиты.

– то есть, для осужденного и его адвоката оно служит как повторение его позиции, ранее озвученной на суде первой инстанции .

Извещение о поданных возражениях

– примерно в течение 2 – 4 недель после подачи Вами жалобы, Вам поступит заказное письмо из суда (районного, вынесшего приговор), это суд выполняет свою обязанность, предусмотренную 389.7 УПК

Что Вы увидите в письме:

а) возражения прокурора на Вашу жалобу:

б) возражения противника (потерпевшего, обвиняемого).

– примечание: иногда, граждане – получив такое письмо из суда трактуют его в негативном ключе: «прокурор против – все пропало !», или «суд направил мне возражения противника, значит суд неким косвенным образом выражает согласие с этими возражениями». Конечно же, такая трактовка ошибочна, получение Вами этого письма, это обычная техническая процедура, не имеющая никакого значения для того, будет ли удовлетворена Ваша апелляционная жалоба.

Что делать с этими возражениями противника ?

– ничего делать не нужно: не требуется как-то отвечать на них, то есть не нужно вступать в письменный диалог с противником, схема такая – одна жалоба и одно возражение на нее.

– после получения возражений, суд направит материалы дела в апелляционную инстанцию.

– в бланке, предназначенном для скачивания, мы даем максимально обезличенный образец. Здесь же, мы приводим иллюстрацию – как именно можно заполнить бланк.

– данный документ был применен в следующей реальной обстановке: в суде первой инстанции обвинение с 228.1 УК было переквалифицировано на более мягкую статью 228 УК .

– прокурор подает апелляционное представление , в котором требует приговор изменить.

– в ответ на прокурорское представление, отправляем в суд примерно вот такие возражения (ниже):

Возражения на апелляционное представление

Приговором районного суда гражданин осужден по ч.1 228 УК , назначено наказание в виде лишения свободы сроком 2 года (с применением 73 УК ) с испытательным сроком 2 года.

Государственным обвинителем подано апелляционное представление на вышеуказанный приговор, в котором указывается о несогласии с приговором суда в связи с тем, что он является, по мнению обвинителя, «незаконным, необоснованным и несправедливым, в связи с несоответствием выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, а также ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания».

Я не согласен с доводами апелляционного представления и полагаю их подлежащими отклонению по следующим основаниям.

– Довод апелляционного представления о квалификации: «действия осужденного следует квалифицировать по ч.2 228.1 УК как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере».

Суд пришел к выводу об отсутствии в действиях осужденного признаков состава преступления, предусмотренного 228.1 УК и переквалифицировал их на ч.1 228 УК . Я полагаю данное процессуальное решение обоснованным: не существует ни одного доказательства, которое опровергало бы данное утверждение и позицию.

– Довод государственного обвинителя в части назначенного наказания: «в связи с назначением чрезмерно мягкого наказания, не достигнуты его цели – восстановление социальной справедливости, предупреждение совершения новых преступлений. Таким образом, необходимо было назначить реальное лишение свободы без применения положений 73 УК ».

Я полагаю вышеуказанные доводы подлежащими отклонению по следующим основаниям:

В ч.2 43 УК сформулированы цели наказания, под которыми закон понимает те социально позитивные результаты, достижение которых планируется применением наказания. Закон называет три цели наказания:

1) Восстановление социальной справедливости.

Назначаемое наказание должно восприниматься как социально справедливое, т.е. удовлетворять общественное возмущение, вызванное преступлением. В данном конкретном деле под «общественностью» следует понимать круг лиц, как прямо задействованных в ходе производства по делу так всех и иных лиц, которым стало известно об обстоятельствах данного уголовного дела. То есть социальную справедливость можно считать восстановленной, если общественное мнение одобряет назначенное наказание, воспринимает его как справедливое, т.е. соответствующее совершенному преступлению.

За свои незаконные действия осужденный понес более чем достаточное наказание. А именно:

– в течение года он принимал участие в многочисленных следственных мероприятиях, судебных заседаниях. Уже это само по себе является значительным переживанием для любого человека, хотя не является наказанием в уголовно-правовом смысле. Но для общественного мнения – те тяготы, что переносились осужденным в ходе производства по уголовному делу, воспринимаются именно как справедливое возмездие, исходящее от государства.

– в течение определенного судом срока наказания осужденный будет исполнять возложенные на него обязанности и ограничения осужденного с испытательным сроком (регулярные визиты в уголовно-исполнительную инспекцию, и пр.), что также носит публичный характер, и факт отбывания наказания будет осознаваться общественностью.

Следует также обратить внимание на следующий аспект, который не может быть не замечен и не оценен общественностью при оценке справедливости соотношения между деянием и его наказанием.

– Дисциплинированное и обязательное отношение осужденный к своим обязанностям участника уголовного процесса, как в стадии предварительного следствия, так и в стадии судебного разбирательства. На все назначенные мероприятия он являлся неукоснительно и своевременно, ни одно следственное либо судебное действие не было сорвано либо задержано по его вине.

– Добросовестность и сознательность гражданской позиции осужденного. Он вел себя как гражданин совершивший проступок, но осознавший его противоправность, искренне в нем раскаявшийся. Осужденный не пытался уклониться от ответственности, активно способствовал раскрытию преступления.

Я еще раз обращаю внимание на то обстоятельство, что добросовестный и сознательный характер поведения осужденного в ходе производства по уголовному делу очевиден для общественности.

Если при рассмотренных обстоятельствах будет назначено наказание, связанное с реальным лишением свободы, то будет ли общественность полагать это справедливым ? То есть, будет ли общественное мнение считать справедливым, если гражданин раскаявшийся, и последовательно содействующий правоохранительным органам, не пытающийся уклониться от ответственности, будет в итоге лишен свободы ?

Полагаю, что такое решение будет воспринято общественностью как совершенно неадекватное совершенному деянию, личности виновного, его поведению в ходе производства по делу.

Определение наказания в виде лишения свободы причинит вред общественным и государственным интересам, так как:

– будет противоречить общественным представлением о справедливости.

– создаст в обществе представление о карательном уклоне со стороны государства, о бессмысленности лояльного и добросовестного поведения гражданина, привлекаемого к уголовной ответственности.

2) Исправление осужденного.

Поведение после совершения преступления, в ходе предварительного следствия, судебного процесса – свидетельствует о его искреннем раскаянии. Таким образом, достижение данной цели (исправление) не требует лишения свободы.

3) Предупреждение совершения новых преступлений.

Осужденный положительно характеризуется, имеет постоянное место работы, на иждивении у него находится малолетний ребенок. Его единственной целью на настоящий момент является отбытие наказания, содержание семьи, воспитание детей. То есть, достижение такой цели наказания (предупреждение совершения новых преступлений) совершенно не требует применения наказания, связанного с лишением свободы.

На основании вышеизложенного,

Апелляционное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Возражение на кассационную жалобу по уголовному и гражданскому делу: образец 2020 года

В судебную коллегию по уголовным делам ВС РД

Адвоката КА « Юридический центр « _____________
— в интересах оправданного Советским федеральным
судом г.___________ _______________

ВОЗРАЖЕНИЕ
На кассационное представление и
Кассационную жалобу потерпевшей

На приговор Советского федерального суда г.___________, которым мой подзащитный оправдан, прокурором Советского района и потерпевшей по делу _______________ поданы жалоба и представление по тем основаниям, что приговор незаконен и выводы суда противоречат доказательствам имеющимся в деле.
Доводы жалобы и представления не состоятельны, жалоба и представление подлежат отклонению в виду того, что приговор вынесен при соблюдении норм процессуального и материального права.
В материалах дела, собранных до _____________ года, данные указывающие на совершение преступления отсутствуют, заявления потерпевшей от ___________ года и сведений о совершении преступления не имелось.

Читайте также:  Возражение относительно исковых требований об определении порядка пользования жилым помещением

Следовательно, указание в постановлении о том, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления не соответствует действительности.
Материалы поступившие и послужившие основанием для возбуждения уголовного дела не соответствуют требованиям закона. Процессуальные документы и объяснения собранные в рамках проверки сообщения об исчезновении __________ и об ее изнасиловании составлены датами либо до события (имело место __________ года ), либо взяты до подачи заявления об исчезновении и об изнасиловании.
Объяснения ____________, ____________, ____________, ____________ от ____________ года т.е, до подачи заявления ____________, объяснения _____________, _________________ от __________ г до события, объяснения __________ и _________ от ___________, _________________ до события.
Постановление о назначении мед-экспертизы составлено от ___________ года со ссылкой на заявление ______________, между тем, заявление ____________ об изнасиловании поступило в прокуратуру только __________ года, о чем имеется запись в регистрации и на заявлении.

Кроме того, в судебном заседании свидетели и сама __________, ее законный представитель на мои неоднократные вопросы дали ответ, что ___________ года ___________ была найдена и в этот день в прокуратуру они не ходили, никаких бумаг с прокуратуры не брали, когда шли на экспертизу. Более того, никаких постановлений следователь прокуратуры на экспертизу направить не мог при отсутствии заявления __________.

Т.е, постановление следователем вынесено с нарушением норм УПК РФ до поступления заявления, до возбуждения уголовного дела, а в рамках уголовного дела постановления о назначении мед-экспертизы. не выносилось.
Заключение эксперта от ___________ года также не может считаться допустимым доказательством, поскольку в установленном порядке не приобщено к материалам уголовного дела, если оно было проведено не в рамках уголовного дела и на основании незаконного процессуального документа-постановления следователя.

Экспертиза проведена _____________ года на основании незаконного постановления следователя до подачи заявления _______________
Медицинскую экспертизу в рамках уголовного дела в отношении ____________ не провели, несмотря на то, что Прокуратура РД трижды давала об этом указания.
Следовательно, весь вышеприведенный материал – объяснения, постановление о назначении экспертизы от ____________ года.

заключение мед. эксперта от ___________ года не могли быть достаточными данными для возбуждения уголовного дела.
На основании изложенного и в связи с тем, что основанием для возбуждения уголовного дела указано несуществующее и отсутствующее в материалах дела заявление от ___________ года незаконно само постановление о возбуждении уголовного дела от ____________ года.

Поскольку, основанием для возбуждения данной категории дел-дел частно — публичного обвинения — является заявление потерпевшей согласно ст. 20 ч.3 УПК РФ.

Заявления, на основании которого возбуждено уголовное дело, от __________ года не имеется. ___________ подтвердила, что писала только одно заявление от __________ года, которое имеется в материалах дела.
Анализируя другие доказательства по делу хочу обратить внимание на показания самой потерпевшей, которая местами обстоятельства в деталях помнит, а где ее поведение выглядит в не очень приглядно она не помнит.

Из показаний _____________ и ______________ следует, что они добровольно по своему желанию встретились с подсудимым, добровольно ездили с ними по городу, заезжали в кафе, на квартиру, в дом в поселке _____________, а далее в гостиницу « Граф и к некой женщине, у которой они проживали почти две недели.
Показания моего подзащитного полностью подтвердили свидетели __________, _______________ и в части, сама потерпевшая, показав, что она имела возможность уйти, ребята уходили на некоторое время из дома, оставив их одних, о том, что она _______________ об изнасиловании не говорила на протяжении всего периода пребывания в городе Махачкале до _____________ года.
Не нашли в суде подтверждения и доводы ____________ и о том, что она не могла связаться со своими родными и не могла поехать в Буйнакск из-за отсутствия денег.
Из материалов дела и показаний свидетелей (родителей ) было установлено, что ___________ при себе имела ___-___ рублей, взяла у ___________ ___ рублей перед отъездом и работники милиции дали им ___ рублей __________. На эти деньги и ______________ и ______________, при желании, имели возможность выехать в г.______________, тем более, что они были на автостанции.
Из расшифровки телефонных звонков следует, что _____________ и ___________ с кем они хотели связываться находили возможность связаться.

Так от таксиста производился звонок на телефон _____________, когда они уточняли адрес квартиры ____________. ______________ перезванивал на этот телефон для связи с девочками А впоследующем, как усматривается из расшифровки, повторно звонил таксисту для того, чтобы уточнить довез ли он девочек до ______________ и нашел ли квартиру ____________.

Сомнительно то, что девочки ищут поддержки у насильников, у них же спрашивают, куда пойти ночевать, хотят пойти ночевать в ту же квартиру, где ранее они были изнасилованы, в квартиру ______________.
Им бы далеко от насильников держаться, а они их и в ____________ достают и вслед им звонят, для решения своих проблем.
Показания моего подзащитного последовательны и согласуются с другими доказательствами защиты.
Еще до возбуждения уголовного дела после получения заявления __________ и _______________ и ___________ были допрошены и давали такие же показания, как и в суде.

Более того, ____________ после получения информации о месте нахождении _______________ и ___________ написал рапорт на имя Начальника Буйнакского РОВД, чтобы опросили людей, которые располагают сведениями.
Действия _______________ и ____________ которые пошли искать девочек, перезванивали к таксисту, говорили им адрес квартиры, свидетельствуют именно о том, что в своих действиях противоправного они не усматривали.

Анализируя обстоятельства, произошедшего на квартире ___________, можно лишь прийти к тому, что в квартире общались между собой, на несколько минут оставались один на один, никто никаких криков не слышал, ___________ не кричала, на помощь не звала, хотя дверь дома была открытой, а до ворот дома 1, 5 -2 метра от комнаты, никому о том, что ее изнасиловали не говорила до того, как ее насильно не привезли __________ года домой (даже по дороге этой мысли у нее не возникло пока родители не заставили пройти экспертизу медицинскую.), каких –либо следов насилия в квартире не было, как и изнасилования. Этих признаков не видели и впоследующем, в частности в доме в ___________, в гостинице «__________ «, данных свидетельствующих об обратном нет, кроме показаний потерпевшей о том, что шов на молнии порвался.

Юбка не была осмотрена и чем либо подтвердить указанное сторона обвинения не смогла
По закону все сомнения толкуются в пользу подсудимого.
Из истории ____________ следует, что на протяжении 3-х дней она общалась с большим количеством людей, в том числе с работниками милиции, проходили через посты Гаи, проводили время с работниками милиции, общались в гостинице « ________ « с администратором , которая им помогла, однако странно, что ___________ не обмолвилась ни разу о том, что хочет домой или о том, что ее кто то насиловал, а напротив, зная для чего, пошла в дом к женщине и жила там 2 недели, понимая чем занимается.
Вызывают сомнение показания _____________ и судя и по ее поведению в день их обнаружения на пляже в г.____________ __________ года.
Сама ______________ не отрицала, что бежала и вырывалась от _______________ и др.

когда они хотели их забрать домой, а также подтвердила что ___________ звонила ее отцу и передавала ей трубку. но при этом уточнила, что трубку ___________ отключала.

Зачем ______________ звонить ее отцу, если та не сопротивлялась и какой смысл ______________ отключать телефон позвонив ее отцу. При этом ____________ и _____________ показали, что признаков болезни на пляже ___________ __________ не обнаруживала, на ногах стояла твердо и все понимала, отдавала отчет своим действиям.

Они не смогли забрать ____________ и держали ее до приезда дяди , которому и вручили ее.
Законный представитель потерпевшей эти обстоятельства подтвердил, выразив благодарность за то, что удержали и не отпустили.
Можно ли при этом верить показаниям ___________, что она хотела вернуться домой , но из-за моего подзащитного была лишена этой возможности.
В деле имеются данные о том, что до ____________ года их видели на дискотеке « Бессонница «, эти сведения отражены и в милицейском ответе.
Единственное доказательство вины моего подзащитного в совершении преступления – показания потерпевшей не выдерживают критики, противоречат обстоятельствам дела и материалам дела, несостоятельны, частью нелогичны.

В качестве доказательства вины моего подзащитного стороной обвинения представлены показания свидетелей. которые передают услышанное от ___________, что приходили некие люди и признавали вину моего подзащитного и свидетели , которые сами видели этих самих лиц, признававших вину моего подзащитного.

Однако, ни одного свидетеля, который приходил к ___________ и признавал вину ___________ органами следствия и в стороной обвинения в суде не были представлены. Таким образом, источник информации о признании вины __________ назван не был.

Никому и никогда ___________ своей вины в совершении изнасилования и самого факта изнасилования не признавал и об этом не говорил. Следовательно.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17.05.2016 N 81-О16-2

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 17 мая 2016 г. N 81-О16-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Иванова Г.П., судей Боровикова В.П., Ермолаевой Т.А.,

с участием осужденного Ишова Б.Ш., адвоката Альянова А.В., переводчика Э. прокурора Кечиной И.А. при секретаре Щукиной Ю.В. рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление прокурора Кемеровской области Халезина А.П. и жалобу осужденного Ишова Б.Ш. на приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2008 года, которым

ИШОВ Б.Ш., судимый Рудничным районным судом г. Прокопьевска Кемеровской области по ч. 3 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы (наказание не отбыто в связи с тем, что осужденный скрылся),

осужден по ч. 3 ст. 30 и п. п. “а”, “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединено наказание, не отбытое по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года, и по совокупности приговоров окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Приговором разрешены гражданские иски и определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденного Ишова Б.Ш. и адвоката Альянова А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы и возражавших против доводов кассационного представления, выступление прокурора Кечиной И.А., не поддержавшей кассационное представление и полагавшей, что приговор следует оставить без изменения, Судебная коллегия

согласно приговору Ишов Б.Ш. осужден за убийство С. и покушение на убийство С., Ш., П. и А., совершенные на почве личных неприязненных отношений 10 ноября 2007 г. в селе района области при указанных в приговоре обстоятельствах.

Покушение на убийство 4-х человек совершено общеопасным способом, однако преступление не доведено до конца ввиду того, что потерпевшие оказали активное сопротивление осужденному, а впоследствии потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

В кассационном представлении прокурор Кемеровской области Халезин А.П. ставит вопрос об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, сославшись при этом на то, что в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора при квалификации действий Ишова Б.Ш. по ч. 3 ст. 30 и п. п. “а”, “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ суд не указал на все обстоятельства, в силу которых не было доведено до конца преступление (отсутствует ссылка на своевременное оказание медицинской помощи потерпевшим). По мнению автора кассационного представления, в приговоре суд допустил противоречивые формулировки.

В приговоре суд, ссылаясь на показания свидетелей М. и С. указал, что Ишов Б.Ш. произвел выстрелы в ограниченном пространстве при скоплении людей. Одновременно, приводя показания М., суд делает вывод, что Ишов Б.Ш. стрелял в потерпевших целенаправленно. Подобные формулировки ставят под сомнение обоснованность вывода суда о совершении покушения на убийство 4-х человек общеопасным способом.

Кроме того, в кассационном представлении речь идет о несоблюдении судом требований ч. 3 ст. 60 УК РФ и ст. 68 и 307 п. п. 3 и 4 УПК РФ.

При назначении наказания суд не признал в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, наличие в действиях Ишова Б.Ш. особо опасного рецидива.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ишов Б.Ш. просит изменить приговор, переквалифицировать его действия и снизить срок назначенного наказания.

Излагая обстоятельства, имевшие место, по его мнению, осужденный утверждает, что он оборонялся от напавших на него потерпевших.

При этом он указывает на то, что потерпевшего С. доставили в больницу по прошествии определенного времени, врачи отказались оказывать потерпевшему медицинскую помощь, в связи с чем последний скончался от потери крови, орудие преступления не обнаружено, в ходе его задержания и при его ознакомлении с материалами уголовного дела при выполнении требований ст. 217 УПК РФ ему не предоставили адвоката, на тот период у него отсутствовал переводчик, которого предоставили ему лишь в судебном заседании (он плохо понимает русский язык, хотя в г. прожил более 12-ти лет).

Вместе с тем осужденный указывает на наличие противоречий в приговоре.

Согласно протоколу осмотра от 13 ноября 2007 г. были обнаружены 2 пули диаметром 7,7 мм, которые не деформированы (т. 1 л.д. 241). В то же время в заключении эксперта N 1/883 от 26 ноября 2007 г. речь идет об обнаружении 2-х пуль, являющихся частями снаряжения 7,62 мм патронов к российскому револьверу образца 1895 г.

Осужденный также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Ишов Б.Ш. обращает внимание на то, что в нарушение ч. 3 ст. 18 УПК РФ в ходе предварительного следствия не были переведены на его родной (узбекский) язык протокол о его задержании, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого, постановление о заключении его под стражу, копия обвинительного заключения.

Также не вручили ему на узбекском языке копию приговора и копию кассационного определения.

Он считает, суд должен был допросить свидетелей Л., Р., В., Ф., Ч., С., К., Х., Д., В., К. и П., показания которых имеют существенное значение для выводов суда.

Кроме того, он указал на то, что кассационное определение подписано одним судьей, в ходе ознакомления с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ следователь не разъяснил ему его процессуальные права, в силу чего суд первой инстанции обязан был возвратить дело прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ.

В дополнениях к кассационной жалобе осужденного Ишова Б.Ш. адвокат Альянов А.В. указал, что выводы суда о наличии у Ишова Б.Ш. умысла на убийство С. не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, смерть потерпевшего наступила в участковой больнице с. после причинения телесного повреждения С. “продолжал активную деятельность”, его смерть наступила от обильной кровопотери.

При назначении наказания суд не учел, что Ишов Б.Ш. раскаялся в содеянном, остался не выясненным вопрос о наличии у его подзащитного детей и престарелых родителей.

При таких обстоятельствах назначенное наказание нельзя считать справедливым.

Суд не принял во внимание различие в размерах пуль, указанных в протоколе осмотра (7,7 мм), и пуль, представленных для проведения экспертизы (7,62 мм), не выяснил причины, по которым осмотренные пули не были деформированы после выстрела, что свидетельствует о незаконности приговора (т. 1 л.д. 241, т. 2 л.д. 22 – 24).

Читайте также:  Возражение на исковое заявление о взыскании ущерба при ДТП

При назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ суд неправомерно полностью присоединил наказание, назначенное по предыдущему приговору.

По делу нет достоверных данных, свидетельствующих о том, что Ишов Б.Ш. скрывался от отбытия наказания. Он открыто посещал места массового скопления людей (кафе), занимался спортом в спортивном клубе, имел постоянное место жительства. При привлечении Г. и Г. в качестве переводчика (т. 1 л.д. 172, 177) следователь не удостоверился в том, что эти лица в достаточной степени владеют узбекским и русским языками для осуществления надлежащего перевода по уголовному делу.

Он также обращает внимание на то, что вначале указанные выше лица были допрошены в качестве свидетелей (т. 1 л.д. 170, 175), а затем они были допущены в качестве переводчика.

В дополнениях к кассационной жалобе ставится вопрос об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Глушакова Л.А. просит отменить приговор по доводам кассационного представления.

В возражениях на кассационное представление представитель потерпевших адвокат Наумова Е.Н. приводит суждения относительно несостоятельности позиции его автора. Она просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, а также возражения на них, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор в отношении Ишова Б.Ш. и исключить из него решение суда первой инстанции о совершении осужденным покушения на убийство 4-х человек общеопасным способом по следующим основаниям.

В приговоре суд указал, что “. Ишов Б.Ш., предварительно вооружившись револьвером системы наган, действуя умышленно, сознательно применяя такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен не только для потерпевших, но и для других лиц, находящихся в одном помещении с потерпевшими, . произвел из револьвера по одному выстрелу в каждого потерпевшего”.

Вместе с тем суд признал установленным, что когда подсудимый стрелял в С., П. то указанные потерпевшие схватились (была определенная очередность) за ствол револьвера, пытаясь отвести его в сторону, в результате чего им был причинен средний и легкий вред здоровью. При производстве выстрела в Ш. Ишов Б.Ш. причинил ему огнестрельное ранение в области левого тазобедренного сустава, которое квалифицируется как средний вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья. Когда он стрелял в А., то последний прикрыл свою голову правой рукой, в результате чего потерпевшему было причинено сквозное огнестрельное ранение в области правого локтевого сустава с открытым переломом верхней трети локтевой кости, который квалифицируется как средний вред здоровью по признаку длительного расстройства. Смерть потерпевших не наступила по не зависящим от воли Ишова Б.Ш. обстоятельствам, так как потерпевшие оказали активное сопротивление и потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

Изложенные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что Ишов Б.Ш. производил выстрелы с близкого расстояния, фактически потерпевшие и осужденный при производстве выстрелов находились рядом. Осужденный производил одиночные выстрелы – по одному выстрелу в каждого потерпевшего.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что при покушении на убийство 4-х человек Ишов Б.Ш. действовал общеопасным способом.

В остальной части приговор в отношении Ишова Б.Ш. Судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу – без удовлетворения.

Оснований, указанных в ст. 379 УПК РФ, влекущих отмену либо изменение приговора (за исключением внесенных выше изменений), не усматривается.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и подтверждаются исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, собранные доказательства в совокупности – достаточности для постановления оспариваемого обвинительного приговора.

Доводы кассационных представления и жалобы не основаны на фактических данных и законе.

По делу не допущено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

С момента задержания Ишов Б.Ш. был обеспечен квалифицированной юридической помощью, у него был защитник (т. 1 л.д. 186 – 191).

Положения ст. 18 УПК РФ соблюдены. В ходе предварительного следствия он сообщил о том, что разговаривает на русском языке нормально, но он плохо пишет и читает (т. 1 л.д. 188), в связи с чем ему был назначен переводчик.

Изначально, начиная с допроса в качестве подозреваемого, участвовал переводчик Г., а впоследствии – Г. (т. 1 л.д. 172, 173, 174, 177).

До назначения указанных выше лиц в качестве переводчика каждый из них был допрошен в качестве свидетеля (т. 1 л.д. 170, 171, 175 и 176), однако, как следует из протокола допроса, следователь выяснял у них информацию о том, где они проживали, обучались, владеют ли они русским и узбекским языками.

Они подтвердили, что указанными выше языками владеют в совершенстве. По фактическим обстоятельствам уголовного дела они не были допрошены.

Соответствующие следственные действия проводились с участием защитника и переводчика, которые также присутствовали при ознакомлении Ишова Б.Ш. с материалами уголовного дела в соответствии с правилами ст. 217 УПК РФ (т. 2 л.д. 128 – 135).

Необходимые процессуальные документы, в том числе и копия обвинительного заключения, были вручены Ишову Б.Ш. с переводом на родной язык (т. 2 л.д. 168).

Не основано на материалах дела утверждение осужденного о том, что при ознакомлении с делом следователь оказывал на него давление. На тот период Ишов Б.Ш. и его защитник не делали никаких заявлений по этому поводу.

Как следует из расписки (т. 3 л.д. 20), после направления дела в суд первой инстанции Ишов Б.Ш. в очередной раз был ознакомлен с материалами дела в присутствии переводчика Г.

Ни на чем не основан довод осужденного о заинтересованности следователя в исходе дела, которому никто не заявлял отвод. Предварительное расследование проведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Несостоятельным является утверждение Ишова Б.Ш. об оказании на свидетеля Г. давления, вследствие чего в суде он дал недостоверные показания.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 3 л.д. 52 – 54) в судебном заседании свидетель не заявлял о незаконном на него воздействии в ходе предварительного следствия и в судебном заседании.

Приведенные в приговоре доказательства опровергают доводы осужденного о том, что он действовал в состоянии необходимой обороны.

Как правильно установил суд, инициатором конфликта был Г. что происходило в присутствии Ишова Б.Ш.

Выйдя из кафе, Ишов Б.Ш. взял в автомобиле револьвер, после чего вернулся в кафе, где стал производить из револьвера выстрелы в потерпевших.

Когда кончились патроны, Ишов Б.Ш. достал нож и убил С.

Данные обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевших С., Ш., П., А., а также показаниями свидетелей и другими доказательствами, приведенными в приговоре, которым суд дал правильную оценку, и обоснованно отверг утверждение Ишова Б.Ш. о том, что он был избит потерпевшими.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы (т. 2 л.д. 5 – 7) непосредственной причиной смерти С. явилась обильная кровопотеря от колото-резаной раны, проникающей в забрюшинное пространство с повреждением нижней полой вены.

Характер повреждения и орудие преступления – нож – свидетельствуют о том, что умысел Ишова Б.Ш. был направлен на убийство данного потерпевшего. При этом не имеет никакого значения то обстоятельство, что С. скончался через несколько часов.

Суждения Ишова Б.Ш. и его защитника о наступлении смерти потерпевшего из-за несвоевременного оказания медицинской помощи носят произвольный характер.

Не влияет на законность приговора необнаружение орудий преступлений.

Приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что Ишов Б.Ш. совершил преступления с помощью револьвера, снаряженного патронами к револьверу наган образца 1895 года, и ножа.

Данное обстоятельство признал осужденный в ходе судебного разбирательства.

Отсутствуют противоречия относительно размера пуль, указанных в протоколе осмотра (т. 1 л.д. 241), и в заключении баллистической экспертизы (т. 2 л.д. 23, 24). В них идет речь о пулях, являющихся составной частью снаряжения к патрону калибра 7,62 мм.

Не соответствует действительности утверждение автора кассационного представления о неуказании в приговоре обстоятельств, в силу которых не было доведено до конца убийство 4-х человек.

При описании преступного деяния суд указал, что убийство 4-х человек не было доведено Ишовым Б.Ш. до конца по не зависящим от него обстоятельствам. Потерпевшие оказали активное сопротивление Ишову Б.Ш. и потерпевшим своевременно была оказана медицинская помощь.

Необоснованным является довод осужденного о том, что показания не допрошенных в суде свидетелей Л., Р., В., Ф., Ч., С., К.. Х., Д., В., К. и П. имеют существенное значение для выводов суда. В списке лиц, подлежащих вызову в суд, они не указаны.

Из протокола судебного заседания усматривается, что подсудимый и его защитник не ходатайствовали об их допросе в суде. Допрошенные в ходе предварительного следствия данные свидетели не были непосредственными очевидцами совершенных Ишовым Б.Ш. действий.

При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе наличие рецидива преступлений.

Суд обоснованно (с учетом обстоятельств дела) при назначении окончательного наказания по правилам ст. 70 УК РФ применил принцип полного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Согласно материалам уголовного дела Ишов Б.Ш. не явился в судебное заседание 20 сентября 2004 года, когда состоялось провозглашение приговора. Он скрылся и не отбывал наказание по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года.

Сторона защиты не представила в суд никаких данных о семейном положении осужденного, что она могла сделать с учетом принципа состязательности на любом этапе уголовного процесса.

Вместо соблюдения норм уголовно-процессуального закона осужденный и его защитник приводят несостоятельные доводы относительно нарушения положений ст. 60 УК РФ при назначении наказания.

Приговор соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

С учетом наличия в действиях осужденного особо опасного рецидива преступлений (п. “б” ч. 2 ст. 18 УК РФ) суд правильно определил вид колонии, в которой Ишов Б.Ш. должен отбывать наказание, что соответствует п. “г” ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Кемеровского областного суда от 29 мая 2008 года в отношении Ишова Б.Ш. изменить и исключить осуждение по ч. 3 ст. 30 и п. “е” ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Назначить Ишову Б.Ш. по ч. 3 ст. 30 и п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. “а” ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Ишову Б.Ш. 13 лет 6 месяцев лишения свободы.

К назначенному наказанию полностью присоединить наказание, не отбытое по приговору Рудничного районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 20 сентября 2004 года, и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров осужденному Ишову Б.Ш. окончательно назначить 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В остальной части приговор в отношении Ишова Б.Ш. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобу – без удовлетворения.

Возражение на кассационное представление по уголовному делу

В судебную коллегию по уголовным делам ВС РД

Адвоката КА « Юридический центр « _____________
– в интересах оправданного Советским федеральным
судом г.___________ _______________

ВОЗРАЖЕНИЕ
На кассационное представление и
Кассационную жалобу потерпевшей

На приговор Советского федерального суда г.___________, которым мой подзащитный оправдан, прокурором Советского района и потерпевшей по делу _______________ поданы жалоба и представление по тем основаниям, что приговор незаконен и выводы суда противоречат доказательствам имеющимся в деле.
Доводы жалобы и представления не состоятельны, жалоба и представление подлежат отклонению в виду того, что приговор вынесен при соблюдении норм процессуального и материального права.
В материалах дела, собранных до _____________ года, данные указывающие на совершение преступления отсутствуют, заявления потерпевшей от ___________ года и сведений о совершении преступления не имелось. Следовательно, указание в постановлении о том, что имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления не соответствует действительности.
Материалы поступившие и послужившие основанием для возбуждения уголовного дела не соответствуют требованиям закона. Процессуальные документы и объяснения собранные в рамках проверки сообщения об исчезновении __________ и об ее изнасиловании составлены датами либо до события (имело место __________ года ), либо взяты до подачи заявления об исчезновении и об изнасиловании.
Объяснения ____________, ____________, ____________, ____________ от ____________ года т.е, до подачи заявления ____________, объяснения _____________, _________________ от __________ г до события, объяснения __________ и _________ от ___________, _________________ до события.
Постановление о назначении мед-экспертизы составлено от ___________ года со ссылкой на заявление ______________, между тем, заявление ____________ об изнасиловании поступило в прокуратуру только __________ года, о чем имеется запись в регистрации и на заявлении. Кроме того, в судебном заседании свидетели и сама __________, ее законный представитель на мои неоднократные вопросы дали ответ, что ___________ года ___________ была найдена и в этот день в прокуратуру они не ходили, никаких бумаг с прокуратуры не брали, когда шли на экспертизу. Более того, никаких постановлений следователь прокуратуры на экспертизу направить не мог при отсутствии заявления __________. Т.е, постановление следователем вынесено с нарушением норм УПК РФ до поступления заявления, до возбуждения уголовного дела, а в рамках уголовного дела постановления о назначении мед-экспертизы. не выносилось.
Заключение эксперта от ___________ года также не может считаться допустимым доказательством, поскольку в установленном порядке не приобщено к материалам уголовного дела, если оно было проведено не в рамках уголовного дела и на основании незаконного процессуального документа-постановления следователя. Экспертиза проведена _____________ года на основании незаконного постановления следователя до подачи заявления _______________
Медицинскую экспертизу в рамках уголовного дела в отношении ____________ не провели, несмотря на то, что Прокуратура РД трижды давала об этом указания.
Следовательно, весь вышеприведенный материал – объяснения, постановление о назначении экспертизы от ____________ года. заключение мед. эксперта от ___________ года не могли быть достаточными данными для возбуждения уголовного дела.
На основании изложенного и в связи с тем, что основанием для возбуждения уголовного дела указано несуществующее и отсутствующее в материалах дела заявление от ___________ года незаконно само постановление о возбуждении уголовного дела от ____________ года. Поскольку, основанием для возбуждения данной категории дел-дел частно – публичного обвинения – является заявление потерпевшей согласно ст. 20 ч.3 УПК РФ. Заявления, на основании которого возбуждено уголовное дело, от __________ года не имеется. ___________ подтвердила, что писала только одно заявление от __________ года, которое имеется в материалах дела.
Анализируя другие доказательства по делу хочу обратить внимание на показания самой потерпевшей, которая местами обстоятельства в деталях помнит, а где ее поведение выглядит в не очень приглядно она не помнит. Из показаний _____________ и ______________ следует, что они добровольно по своему желанию встретились с подсудимым, добровольно ездили с ними по городу, заезжали в кафе, на квартиру, в дом в поселке _____________, а далее в гостиницу « Граф и к некой женщине, у которой они проживали почти две недели.
Показания моего подзащитного полностью подтвердили свидетели __________, _______________ и в части, сама потерпевшая, показав, что она имела возможность уйти, ребята уходили на некоторое время из дома, оставив их одних, о том, что она _______________ об изнасиловании не говорила на протяжении всего периода пребывания в городе Махачкале до _____________ года.
Не нашли в суде подтверждения и доводы ____________ и о том, что она не могла связаться со своими родными и не могла поехать в Буйнакск из-за отсутствия денег.
Из материалов дела и показаний свидетелей (родителей ) было установлено, что ___________ при себе имела ___-___ рублей, взяла у ___________ ___ рублей перед отъездом и работники милиции дали им ___ рублей __________. На эти деньги и ______________ и ______________, при желании, имели возможность выехать в г.______________, тем более, что они были на автостанции.
Из расшифровки телефонных звонков следует, что _____________ и ___________ с кем они хотели связываться находили возможность связаться. Так от таксиста производился звонок на телефон _____________, когда они уточняли адрес квартиры ____________. ______________ перезванивал на этот телефон для связи с девочками А впоследующем, как усматривается из расшифровки, повторно звонил таксисту для того, чтобы уточнить довез ли он девочек до ______________ и нашел ли квартиру ____________. Сомнительно то, что девочки ищут поддержки у насильников, у них же спрашивают, куда пойти ночевать, хотят пойти ночевать в ту же квартиру, где ранее они были изнасилованы, в квартиру ______________.
Им бы далеко от насильников держаться, а они их и в ____________ достают и вслед им звонят, для решения своих проблем.
Показания моего подзащитного последовательны и согласуются с другими доказательствами защиты.
Еще до возбуждения уголовного дела после получения заявления __________ и _______________ и ___________ были допрошены и давали такие же показания, как и в суде. Более того, ____________ после получения информации о месте нахождении _______________ и ___________ написал рапорт на имя Начальника Буйнакского РОВД, чтобы опросили людей, которые располагают сведениями.
Действия _______________ и ____________ которые пошли искать девочек, перезванивали к таксисту, говорили им адрес квартиры, свидетельствуют именно о том, что в своих действиях противоправного они не усматривали.
Анализируя обстоятельства, произошедшего на квартире ___________, можно лишь прийти к тому, что в квартире общались между собой, на несколько минут оставались один на один, никто никаких криков не слышал, ___________ не кричала, на помощь не звала, хотя дверь дома была открытой, а до ворот дома 1, 5 -2 метра от комнаты, никому о том, что ее изнасиловали не говорила до того, как ее насильно не привезли __________ года домой (даже по дороге этой мысли у нее не возникло пока родители не заставили пройти экспертизу медицинскую.), каких –либо следов насилия в квартире не было, как и изнасилования. Этих признаков не видели и впоследующем, в частности в доме в ___________, в гостинице «__________ «, данных свидетельствующих об обратном нет, кроме показаний потерпевшей о том, что шов на молнии порвался. Юбка не была осмотрена и чем либо подтвердить указанное сторона обвинения не смогла
По закону все сомнения толкуются в пользу подсудимого.
Из истории ____________ следует, что на протяжении 3-х дней она общалась с большим количеством людей, в том числе с работниками милиции, проходили через посты Гаи, проводили время с работниками милиции, общались в гостинице « ________ « с администратором , которая им помогла, однако странно, что ___________ не обмолвилась ни разу о том, что хочет домой или о том, что ее кто то насиловал, а напротив, зная для чего, пошла в дом к женщине и жила там 2 недели, понимая чем занимается.
Вызывают сомнение показания _____________ и судя и по ее поведению в день их обнаружения на пляже в г.____________ __________ года.
Сама ______________ не отрицала, что бежала и вырывалась от _______________ и др. когда они хотели их забрать домой, а также подтвердила что ___________ звонила ее отцу и передавала ей трубку. но при этом уточнила, что трубку ___________ отключала. Зачем ______________ звонить ее отцу, если та не сопротивлялась и какой смысл ______________ отключать телефон позвонив ее отцу. При этом ____________ и _____________ показали, что признаков болезни на пляже ___________ __________ не обнаруживала, на ногах стояла твердо и все понимала, отдавала отчет своим действиям. Они не смогли забрать ____________ и держали ее до приезда дяди , которому и вручили ее.
Законный представитель потерпевшей эти обстоятельства подтвердил, выразив благодарность за то, что удержали и не отпустили.
Можно ли при этом верить показаниям ___________, что она хотела вернуться домой , но из-за моего подзащитного была лишена этой возможности.
В деле имеются данные о том, что до ____________ года их видели на дискотеке « Бессонница «, эти сведения отражены и в милицейском ответе.
Единственное доказательство вины моего подзащитного в совершении преступления – показания потерпевшей не выдерживают критики, противоречат обстоятельствам дела и материалам дела, несостоятельны, частью нелогичны.
В качестве доказательства вины моего подзащитного стороной обвинения представлены показания свидетелей. которые передают услышанное от ___________, что приходили некие люди и признавали вину моего подзащитного и свидетели , которые сами видели этих самих лиц, признававших вину моего подзащитного. Однако, ни одного свидетеля, который приходил к ___________ и признавал вину ___________ органами следствия и в стороной обвинения в суде не были представлены. Таким образом, источник информации о признании вины __________ назван не был. Никому и никогда ___________ своей вины в совершении изнасилования и самого факта изнасилования не признавал и об этом не говорил. Следовательно. никто его вину признавать и не мог. он их на это не уполномочивал.
Отец или родственники ____________ его вину признавать не могут и таких показаний что он им подобное говорил не было добыто в ходе судебного заседания. Таким образом, показания этой массы людей, которые что-то слышали от кого-то, даже косвенными доказательствами называть нельзя.
Из изложенного следует. что достоверных доказательств совершения преступления моим подзащитным в деле нет.
В деле имеется постановление о прекращении уголовного преследования от ____________ года по заявлению ____________ на ___________ об изнасиловании.
Примечательно то, что ___________ предъявляла этому же ___________, как и моему подзащитному обвинение в совершении изнасилования в гостинице « ________ « _________ года, при этом доказательства были те же.
Однако, органы следствия посчитали недостаточными доказательства-показания потерпевшей и уголовное преследование при аналогичной ситуации прекратили. В отношении же моего подзащитного единственных показаний потерпевшей оказалось достаточным для привлечения лица к уголовной ответственности.
Считаю, что суд детально проанализировал все доказательства, представленные как стороной защиты, так и стороной обвинения и обоснованно пришел к выводу об отсутствии в деле доказательств вины моего подзащитного в совершении преступления в отношении _____________
В кассационной жалобе потерпевших и касс представлении прокурора отсутствуют доводы, которые могли бы послужить основанием для отмены оправдательного приговора суда первой инстанции.
В жалобе и представлении не указано, какие нормы процессуального и материального права нарушены судом.

Читайте также:  Возражение на исковое заявление в арбитражный суд

Приговор Советского федерального суда оставить без изменения, кассационную жалобу и кассационное представление прокурора отклонить.

Возражения на кассационное представление по делу Романа Замураева

Судебная коллегия по уголовным делам

Костромского областного суда

от Замураева Романа Владимировича

Возражения на кассационное представление

прокурора по делу Замураева Р.В.

Ознакомившись с кассационным представлением прокурора Подтурова И.К. по своему делу, в соответствии со ст. 358 УПК РФ, представляю свои возражения.

Считаю, что доводы кассационного представления несостоятельны по следующим причинам:

1) В Кассационном представлении Гособвинителя извращены «до наоборот» принципы судопроизводства – наличие действия, запрещенного законом под угрозой наказания («возбуждение социальной вражды», ст. 282 ч.1 УК РФ), установленное в гражданском процессе Адлерским районным судом, Государственным обвинителем представляется в качестве преюдициального обстоятельства для уголовного дела, рассмотренного Свердловским районным судом г.Костромы.

Но Закон указывает обратное.

Статья 61.4 ГПК РФ: «Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом».

Таким образом, вступивший в силу приговор Свердловского суда г. Костромы будет преюдициальным обстоятельством для отмены решения Адлерского районного суда, и представлять это решение в качестве доказательства по данному делу, это извращать основы уголовного судопроизводства.

2) Обвинитель приводит в качестве доказательства«заключение специалиста – справка об исследовании № 17/6520 от 10 .01.2007, согласно которой в тексте материала «Ты избрал – тебе судить!» имеются высказывания, являющиеся призывами к осуществлению каких-либо насильственных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы, к осуществлению экстремистской деятельности, а также слова, возбуждающие социальную вражду либо рознь». Но сам специалист предостерегал суд в Адлере от использования его справки в качестве доказательства, вписав в своей Справке под этими выводами: «Для более подробного исследования и детального анализа содержания информационного материала требуется назначение и проведение судебной лингвистической экспертизы». Такая экспертиза судом в Адлере назначена не была, тем не менее, Гособвинитель считает эту справку доказательством.

3) 15 Июня 2010 года Пленум Верховного Суда принял Постановление № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»». И в пункте 28 Пленум в очередной раз указал: «Выясняя вопрос о том, имеет ли место злоупотребление свободой массовой информации, суду следует учитывать не только использованные в статье, теле- или радиопрограмме слова и выражения (формулировки), но и контекст, в котором они были сделаны».

В нарушение указаний Верховного суда, ни прокуратура Краснодарского края, ни Гособвинитель по данному делу не ставили перед экспертами-лингвистами вопросов о контексте рассмотренного материала, требуя от них выискивать отдельные «крамольные» слова и выражения без установления цели, с которой эти слова были написаны.

4) Вопросы осуществления экстремистской деятельности, возбуждения социальной вражды, пропаганды, не являются вопросами, изучаемыми наукой лингвистикой, это вопросы права, а отвечать на них может только суд, а не лингвист. Ответы лингвистов на эти вопросы являются заведомо недопустимыми доказательствами, тем не менее, Гособвинитель убеждает суд кассационной инстанции: «Указанные выводы экспертов являются обоснованными и сомнений не вызывают, поскольку они согласуются и между собой и с приведенными выше доказательствами».

5) Суд установил, что «социальная группа предполагает наличие внутренней организации, общие цели деятельности, формы социального контроля, определенную сплоченность, общность интересов». Это определение суда соответствует определению, даваемому Новейшим философским словарем: «СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА – любая относительно устойчивая совокупность людей, находящихся во взаимодействии и объединенных общими интересами и целями».

Гособвинитель подменяет понятие «наличие» общих интересов, понятием «отсутствие» общих интересов, а отсутствие общего интереса, предложил суду считать наличием этого общего интереса. И с помощью этих логических вывертов, за отсутствие у граждан интереса вступать в АВН, зачисляет этих граждан в выдуманную Гособвинителем социальную группу. Но при таком извращении логики получается, что и граждане, у которых отсутствует интерес смотреть фильмы Никиты Михалкова, и граждане, у которых отсутствует интерес собирать грибы, это тоже социальные группы. Таким легким движением ума, философское понятие «социальная группа» легко превращается в непонятно что.

Суд совершенно правильно установил, что граждане, всего лишь не имеющие интереса вступать в АВН, социальной группой не являются.

6) Точно так же, суд абсолютно правильно установил, что государственные служащие не могут быть социальной группой.

Они поступают на государственную службу не для удовлетворения личных или общих интересов, а для исполнения государственных обязанностей! Интересы и обязанности это очень разные понятия. Государственные служащие, которые реализуют в рамках государственной должности не служебные обязанности – не интересы службы, а любого личные или общественные интересы, совершают деяние, запрещенное статьей 285 Уголовного кодекса под угрозой наказания. Вне своих должностей, они могут реализовать какие угодно совместные интересы, но как государственным служащим, им это запрещено законом, и в этом статусе они могут реализовать только служебные обязанности!

Потом, а как они в рамках государственной службы организованы для реализации своих интересов? Ведь такое объединение и организация обязательны для того, чтобы люди считались социальной группой. По приказу президента или своих начальников выходят на забастовку с требованием повысить зарплату?

Государственные служащие не могут быть социальной группой по определению.

7) Таким образом, суд абсолютно правильно установил, что в данном деле отсутствует объектпреступления, следовательно, отсутствует состав преступления: «При таких обстоятельствах, суд считает, что в действиях Замураева Р.В. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.282 ч.1 УК РФ»

Мало этого, суд установил, что в данном деле отсутствует и событие преступления, поскольку инкриминируемое подсудимому деяние могло бы быть всего лишь административным правонарушением: «В соответствии со ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» на территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, производство, хранение или распространение экстремистских материалов является правонарушением и влечет за собой ответственность».

Но и признаков административного правонарушения в действиях подсудимого суд не установил, поскольку: «Такая ответственность прямо предусмотрена ст. 20.29 Кодексом об Административных правонарушениях РФ, которая, что следует отметить, предусматривает административную ответственность лишь за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения. В массовом распространении экстремистских материалов Замураев Р.В. не обвиняется».

В связи с этим удивляет заявление Государственного обвинителя: «…приговор суда не соответствует также и требованиям, предъявляемым к описательно-мотивировочной части оправдательного приговора, установленные ст. 305 УПК РФ. Так, в приговоре не отражены обстоятельства уголовного дела, установленные судом. Не указаны в должной мере основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие».

Если таких оснований, как отсутствие события преступления и отсутствие состава преступления, для Гособвинителя мало, то ему следовало указать, какие еще основания требуются для оправдательного приговора? И почему Гособвинитель не указал доказательства, подтверждающие это его желание дополнительных оснований?

8) Гособвинителем в должной мере не были проанализированы представленные стороной защиты следующие доказательства: заключение экспертов ФСБ РФ от 20.06.2008 года по делу №2-238/15 и от 15.12.2008 года; экспертное заключение депутата Государственной думы четвертого созыва А.Н. Савельева №САН-950 от 31.08.2006 года; решение от 1 марта 2007 года Ленинского районного суда г. Курска, свидетельствующие в совокупности о том, что в тексте статьи «Ты избрал – тебе судить!», информации, направленной на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе не имеется.

9) Также Гособвинитель не учел заключение экспертов Центра специальной техники института криминалистики ФСБ РФ №3/422 от 02 сентября 2010 года, согласно которому в представленном информационном материале «Ты избрал – тебе судить!» не имеется слов, выражений или высказываний, содержащих негативные оценки в адрес какой-либо социальной группы по сравнению с другими категориями; не имеется высказываний, содержащих резкую негативную оценку или выражающих неприязненное, враждебное отношение по отношению не к отдельным представителям, а ко всей социальной группе; не имеется высказываний, содержащих пропаганду неполноценности граждан какой-либо социальной группы по сравнению с другой социальной группой; не содержится призывов к осуществлению каких-либо враждебных действий по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не имеется высказываний уничижительного характера по отношению к лицам какой-либо социальной группы; не содержится высказываний побудительного характера или фраз в форме директивного предписания к действиям в пользу одной социальной группы за счет другой; не содержится призывов к враждебным или насильственным действиям в отношении лиц определенной социальной группы; использованные в представленном информационном материале словесные средства не выражают унизительных характеристик, отрицательных эмоциональных слов и негативных установок в отношении какой-либо социальной группы (какой именно) или отдельных лиц как ее представителей.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 378 УПК РФ

прошу:

в удовлетворении кассационного представления прокурора отказать, приговор Свердловского районного суда г. Костромы от 1 ноября 2010 года оставить без изменения.

Ссылка на основную публикацию